Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Высокая избирательность

31.10.2011, 10:19

Георгий Бовт о безразличии властей к судьбе россиян в союзных странах

Вы смотрели фильм «Кандагар»? Там наши из афганского плена убегают на своем же отбитом у душманов самолете. Сейчас как раз разворачивается его сиквел. Но в реальной жизни. И не в Афганистане, а в Таджикистане. Который считается как бы дружественной нам страной. У нас с этой страной безвизовый режим, что отлично видно на улицах наших городов и на наших стройках. Таджикистан – член ОДКБ, ЕврАзЭС и претендует, наряду с соседней Киргизией, на вступление в Таможенный союз. Чему, наверное, в Москве многие будут рады, как радуются такие люди всякому ничтожному намеку на создание любого объединения, которое (пусть отдаленно) напоминало бы почивший СССР.

Наверное, наши власти очень ценят такого союзника и потому никак не хотят омрачать наши безоблачные отношения такой ерундой, как защита российского гражданина, который мало того что уже более полугода сидит в таджикском СИЗО, так ему грозит просидеть в тамошней тюрьме еще лет эдак десять. Вот эта история.

Два русских летчика – Владимир Садовничий и Алексей Руденко, первый из которых является гражданином РФ, а второй Эстонии, – работали на самолетах Ан-72 в Афганистане, куда по контракту возили гуманитарную помощь и продовольствие. Весной нынешнего года контракт закончился, а летчиков вместе с самолетами попросили освободить стояночную территорию кабульского аэропорта, который получил статус военного. Собрав все технические манатки двух самолетов, включая, в частности, один запасной полуразобранный двигатель, и получив разрешение на пересечение границы с Таджикистаном (это важное обстоятельство: без этого им вряд ли вообще выдали бы разрешение на взлет), 12 марта оба самолета вылетели в сторону аэропорта Курган-Тюбе. Однако, когда они пересекли воздушную границу Таджикистана, то неожиданно получили отказ в посадке и предписание вернуться обратно в аэропорт вылета. Они бы и вернулись, возможно. Но, рассчитав топливо, летчики поняли, что обратно до Кабула им не дотянуть. Что делать в таких случаях? По всем правилам международной авиации – просить экстренную посадку. Что они и сделали. Разрешение на сей раз было получено.

После приземления доблестные таджикские таможенники составили акт об отсутствии запрещенных предметов и контрабанды. Однако затем к летчикам подошли уже сотрудники службы безопасности и задержали их без особых объяснений и церемоний. В результате они оказались сначала под домашним арестом, а затем в СИЗО. Сейчас в Курган-Тюбе идет суд над обоими русскими, которым грозит от 10 до 15 лет тюрьмы за незаконное пересечение границы и контрабанду (тот самый злополучный двигатель). Во всяком случае, таджикский прокурор уже потребовал 13 лет.

Может, вы видели этот сюжет в программе «Время»? Которая довольно регулярно информирует нас, к примеру, о процессе над Виктором Бутом, которого захватили и судят по обвинению в незаконной торговле оружием американцы, но не таджики. Я что-то не видел. Интересно, а если бы Бута судили таджики, то заступались бы мы за него так же рьяно, как в случае с американцами? И попали бы таджикские чиновники в составленный в пику известному «списку Магнитского» список тех, кому за нарушения прав человека (и наших граждан в особенности) запрещен въезд в Россию?

По поводу Бута выступал даже МИД России, заклеймивший треклятых янки и их непонятное нам правосудие. Была официальная реакция Москвы и по поводу другого российского летчика – Константина Ярошенко, который недавно был приговорен судом Нью-Йорка на 20 лет за то, что возил наркотики где-то в Африке и намеревался, как утверждают американцы, поймавшие управляемый им самолет с наркотой, ввезти их в Америку. Насчет Ярошенко тоже было немало пафосных сюжетов на российских федеральных каналах, которые все как один были проникнуты праведным гневом в адрес американского правосудия. Сейчас супруга Ярошенко написала премьеру Владимиру Путину с просьбой вступиться за мужа. Все это совершенно нормально для международных отношений. В принципе страна должна как минимум интересоваться судьбой своих граждан, даже если они наркоторговцы.

Владимира Садовничего таджикские власти не обвиняют в наркоторговле или торговле оружием. Его, гражданина России, потомственного военного, подполковника запаса, в прошлом командира эскадрильи стратегической авиации, служившего в том числе и в «горячих точках», вообще обвиняют черт знает в чем. Однако где же на сей раз гневные филиппики в адрес таджикского правосудия? Где вмешательство «возмущенной общественности» в лице в том числе всевозможных уполномоченных по всяческим правам, которые всякий раз тут как тут на телеэкранах, когда речь идет о нарушениях прав или о просто сложной ситуации с нашими гражданами в западных странах?

Представитель российского посольства действительно был замечен на первом заседании суда в Курган-Тюбе. Однако ни посольство, ни вообще российский МИД никак не комментируют данную ситуацию, даже когда к ним напрямую обращается пресса. Еще ранее, по свидетельству друзей Садовничего, представитель компании, на которую он работал, три дня провел под стенами российского консульства в Таджикистане с написанным от руки плакатом, но его не соизволили даже принять, и он вынужден был опустить свое обращение просто в почтовый ящик на заборе. Друзья российского гражданина утверждают, что в течение полугода, пока Владимир находился в СИЗО, он не получил от консульства даже минимальной помощи. Ни моральной, ни материальной, ни правовой. Говорят, сейчас в российском МИДе непростая кадровая ситуация и в такие страны, как Таджикистан, найти вменяемых сотрудников на работу крайне сложно: все хотят ехать в Америку или Европу. Но не до такой же степени!

Никто не слышал никаких заявлений и других наших официальных властей по этому поводу. Хотя бы с выражением «серьезной обеспокоенности». Притом что, в отличие от тех же США или другой западной страны, у нас, мне думается, все же есть весьма эффективные меры воздействия на такие страны, как Таджикистан. Причем в той стилистике, которую они отлично воспринимают. И зачем нам вообще, спрашивается, такие «союзнички», благорасположение которых надо поддерживать все время за наш же собственный счет? Или за счет отдельных граждан Российской Федерации?

Это уже не первый случай, когда на фоне чрезвычайно трепетной «заботы» о судьбе наших граждан в западных странах – обиженных усыновленных детей, брошенных жен, попавшихся наркоторговцев или торговцев оружием, а то и вовсе убийц сепаратиста-террориста Яндарбиева (в Катаре) – наши власти проявляют поразительное безразличие к согражданам, попавшим в непростую ситуацию в авторитарных, но, увы, формально дружественных нам странах той же Средней Азии. Как будто там не притесняют русских и не усиливают гонения на русский язык, а положение оставшихся там (и брошенных) русских чем-то лучше, чем в бесконечно поминаемых всуе Эстонии или Латвии. К примеру, в настоящее время власти Туркмении устроили настоящую охоту за обладателями российских паспортов, заставляя их отказываться от российского гражданства в пользу туркменского. Но это почему-то тоже не является предметом нашей высочайшей озабоченности.

Вообще-то граждане своей страны должны пользоваться совершенно равными правами на защиту своего государства вне зависимости от того, в какой стране с ними приключилась беда. Когда же государство подходит к вопросам такой защиты на основе явно двойных стандартов, возникает мысль, что речь с его стороны идет не о защите своих граждан, а о банальном политиканстве и весьма дешевого свойства пропаганде.