Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Истребить частника

30.10.2012, 12:44

Глеб Черкасов о бесконечных предлогах для войны с малой торговлей

На первый взгляд в отечественной версии законопроекта о борьбе с курением есть одно существенное отличие от его зарубежных аналогов. С табаком во всем мире бьются не на жизнь, а на смерть, но, кажется, нигде не приходилось встречать ограничений на площадь магазинов, имеющих право торговать сигаретами. У нас это собираются запретить всем торговым точкам, площадь которых менее 50 метров. Это наше заповедное ноу-хау.

В США для курильщиков наступили поистине черные времена. Они пока не сказались на маленьких табачных лавочках, торгующих помимо сигарет еще всякой мелочью. Такие же встречаются в европейских странах, которые столь же истово воюют с курением.

У нас так точно не будет. Ограничение на торговлю сигаретами в маленьких магазинах обязательно сохранится в окончательном тексте законопроекта. Может быть, еще что-то исправят, помилуют пассажиров поездов дальнего следования, вспомнят о погодах, которые стоят у нас на большей части страны почти полгода, но вот малым торговым точкам послаблений ждать не приходится.

Запрет на продажу сигарет в маленьких магазинах и палатках может заметно проредить их ряды? Чиновники и законодатели об этом явно в курсе, но проблемы столь же явно не видят. Закроются – туда и дорога, не придется самим с ними возиться.

Государственным мужам привычно относиться к мелкой торговле с некоторым плохо скрываемым презрением. Одно дело промышленность, природные ресурсы, ритейл на худой конец, а другое – палатки да киоски, только отвлекающие граждан от важных дел. Несущественность малой торговли подчеркивалась и подчеркивается любым доступным образом.

При этом любая городская администрация с удовольствием кормится в той или иной форме с малых магазинов и палаток. Раз в год пересматривать лицензии, раз в полтора года менять дизайн самих торговых точек, обязуя их хозяев покупать новые павильоны, регулярно выпускать попастись на тучных мелкорозничных нивах различные подведомственные службы. Казалось бы, к кормовой базе не стоит испытывать неприязни, но она есть и с годами не утихает. И если уж появляется какая-то возможность ущемить или прикрыть торговлю, сделать ее максимально невыгодной, то все действия будут совершены с небывалым для российского чиновника усердием.

В чем-то это отголоски начала 90-х, когда слово «ларечник» в мгновение вытеснило из ряда бранных слов «кооператора».

Торговые палатки были одним из символов нового капитализма и поэтому активно не нравились всем, кому не по душе пришлись новые времена. С тех пор у капитализма появились новые символы, но отношение к малой торговле осталось.

Реальная подоплека все-таки в другом. Поставить под полный и окончательный контроль всю стихию мелкой торговли, а в целом и весь малый бизнес, невозможно. Слишком много людей, слишком многочисленны крохотные финансовые ручейки. Оставить эту стихию без присмотра противоестественно для начальства. Проще постепенно истреблять, добиваясь того, чтобы заниматься малой торговлей или любым другим малым бизнесом стало просто невозможно (признаться в своем отношении к этой сфере также невозможно, поэтому ущемление будет происходить под заливистые речи о развитии и поддержке). Никакой национализации. Оказанием соответствующих услуг будут заниматься крупные игроки. С ними и договариваться проще, и о социальной ответственности бизнеса они куда лучше знают. А договоренности с крупными игроками куда лучше укладываются в формат взаимоотношений райисполкома с завмагами. Что с того, что прежних людей почти не осталось, традиции живут дольше.

Огосударствление экономики не может закончиться на природных ресурсах. Частника приходится теснить по всем направлениям, иначе это будет не госполитика, а безобразие.

С виду побочное, а на деле главное последствие этого давления – нарастающие неудобства в жизни обычного человека. Это сначала будет еще мельче малого бизнеса. Пройтись за повседневно нужным товаром не пять, а десять минут, совсем немного постоять в очереди, заметить, что выбор стал чуть меньше, а качество – зажмурившись, признать, что оно такое же. Сочетание неудобств формируется медленно, настолько, что заметить невооруженным глазом падение качества жизни нельзя. А складывается оно не только из цен и даже не из соотношения цены-качества, а еще и из того, что жилье окружено удобной инфраструктурой, предполагающей, в частности, знакомого продавца в табачной лавке.