Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Великая колбаса стабильности

11.05.2012, 18:38

Наталия Осс о России глазами европейского обывателя

Сытость в обмен на власть, стабильность вместо гражданских прав — так вроде бы формулировался общественный договор, который был расторгнут 4 декабря, 4 марта, 6 мая или будет расторгнут в любой другой день, который еще настанет.

Если кто-то менял достоинство на колбасу (хотя я лично таких не знаю), то хорошо бы взвесить, от какой такой колбасы сытые и рассерженные готовы теперь отказаться. Да и знает ли кто-нибудь кроме нескольких тысяч бенефициаров власти вкус той колбасы?

Можно ли с уверенностью сказать, что это колбаса, а не что-то другое? Хочется уже поспорить с теми, кто попрекает протестующих куском, отрезанным всем и каждому от великой колбасы путинской стабильности.

Совершенно аполитично съехав из Москвы на праздники, я пожила жизнью простого европейского человека. То есть отправилась в места, где вот уже много веков в атмосфере полной бездуховности люди пользуются всеми преимуществами колбасы. Которая почему-то никак не отменяет их гражданских прав. А некоторые вообще думают, что колбаса и права как-то связаны между собой. Так вот, могу доложить со всей ответственностью: стабильность, которую мы принимали за потребительский оргазм и праздновали 12 лет, на деле даже не астма.

Колбаса по-европейски на вкус совершенно иная. Ну посудите сами: дороги хорошие. Но и их зачем-то ремонтируют.

Когда ремонтируют, в узком опасном место стоит ярко одетый человек и заботливо указывает: объезжай, мил человек, и будь осторожен, slowly. Или вот авария, не дай бог. Опять служивый человек появляется поблизости и тебе, как родному, осторожненько, ручками, показывает, как лучше и аккуратнее отрулить. Указатели яркие, развешаны в нужных местах, только дурак ошибется. Гаишников не видать. Вместо них видеокамеры и знак, недвусмысленно указывающий: «здесь опасно, дорогой, поэтому не больше 65, мы снимаем тебя». А нарушишь — up to you, оштрафуем.

Или, например, еда. Еда — вы удивитесь — вкусная и здоровая. Есть, конечно, синтетические йогурты, хранящиеся по несколько месяцев, для особенных эстетов, но в основном все только что бегало. Курицы не резиновые и не воняют рыбой. Рыба, в свою очередь, пахнет рыбой, а не гнилью. Овощи и фрукты непристойно дешевы. Даже стыдно написать — почем. Ценник такой, что даже старушка с ее нищенской российской пенсией могла бы питаться клубникой с рынка. Я сама не верила, когда мне друзья говорили, что на $150 можно купить гору еды для всей семьи на неделю. Еды, которую можно есть. И давать детям.

С одеждой тоже понятно. Тот, кто хоть раз был в европейских, да хоть азиатских магазинах, в российских разве что смеется.

Но я зашла поглубже. Если уж забралась в европейскую глубинку, так надо исследовать быт аборигенов. Придорожный мебельный магазин. Не бутик в центре столицы стабильности, а просто так магазин, для среднестатистических обывателей, у которых есть квартира или дом. Вот для столовой, вот для спальни, а это уличная мебель, шезлонги, тенты. Вам в каком стиле — классика, современность, кантри, китч или просто плюшевое «мимими»? И когда? Прямо сейчас? Доставить куда? Доставка входит в цену, да. И сборка тоже. Смотрю на ценники, пересчитываю в рубли. И ничего не понимаю. Позвольте, но как же так?! Это, правда, столько стоит, что ли? Вот эту картинку из модного интерьерного журнала по цене шведского мебельного масс-маркета можно забрать домой прямо сейчас?

Нет, я знала, конечно, что в России торгуют по принципу «три конца». То есть 300% накрутки. Но я не знала, что на деле это 1000%. 10 концов. На порядок дороже, а не в разы.

Это что ж получается, то, что у нас ставят в особняки, в европах может купить себе обычный человек? Тут уже хотелось завыть от отчаяния, но я двинулась дальше. Изучать рынок бытовой техники. А у них как раз 1 Мая, тоже праздник. И по этому случаю скидки в течение недели. Минус 30% от обычной цены. На Рождество опять же сэйл. И вообще заходите, у нас часто акции бывают.

Я стала думать: контейнер, что ли, заказать и привезти все это в Россию? У меня отложенный спрос на несколько тонн карго, потому что не могу же я покупать предметы первой необходимости по цене бриллиантов, а тут прямо рай и сэйл. Но как привезти в Россию обычную подругину квартиру, которую она мне любезно уступила на праздники? Обычную — то есть полностью благоустроенную и готовую к проживанию в момент получения ключей. Стеклопакеты, душевые кабины, мраморные полы, встроенные шкафы, кондиционеры, кухонная мебель, бытовая техника, сейфовая дверь и вид на горы и море. И спутниковая тарелка на крыше, тоже установленная застройщиком. Ничего особенного, просто стандарт. По цене, сравнимой со скромной хижиной без удобств в дальнем Подмосковье.

Спрашиваю: а как с медициной? Ну с медициной-то наверняка все иначе? Дорого хоть? Все в мире должно быть гармонично. Скинут в одном месте — сдерут в другом. Отвечают: терпимо. Визит к частному врачу — порядка 2000 рублей в пересчете на стабильность. Но можно в государственную клинику. Там бесплатно, но придется в очереди посидеть.

А школа, образование? Не дашь ведь детям нормального образования в этой евродыре? Есть бесплатное, конечно. А хорошее очень дорого. Очень дорого — это лучшая английская школа в окрестностях, 150 тысяч рублей за полгода. Зато потом можно в любой европейский университет.

Расстроенная маркетингом чужой жизни, покатилась я обратно по чужой хорошей дороге, в чужой хороший дом, к чужому чистому морю. И думала о своей тяжкой обывательской доле. Здесь есть все, что я хочу, но не могу в России. Сколько бы я ни работала. Контейнер можно отправить, ОК, но среду обитания в Россию не вывезешь. Что толку в мягкой мебели, если у меня мягкое место не прикрыто — любой любитель шампанского со своей бутылкой вмиг разрушит мою любовно обустроенную евроиллюзию.

Изучая на практике чужую стабильность, я периодически натыкалась на любопытствующих граждан. Они интересовались: а что за строй у вас сейчас в России? Капитализм или что? Чем отличается жизнь в СССР от жизни в России? Хорош ли для русских Путин?

Последний вопрос задал владелец мебельного магазина, у которого очень много русских клиентов. Приезжают, покупают, обустраиваются. Количество этих клиентов, собственно, и дает ответ на вопрос, но хозяин, живущий в Европе, конечно, этого не понимает. Пришлось объяснить на примере его мебельного. Он обрадовался, когда решил, что понял ход моей мысли. «Чем лучше идет мой бизнес, тем больше я бы платил наверх?» — спросил он меня. «Нет, вы не поняли. Если у вас хороший бизнес, вы его отдадите тому, кто захочет, а будете сопротивляться — сядете». Он не понял. И, кажется, не поверил. Русские — они такие эмоциональные, они преувеличивают.

Да я и сама себе не верила, мурлыча, как кошка, в тепле этой самой чужой стабильности. В которой есть и кризис, и безработица, и забастовки, и высокие цены на бензин. Но, черт возьми, так, как живут среднестатистические обыватели, недовольные дороговизной, мигрантами, бездарным правительством, американцами, налогами, — так в России живут человек двадцать из моих знакомых. И это совсем не средний класс.

И уж совершенно невероятно из гнезда чужой стабильности смотрелись картинки стабильности родной: окровавленные лица, дубинки, ОМОН, мертвечина инаугурации и весь этот чудовищный имперский эстетический макабр, пощечина хорошему вкусу.

Путешествие по чужому контексту, оказывается, потрясающе прочищает мозги. Когда глядишь на российский госперформанс из обустроенного евромира — эскорт мотоциклистов, демонстрирующих чудеса синхронной езды, целование державных рук, играющие желваки властителя, караул по стойке «смирно», речи, ликование, проезд камеры в компьютерной графике, — поражаешься этой неловкой театральности.

Вот стеклопакеты или душевая кабина — вещь конкретная и полезная, пригодится, а сакральность державной власти — она мне в быту совершенно без надобности. И если честно, то она из Европы вообще смешна.

Какая позолота, какие орлы с гербами, если сортиры не чищены? Да и нет их, этих сортиров. Зато очень хорошо понятно, во что нам встает эта их сакральность и ее защита силами ОМОНа: она легко пересчитывается в метраж квартир, стоимость дорожного строительства и медицинские услуги. Все, что потрачено на компьютерную графику стабильности, могло быть пущено на обустройство комфортного государства. Для всех, а не для нескольких тысяч человек. Конечно, можно понять эти несколько тысяч: устроили себе жизнь как в Европе и даже лучше. Потому что в евромодели предполагается суд и закон, их мягкая мебель на прочном фундаменте стоит.

Милые европейские люди, выросшие в хорошем метраже, они как-то разумнее, толерантнее. И не воспринимают проигрыш на выборах как угрозу собственному уровню потребления.

Все-таки российское тиранство — оно от нищеты и не решенного вовремя квартирного вопроса. Детей надо воспитывать в чистоте и красоте, даже в позолоте можно. А в ожесточении бедности — неправильно, себе дороже выйдет.

В общем, дворцы — детям, больницы — старикам и инвалидам, работу — молодым, заботу — пожилым, эстетам — виды на леса-озера. И всем без исключения — гражданские права. Власть мы тоже не обидим — выделим ей хорошую благоустроенную конуру в дальнем Подмосковье, оборудованную интернетом и прочными стульями из пластика. Если будут к ней вопросы, мы по мейлу напишем. А из телевизора уйдите, пожалуйста. Да, и спасибо за колбасу — наелись.