Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Трудно быть полубогом

07.12.2005, 11:40

Администрация президента Российской Федерации считается самым влиятельным российским учреждением. Нет ни одного сколько-нибудь существенного события в общественно-политической или хозяйственной жизни, которое не было бы увязано с активной деятельностью АП и интересами ее руководителей. Последним приписывают могущество, которое скорее пристало богам, нежели обычным людям: может ли обычный человек одной рукой решать вопрос о власти сразу в трех губерниях, второй наводить порядок в паре отраслей промышленности, одновременно ведя тонкую игру против заклятых иностранных друзей и отражая аппаратные атаки коллег? Если он не высокопоставленный сотрудник администрации президента, то, конечно, не может.

И даже если половина рассказов про них — выдумки, то и оставшейся половины достаточно, чтобы поверить в сверхчеловеческую сущность руководителей администрацией президента.

Только не в людях тут дело, совсем не в людях. Вся история АП протестует против поговорки о том, что не место красит человека, а человек место. Любой, самый незначительный до того государственный служащий или общественный деятель, попав в руководящее кресло внутри структуры АП, немедленно переполняется могуществом. Но стоит ему вылететь из администрации, как от былых возможностей не остается и следа. Оно и понятно: сила описываемого учреждения основана на близости к президенту. Чем дальше от президента, тем меньше ресурсов и возможностей. Естественно предположить, что те, кто добился всего, не склонны привечать чужаков. Тем интереснее становится происходящая сегодня аппаратно-политическая история.

Новый глава администрации президента Сергей Собянин — человек для столичной и кремлевской политики не новый. Но на первых ролях ему до того бывать не приходилось. Назначение Собянина на нынешнюю должность заставляет вспомнить Бориса Ельцина и его любовь к неожиданным назначениям и сногсшибательным кадровым рокировкам. В этом смысле возвышение тюменского губернатора напоминает взлет руководителя Федеральной пограничной службы Николая Бордюжи, главы администрации президента в 1998–1999 годах. Разница только в том, что у нынешнего главы администрации президента политического опыта должно быть больше, чем у незадачливого пограничника. Да и нынешние, по большому счету, не такие уж спокойные времена все-таки трудно сравнить с перманентным политическим кризисом конца 90-х, сломавшим карьеру и не таким слабым игрокам, как Бордюжа.

Главой администрации президента работать непросто. Особенно когда в заместителях такие изощренные политики, как Владислав Сурков и Игорь Сечин, а среди прочих подчиненных есть функционеры, не уступающие им в аппаратном весе. Кроме того, у Собянина раньше не было возможности досконально изучить Владимира Путина как человека, как следует разобраться в его привычках и нюансах поведения. А это важно с учетом того, что видеться им придется часто, возможно, даже раз в день.

Ошибки и просчеты неизбежны, но с каждым новым днем пребывания в должности Собянин будет становиться все сильнее и сильнее и в аппаратном, и в политическом смысле.

Всем остальным кремлевским игрокам это обстоятельство никакой радости доставить не может. Диспозиция и без того не проста, а появление еще одной сильной персоны грозит совершенно запутать ситуацию. Тем более что пагубное на первых порах отсутствие связей и опыта новый глава администрации вполне может компенсировать отсутствием же каких-либо отягощающих старых обязательств и аппаратных долгов. Начинать новую жизнь с чистого листа иногда бывает страшно удобно.

Что остается делать старожилам?

Во-первых, можно подружиться с новым главой администрации, стать его верным союзником. Но тут места на всех не хватит. Назначая главой своей администрации человека совсем со стороны, президент наверняка предполагал, что тот немного почистит самое главное учреждение.

Во-вторых, старожилы могут начать борьбу с новым начальником, доказывая президенту, что выбор его оказался случайным и неправильным. Способов для того много, но прибегать к ним никто не будет. Владимир Путин не признает своих кадровых ошибок никогда. Быстрое смещение нового главы администрации могло бы стать ударом по путинской репутации, заставить вспомнить о ельцинских временах.

Лобовая атака на Собянина может встать атакующим непомерно дорого. Рисковать никто не будет.

Есть и третий путь. Администрация президента не всегда была самым могущественным учреждением. В середине 90-х годов ее роль была незавидна, доступ к президентскому телу контролировали глава Службы безопасности Александр Коржаков и первый помощник главы государства Виктор Илюшин. Глава администрации президента Сергей Филатов занимал далеко не первые роли и, насколько можно судить, мало влиял на происходящее. Собственно говоря, могущественной администрация президента стала только при Анатолии Чубайсе, когда от Ельцина были удалены все его старые соратники.

При этом необходимо помнить, что роль АП в жизни российского государства не закреплена никакими законами.

Скорректировать ее статус совсем не сложно — надо только убедить президента в том, что, например, надо разделить нынешнего административного монстра на две части. Одна — секретариат — будет заниматься обеспечением деятельности президента, а вторая — контролем за исполнением принятых решений.

Нетрудно предположить, какая из частей окажется сильнее, а какая уйдет на вспомогательные позиции. И тут уж совсем не важно, кто руководит второй организацией. Но ведь и Собянин вряд ли будет сидеть сложа руки и смотреть, как вверенное ему учреждение отодвигается от рычагов управления.

Нас ждут захватывающие аппаратные и политические бои без правил, способные затронуть сферы, формально далекие от администрации президента. Что поделать: когда воюют полубоги, весь остальной мир должен замереть.