Санкции окунут в нефть

ЕК считает, что российские компании мешают конкуренции в нефтеперерабатывающей отрасли Европы

Алексей Топалов 20.06.2014, 19:40
ec.europa.eu

Европа считает, что присутствие российских нефтяников в европейской нефтепереработке чрезмерно и делает отрасль уязвимой перед политическим вмешательством извне. Ранее эта проблема Еврокомиссию не волновала — очевидно, что смена позиции связана с текущей политической ситуацией вокруг Украины и подготовкой нового пакета экономических санкций против России, уверены эксперты.

Еврокомиссия недовольна слишком обширным, по ее мнению, присутствием российских компаний в европейской нефтепереработке. Об этом говорится в «Европейской стратегии энергетической безопасности», подготовленной ЕК.

В документе указывается, что Евросоюз сталкивается с рядом серьезных проблем, в том числе с повышением концентрации в руках российских нефтяников нефтеперерабатывающих мощностей на территории ЕС, а также с зависимостью переработки от российского сырья и нефтепродуктов.

Еврокомиссия считает, что необходимо поддерживать конкуренцию в нефтепереработке, чтобы избежать зависимости от России, и «намерена взять под контроль эти вызовы».

О российской экспансии в европейскую переработку ЕК говорила еще в мае. «В сочетании с зависимостью от поставок российской нефти и увеличением влияния российских игроков это делает отрасль уязвимой перед политическим вмешательством», — говорилось в проекте стратегии ЕК. «Определенная логика в позиции Еврокомиссии есть, — комментирует опасения брюссельских чиновников глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. — Российские нефтяные компании действительно весьма широко представлены в Европе».

Крупнейшая российская нефтяная компания «Роснефть» владеет 21% в СП с итальянской Saras S.p.A., которому принадлежит нефтеперерабатывающий завод на Сардинии. Также компания владеет 50% в Ruhr Oel GmbH, которой принадлежат четыре НПЗ на территории Германии (Гельзенкирхен — 100%; Bayernoil — 25%; MiRO — 24%; PCK Schwedt — 37,5%).

В «Роснефти» стратегию Еврокомиссии комментировать отказались.

Самая крупная в России частная нефтяная компания «ЛУКойл» владеет нефтеперерабатывающими заводами в Болгарии, Румынии и на Сицилии. Кроме того, «ЛУКойлу» принадлежит доля в нидерландском НПЗ.

«Мы считаем, что присутствие российских компаний в европейской нефтепереработке не является препятствием для конкуренции в этом секторе», — заявили «Газете.Ru» в «ЛУКойле».

«Дочка» «Газпрома» «Газпром нефть» владеет контрольным пакетом (51%) сербской NIS, которой принадлежит два НПЗ в Сербии. Правда, Сербия пока в Евросоюз не входит, но активно туда стремится. На запрос «Газеты. Ru» «Газпром нефть» не ответила.

В 2012 году нефтеперерабатывающие заводы в Бельгии и Германии купил нефтетрейдер Gunvor, в котором 44% принадлежало российскому бизнесмену Геннадию Тимченко. Однако в марте 2014 года, после введения против него адресных американских санкций, Тимченко продал свою долю партнеру по Gunvor Торбьерну Торнквисту. Таким образом, претензий к Gunvor у Еврокомиссии формально быть не может.

«Ограничения для предприятий с российским участием со стороны Еврокомиссии вряд ли возможны, ведь все сделки в нефтеперерабатывающем секторе проходили антимонопольную аттестацию, — указывает Александр Пасечник. — Однако если в дальнейшем российские компании захотят расширить свое присутствие в европейской нефтепереработке, они могут столкнуться с препятствиями со стороны контролирующих органов».

Эксперт обращает внимание на то, что до последнего времени Еврокомиссия была обеспокоена лишь растущим присутствием «Газпрома» на европейских рынках. Уже несколько лет в отношении российского холдинга ведется антимонопольное расследование.

«Тот факт, что под прицел ЕК теперь попала нефтепереработка, говорит о том, что тренд давления на российский энергокомплекс растет, и обусловлено это политическими мотивами», — поясняет Пасечник.

О том же говорит источник в российской нефтяной отрасли. По его словам, претензии по поводу засилья российских нефтяников в нефтепереработке Европы связаны исключительно с политической ситуацией вокруг Украины.