Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Последний спокойный год

30.12.2008, 13:16

Наверное, нет на свете человека, который не собирался начать новую жизнь с понедельника. Или не обещал себе бросить пить с утра, после слишком удачной вечеринки. Или отказаться от курения.

Частенько клятвы самому себе оказываются нарушенными. Человек слаб.

Только очень существенные обстоятельства могут заставить сдержать обещание и действительно начать новую жизнь. Или хотя бы выпивать поумеренней.

Только в наступающем 2009 году станет ясно, насколько российские граждане и российское государство поняли, что с ними приключилось в 2008-м. Неприятности, которые свалились на голову в последние месяцы, могли стать хорошим поводом, чтобы задуматься: все ли было устроено правильно в предшествующий период. Так ведь не бывает: все вроде делали хорошо и правильно, а вот, здрасьте, кризис пришел, отворяй ворота. Если нет работы над ошибками, значит, будут и новые трудности, похлеще прежних. Формулу «затяжное опохмеление ведет к продолжительному запою» никто пока не отменял.

Между тем, совершенно нет уверенности в том, что граждане и государство готовы признать свои ошибки, а то и провести работу над их исправлением.

Речь идет не только и не столько об отдельных оперативных или даже стратегических решениях, принятых за последние годы. Проблема в сложившейся за последние 15 лет системе взаимоотношений общества и государства. Том самом общественном договоре, который был заключен еще при Борисе Ельцине, а потом продлялся при его преемниках.

Непосредственным результатом этого договора стала общественная и политическая стабильность, окончательно оформившаяся уже во времена Владимира Путина. Острая политическая борьба, которая велась теми или иными кланами в последние годы правления Бориса Ельцина, представляла собой череду верхушечных столкновений: граждан настоятельно просили не беспокоиться.

Год за годом участники договора отдалялись друг от друга. Кому как, а мне запомнилась телекартинка с инаугурации Дмитрия Медведева: кортежи нового и старого президента ехали по как бы вымершей Москве. Ни тебе скопления приветствующих граждан, ни воздушных шариков, ни цветов, ни народных гуляний. Пустой город отлично контрастировал с переполненными залами Кремля. Оно, в общем, и логично: это был праздник правящего слоя, все остальные могли в этот момент передохнуть.

Пережив 7 лет тощих и 7 лет тучных, страна, скрепленная неформальным общественным договором, вступила в очередной кризис.

Говорят, что в 2009 году у нас будет дефицит федерального бюджета. Однако еще более существенной проблемой станет дефицит взаимного доверия. Он обозначился уже в уходящем году.

Ответственные лица заявляют о том, что Россия остается островком стабильности, а граждане меняют рубли на валюту. Граждане ждут снижения цен на недвижимость, а правительство кидается спасать застройщиков, как раз и задравших эти цены.

Или взять тот же конфликт с автомобилистами в Приморье. Его можно было бы решить без особых репутационных потерь. Достаточно было направить перед самым началом волнений (просчитать которые труда особого не составляло) авторитетного начальника, который поговорил бы с местным населением. Экономических затрат ноль (перелет начальника со свитой — это мелочи), волнений, скорее всего, не будет. Вместо этого пришлось отправлять подмосковный ОМОН. Безусловно, часть вины за произошедшее лежит на гражданах, живущих в Приморье. В поисках источника своих невзгод они могут изучить итоги голосования по краю на всех федеральных выборах за 15 лет. Приморье, помнится, всегда активно поддерживало ЛДПР. Помогла им в ЛДПР в 2008 году? Известен процент голосов, поданных в 2007 году за «Единую Россию». И что – как приморцам от этого проще?

Ветераны оппозиционных манифестаций с некоторой иронией смотрели кадры разгона демонстраций во Владивостоке: «А что, ребята, с вами делают что-то необычное? Да неужто?»

В одном крупном столичном учреждении культуры его работникам выплатили годовые премии. От 500 до тысячи рублей. Распоряжение от руководящей инстанции. Интересно, шутили в руководящей инстанции или искренне верили в то, что это существенная и крайне уместная к Новому году сумма?

Ну да, в разгар кризиса власти прежде всего будут спасать крупные корпорации, не дадут помереть бюджетникам, а тому самому мелкому и среднему бизнесу, скорей всего, придется выпутываться самостоятельно. А что, были надежды на то, что случится как-то иначе? И на чем тогда эти надежды основывались?

Собственно говоря, и у власти надежды на народ не должно быть никакой. Не стоит, например, верить в социологическую цифру о том, что очень незначительная часть населения готова принимать участие в акциях протеста. Нет, конечно, исследования проводились вполне добросовестно, только обычно большинство участников неформальных акций протеста еще за час до их начала не знают о том, что будут в них участвовать. А потом как-то подключаются, а то даже и инициируют.

На самом деле 2009 год может оказаться очередным годом великого перелома.

Можно считать, что все обойдется. Денег на самый тяжелый, если верить министру финансов, год, возможно, хватит, затянем пояса, а там глядишь — и улучшения настанут.

Однако государство, где гражданам и их руководителям взаимно наплевать друг на друга, не слишком устойчиво и в любой момент может сложиться, как карточный домик. Поводом может стать совершенно незначительная мелочь. Попытка удержать его в падении обойдется дорого всем. Чрезвычайные меры не только решительно поменяют уклад жизни граждан, но и вызовут на первый план совершенно иное поколение руководителей.

Есть и другой вариант.

Власть и общество могут договориться по новой и по-новому.

Правда, этого надо по-настоящему захотеть.

И, кажется, 2009 год – последний, когда это еще можно сделать в сравнительно спокойной обстановке.