Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не надо любить политиков

19.01.2012, 11:02

Наталия Геворкян о том, что Россия снова ищет лидера не разумом, а чувствами

Я считаю, что Явлинского не зарегистрируют кандидатом, что выборы президента пройдут в один тур и что избавление от любви к Путину, увы, не факт, что станет прививкой: полюбят так же взасос другого.

И все это странным образом взаимосвязано.

Выматывающий предвыборный марафон и дебаты — не прихоть правильно организованного общества. Это реальная селекция. Кандидат в президенты, который, как правило, в демократических странах уже является публичной фигурой с некоторой системой взглядов, известной избирателям, проходит через жесткое испытание публичности. Дело не только и не столько в том, что с момента, когда он становится кандидатом, его жизнь становится прозрачной вместе со всеми скелетами в шкафу. Дело главным образом в том, что он реально должен завоевать поддержку избирателей. Он должен защитить свою программу, говорить, убеждать. В разных аудиториях, перед союзниками и противниками, наравне с другими кандидатами, которые занимаются ровно тем же. Он должен уметь говорить, видеть, слышать, реагировать. Он должен находить аргументы, обладать харизмой, быстрой реакцией, высокой скоростью мышления.

Короче, он со своим штабом должен проделать колоссальную работу, прежде чем оказаться лучшим внутри своей партии, а затем выйти один на один с кандидатом от другой партии (или партий). Форма дебатов в своих ограничениях, на мой взгляд, не совершенна, но это реальная возможность для избирателей увидеть диалог, спор, столкновение позиций лучших — лидеров, отобранных в конечном счете обществом, селекционированных в этом жестком марафоне. Дебаты кандидатов — это финальная точка, последнее слово, это предвыборное голосование аудитории, окончательное оформление рейтинга претендента. И довольно часто в ходе финальных дебатов избиратель окончательно определяет собственную позицию.

Короче говоря, все это вместе с предыдущей выборной жизнью кандидата — школа и практика публичной политики. За последние 12 лет у нас не было президента, который прошел бы такую школу и практику. Ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев никогда реально не боролись за место президента. Они никогда не были полноценными кандидатами, проходящими через кошмар марафона. Вам нравится смеяться над Ельциным, который нелепо дергался на эстраде, исполняя предвыборные танцы? Окей, но он пытался, по крайней мере, соблюсти формальности: выборы есть выборы. И на площади перед построенной эстрадой было, уверена, больше его противников, чем союзников. И у него были реальные конкуренты, которые тоже плясали свои танцы перед избирателями. И выборы не прошли в один тур, а про второй тур есть еще что писать и рассказывать.

С Путиным ничего такого никогда не происходило. В 2000-м малоизвестный широкому избирателю человек, рекомендованный Ельциным и недолго занимавший стартовую позицию премьер-министра, победил в первом туре. Не буду снова возвращаться к фону: взрывы домов, полеты на истребителе, рывок в Чечню. Это все ведь точно не борьба идей и программ лицом к лицу с конкурентами. Избиратели в каком-то (трагическом, на мой взгляд) ступоре приняли такую победу неведомого им Путина как должное. Без особого удивления. Дальше он так же победил в первом туре в 2004 году, это удивило еще меньше. Дальше точно так же победил рекомендованный им Дмитрий Медведев. Это вызвало улыбку некоторой части общества, но не более того. Вслед за лидерами торжествовала «Единая Россия», над которой, впрочем, смеяться начали еще до «избрания» Медведева.

В этом году впервые президентские выборы проходят не в спящей и индифферентной стране. Победа «Единой России» поставлена под сомнение не только системной и несистемной оппозицией, но и просто избирателями, которые не поленились и набрали достаточно фактов для того, чтобы усомниться в официальных результатах парламентских выборов. Достаточно для них, а не для господина Чурова. Впервые за прошедшие 12 лет избиратели заявили о своем недоверии власти массовыми митингами. На фоне расширения спектра недовольных, что показал митинг на проспекте Сахарова (в сравнении с первым митингом на Болотной), каким-то загадочным образом поднимается рейтинг не только Путина и Медведева, но и «Справедливой России», что убеждает: власть намерена провести выборы в один тур, ровно по этой причине вопреки всякой логике растут цифры. Уверена, что реальный рейтинг Путина ближе к цифре 42%, с которой он неожиданно начал резко возрастать в последние несколько недель. Путин на этих выборах впервые оказывается в ситуации, когда, несмотря на весь административный ресурс, он боится. И гарантии, что при честном подсчете голосов он выиграет в первом туре, нет. Из-за этого страха одного из наиболее вероятных кандидатов Болотной — Сахарова, уверена, не будет, как бы ничтожны ни были его шансы.

Достаточно беглого исследования интернета, чтобы понять, что к протестному голосованию за Явлинского склоняется все больше тех, кто безусловно не за Путина и не может переломить себя и проголосовать за Зюганова. Отличные результаты «Яблока» за границей (Париж, Лондон, Вашингтон, Берлин), преодоление семипроцентного барьера в Москве и Питере — не заслуга этой партии, а кривая усмешка в адрес «ЕдРа». Но она не осталась незамеченной. Самое время выбить Явлинского из колоды, чтоб уж точно без сюрпризов.

Исходя из новой политической ситуации в стране, которая характеризуется классическим «не верю», Путину выгоднее провести выборы в два тура. Ну вот ровно так же выгодно, как выгодно ненадолго выпустить в предвыборный период на экраны Немцова, Рыжкова и еще пару оппозиционеров. Чистая прагматика: чтобы сбросить градус. Но последняя статья в «Известиях» за подписью Путина — просто манифест непонимания страны, в которой он собирается править ближайшие 6 лет. Написана она, как мне сказали, новым замглавы управления внутренней политики администрации президента Дмитрием Бадовским. Дмитрию Бадовскому 39 лет. Он вполне образованный мужчина и в отличие от Владимира Путина пользователь интернета. Бадовский не понимал, что он пишет? Он отлично понимал, что единственным читателем этой статьи для него является Владимир Путин.

Это и есть ловушка для президента: он не верит/не понимает, что в стране начались необратимые процессы, а его административное окружение не дает ему реальной картинки. То ли боится расстроить, то ли боится потерять работу. Но картинку многотысячных митингов по телевизору Путин все же посмотрел. А до этого услышал свист в свой адрес. А еще, может быть, слышит, как гудит народ, когда проезжают кортежи. И даже если он еще не понял, что любовь закончилась, то он точно понял, что опасность появилась. Для него лично (и ближайшего окружения), и это явно важнее, чем для страны. Иначе он написал бы другую статью в «Известиях». Путин не готов даже к игрушечной борьбе за место президента. У него нет опыта, и для него не существует минимального риска. Риска не должно быть вовсе. Поэтому один тур, никаких дебатов (а вдруг снова с губ сорвется что-нибудь про презервативы), кандидаты только надежно непроходимые.

На предстоящих выборах не будет умных ходов власти. Но все ходы власти, судя по решимости гражданского общества, будут записаны и задокументированы. Политический кризис, начавшийся массовым выходом людей на улицы в знак протеста против того, что их держат за идиотов, не рассосется. Он усугубится предсказуемостью властной системы, которая вербально, интонационно и фактически делает все возможное, чтобы кризис нарастал. Потому что боится, потому что недальновидна и избалована любовью…

Россия, конечно, женщина, она любит быть влюбленной. И более всего я опасаюсь, что, пройдя через десятилетие совершенно не объяснимой для меня влюбленности, на волне остывающего чувства, уже кося глазом в сторону, она и сегодня ищет новое не разумом, а снова чувствами. И мне очень хочется сказать своим особенно восторженным коллегам и согражданам: не надо больше любить политиков. Никаких не надо любить. Даже самых обаятельных и привлекательных. Даже отсидевших 15 неправедных суток. Давайте бороться за праведный суд. Давайте бороться за их освобождение. Но не надо их любить. К ним надо относиться. Давайте прогонять их через жесткий отбор, через жестокую конкуренцию, давайте смотреть на них незамутненным взглядом, лишенным восхищения. Пусть они нам доказывают, что именно их надо избрать, пусть они перед нами дебатируют, пусть они в открытой борьбе набирают и теряют очки. Давайте любить своих родных и близких, своих родителей и детей, своих мужчин и женщин и даже своих киногероев, если уж невмоготу, но никогда больше не надо влюбляться во власть. И только тогда она больше она не сможет делать из нас идиотов.