Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Неталантливые

11.12.2003, 20:08

Я говорил с Оливеро Тоскани. Он гениальный фотограф и рекламщик. Он сумасшедший человек. Он придумал рекламную кампанию United colors of Benetton. Может быть, помните? Фотографии обнимающихся молодых людей с разным цветом кожи. Черная женщина подносит к груди белого младенца. Он работал на компанию «Бенеттон» почти пятнадцать лет, и за эти годы продажи компании выросли в двадцать раз.

Это были пронзительные фотографии. Он выдумывал их и ждал, что вот-вот случится чудо. Что люди увидят эту черную женщину, которая подносит к груди необъяснимого белого младенца, одумаются вдруг и станут наконец жить как братья.

И люди, когда смотрели на эти фотографии, их цепляло. Они смотрели на черную женщину, которая подносит к груди белого младенца, и понимали, что мир требует немедленного изменения. А потом они шли и покупал себе новый свитер в магазине «Бенеттон». Они не умели жить как братья. Они умели покупать свитера.

Оливеро Тоскани сказал мне: «Это только политики ищут консенсус. Художник не ищет консенсуса. Художник, наоборот, ищет драматизм».

Как раз шла предвыборная кампания, и Оливеро Тоскани, приехав в Москву, гоготал над нашими предвыборными плакатами на улицах. Он говорил: «Я не знаю, что написано на этом зеленом плакате, где дядька со скучной рожей и нарисовано яблоко, но я понимаю, что это бездарная реклама». Я рассказал ему, что на плакате написано «Россия победит коррупцию», и он гоготал еще больше, потому что бездарнее некуда.

Он спрашивал, почему одни плакаты рекламируют цифру «2», а другие — «20». И я объяснял ему, что «20» — это номер партии власти в избирательном бюллетене, а «2» — это в том же бюллетене номер оппозиционной партии СПС.

Он сказал, что власть может позволить себе быть бездарной, а оппозиция не может.

За всю предвыборную кампанию оппозиционными партиями не было придумано ни одного талантливого хода. Они часто говорили правильные вещи, но бездарно. Разве что Борис Немцов пытался рвануть инкогнито в Белоруссию, но не придумал толком зачем и что потом. И получилось, как получаются стихи у начинающих поэтов – первая строчка вдохновенная и талантливая, все остальные единственно для того и существуют, что нельзя назвать одну строчку стихотворением.

Они занимаются политикой, как гимназистки пишут стихи: «любовь, кровь, вновь, луна, одна…».

Оливеро Тоскани раскрыл мне тайну. Он сказал: «Надо обязательно проводить маркетинговые исследования и фокус-группы, а потом надо взять результат фокус-группы и сделать все наоборот».

Анатолий Чубайс боялся вносить себя в список СПС, потому что, дескать, у избирателя на Чубайса аллергия, а надо было ставить себя первым номером, и тогда избиратель понял бы, что последний парад наступает. Анатолий Чубайс полемизировал с Дмитрием Рогозиным и называл Дмитрия Рогозина коричневой чумой, а надо было всякий раз при встрече Дмитрия Рогозина не узнавать и спрашивать, кто этот юноша. Мне, конечно, легко сейчас говорить.

На плакатах Григория Явлинского не надо было писать эту жизнеутверждающую шнягу про то, что Россия победит коррупцию. Надо было сфотографировать своих депутатов и написать «Помогите! Нас повесят на столбах». Мне, конечно, легко сейчас говорить.

Но вот правые объединяются. Они создают в Думе лилипутскую фракцию во главе с депутатом Рыжковым. Они наконец преодолели непримиримые свои противоречия, которым даже и перед выборами была грош цена. Они создают партию, которая будет противостоять захлестывающему страну фашизму.

А я вот думаю: если два бездарных поэта попытаются написать стихотворение вместе, разве же получится талантливое стихотворение?

Надо перестать бояться. Надо перестать заискивать перед президентом. Надо плюнуть народу в лицо, народ это любит. Надо сделать все то, чего, согласно фокус-группам, нельзя делать ни в коем случае. Надо, чтобы чеченская женщина подносила к груди русского ребенка. Надо, чтобы скинхед покупал на рынке фрукты у азербайджанца. Надо, чтобы нищая бабушка ночью на мордовском большаке выставляла на окно молоко и хлеб – для беглого каторжника — бывшего олигарха.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»