Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Антиспорт-2008

01.08.2008, 13:02

Допинг — прямое и неизбежное следствие превращения спорта достижений в глобальный бизнес

Громкий предолимпийский скандал с участием шести российских легкоатлеток, у которых не совпали ДНК в анализах допинг-проб в 2007 и 2008-м году, — всего лишь очередная глава уже довольно долгой истории вырождения большого спорта в антиспорт. Причина в непреодолимом пока противоречии между желанием зрителей видеть все новые и новые рекорды, атлетов — успеть заработать на безбедную старость за короткую спортивную карьеру, спонсоров — увеличить объем продаж за счет спекуляции на первых двух желаниях.

Как только стало известно о несовпадении ДНК в допинг-пробах наших легкоатлеток, сразу появились версии, как такое могло быть: в частности, заговорили об использовании так называемого генетического допинга, стволовых клеток. Здесь нет смысла вдаваться в медицинские подробности: важнее, что генетический допинг теперь научились распознавать. Так бывает всегда — идет борьба яда и противоядий. Совершенствуется допинг, совершенствуются методы его выявления. Собственно,

большой спорт уже давно стал во многом борьбой медицинских и биологических технологий, а не только соревнованием ловкости, скорости, мощи или тактического интеллекта.

Причем происходит это в тесной связке с коммерциализацией главных соревнований человечества. Особенно показательны в этом отношении летние Олимпиады — фактически до летних Игр в Лос-Анджелесе 1984 года организаторы и Международный олимпийский комитет в принципе не ставили вопрос их окупаемости. Те Игры принесли прибыль. Теперь каждая Олимпиада проводится как комплексная бизнес-акция, а организаторы заранее подсчитывают возможные доходы и очень огорчаются, когда в итоге получаются убытки.

Допинг, приобретающий все более изощренные формы, — прямое и неизбежное следствие превращения спорта достижений в глобальный бизнес.

У многих атлетов во многих видах спорта появилась возможность с помощью нескольких великих побед в течение краткого спортивного века заработать на всю оставшуюся жизнь, чего раньше не было. Зрители хотят мировых рекордов и рождения новых звезд. Бизнесмены считают большой спорт прекрасным способом продвижения своего основного продукта. Но человеческие возможности не беспредельны. Недаром у тех экспертов, кто против борьбы с допингом (между прочим, среди них есть и врачи), два железных аргумента, которые крайне трудно оспорить: во-первых, говорят они, допинг принимают многие, но выигрывают единицы, а во-вторых, сам по себе спорт больших достижений вреден для организма не меньше, чем любой допинг.

Оба этих аргумента подтверждаются жизнью.

Уже появились целые виды спорта, в которых допинг правит бал. Взять хотя бы велогонки на шоссе, где под подозрением ходят все без исключения гонщики, а попадаются ежегодно чуть ли не целые велогруппы.

Или тяжелую атлетику, в которой вообще пришлось переформатировать все весовые категории из-за постоянных допинг-скандалов. В пользу второго аргумента свидетельствуют все более частые случаи смерти атлетов на тренировках и даже во время состязаний — чаще всего не выдерживает сердце. Только что, например, на тренировке скончался великий венгерский гребец, двукратный олимпийский чемпион 36-летний Дьёрдь Колонич, на допинге, кстати, не попадавшийся.

В тотальной погоне за результатами разговоры о том, что допинг убивает спортсменов, выглядят неубедительными: часто их убивает сама эта погоня. Но и спортсменов тоже можно понять. За свой адский труд они хотят получить достойное вознаграждение, в том числе и потому, что сами осознают: часто здоровье губится спортом безвозвратно, и надо иметь возможность не испытывать нужды после окончания спортивной карьеры. Можно понять и бизнесменов, использующих спорт как прекрасную рекламу своих товаров: спортивные состязания и кино остаются самыми массовыми и популярными типами зрелищ, привлекающими наибольшую аудиторию. И уж конечно, глупо осуждать болельщиков спорта, желающих видеть победы любимых атлетов и команд, восторгающихся мировыми рекордами.

Выход из этого тупика, превращающего спорт в антиспорт, как ни странно, примерно там же, где и вход. В деньгах и медицине. Медицинский контроль за подготовкой каждого спортсмена должен совершенствоваться до бесконечности,

вместо борьбы с новыми видами допингов, которые постоянно сменяют старые, необходимо максимально точно просчитывать физиологические возможности атлетов и решать, каким образом выводить их на выдающиеся результаты с минимально возможными потерями для организма.

В такие исследования и в такую систему контроля необходимо вкладывать деньги, в том числе тех компаний, которые зарабатывают на любви людей к спорту миллиарды долларов.

А болельщикам надо морально приготовиться к тому, что в отдельных видах спорта при нынешних правилах мы вообще приближаемся к рубежу, за которым новые мировые рекорды невозможны. В частности, согласно исследованиям, проведенным в Америке, человек не может бежать стометровку быстрее 9,6 секунды. Сейчас мировой рекорд Усейна Болта — 9,72. То есть, если гипотеза верна, нам осталось всего 12 сотых. В каких-то случаях можно менять правила или сам снаряд, как это сделали в свое время с копьем, сместив его центр тяжести и открыв возможности для новых рекордов без угрозы, что копьеметатели попадут в зрителей.

Спорт — слишком яркое зрелище, чтобы стать ареной закулисных медицинских ристалищ. И все участники спортивного процесса, а их, включая болельщиков, миллиарды людей, могут внести свой вклад в то, чтобы на земле не торжествовал антиспорт.

Красота человеческого тела и духа, раскрывающаяся в спорте, — слишком большое достижение человечества, чтобы мы могли позволить себе утратить его. В спорте очень важно побеждать, но ценой этой победы не должны быть человеческая жизнь или медицинские махинации.