Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Узкий круг незаменимых

10.11.2009, 12:09

Какие кадровые последствия может поиметь ноябрь – месяц больших речей

Обсуждение кадровых перестановок в верхах – любимое развлечение всех, кто интересуется политикой по долгу службы или по велению сердца. Чем меньше информации, тем больше поводов и оснований для логических построений. Как правило, догадки эти не имеют никакого отношения к действительности. Тем больше радости, когда палец, неуклонно стремящийся в небо, вдруг попадает в цель.

Ну, так вот, болтали мы с моим приятелем о том, какие кадровые последствия может поиметь ноябрь – месяц больших речей.
Каких речей?

Во-первых, президент Дмитрий Медведев выступит 12 ноября с посланием Федеральному собранию. Во-вторых, премьер-министр Владимир Путин 21 ноября намерен произнести речь на съезде партии «Единая Россия». И тот и другой собираются задать некие новые ориентиры для страны и машины, которая этой страной управляет. Ну и чего бы не предположить возможностей кадровых решений по итогам двух программных речей.

Логика проста: для любой бюрократической машины кадровые перетряски являются одновременно и стрессом, и источником энергии. А для машины, которая управляет нашей страной, энергия лишней не бывает.

Но даже если и вынести ожидаемые речи за скобки, то все равно, кажется, время кадровых решений подходит. Нынешняя конфигурация расстановки начальников была оформлена полтора года назад и с тех пор практически не менялась, невзирая на все политические и экономические обстоятельства.

Между тем, времена путинского президентства приучили к тому, что кадровые перетряски случаются примерно раз в полтора года. Бывало, что и чаще, но реже никогда.

Сначала Владимир Путин и его команда при помощи назначений и переназначений прибирали (а точнее подбирали валяющиеся на полу) рычаги управления к рукам. Позднее логика кадровых перемещений была связана с подготовкой перехода власти в 2008 году.

В нынешнем раскладе вполне применимыми могут считаться обе логики – как посмотреть.

Так вот. Обговорив несколько возможных вариантов «сильных рокировочек», мы с приятелем решили обозначить круг лиц, смена которых чревата серьезными потрясениями для работы системы. А поскольку ее устойчивость наряду с рейтингами первых лиц является главным политическим достоянием Российской Федерации, замена этих лиц выглядит практически невозможной.
И лиц этих оказалось крайне мало.
1. Дмитрий Медведев. Президентов у нас с работы не снимают.
2. Владимир Путин. Тут все понятно.
3. Алексей Кудрин. Министр финансов олицетворяет у нас экономическую политику. И если уж менять его, то надо менять и политику, а этого делать никто не собирается.
4. Игорь Сечин. См. пункт 2.
5. Владислав Сурков. Архитектор политической системы. Однако прочность его положения связана не только с признанием его заслуг, но и с тем, что только у него коды управления. Заменить его на другого человека — слишком рискованное предприятие. А менять политику – см. пункт 3.
6. Сергей Собянин. Владимир Путин доверяет ему руководить своим аппаратом уже пять лет, и нет никаких признаков тому, что собирается что-то менять.
Перечисляли мы с приятелем еще пару-тройку фамилий, но поскольку по ним консенсус не сложился, приводить их не буду.

Итого 5–7 человек. Между тем, список совета директоров корпорации «Российская Федерация» по именам и должностям составляет порядка 20–25 человек. А если судить по формальным признакам — и того больше. Однако прочно увязанными с должностями и функционалом выглядят только вышеперечисленные руководители.

Остальные — получается, что технические персоны. Люди, работа которых, наверное, важна и полезна для системы. Однако необходимость их пребывания на той или иной должности не так очевидна, как в случае с Сурковым или Кудриным.

Возможно, есть и другие незаменимые. Но о них нам с моим приятелем ничего не известно.

Ну, так я сразу и предупреждал, что обычно пальцем в небо.