Невольный Каменщик

Аэропорт Домодедово назвал своим конечным собственником Дмитрия Каменщика

,
Дмитрий Каменщик является владельцем Домодедово, сообщил аэропорт. Раскрытие бенефициара последовало вслед за публикацией законопроекта, предусматривающего право ФСБ проводить оперативно-разыскные мероприятия по выявлению реальных собственников аэропортов, вокзалов и портов. В Домодедово связывают официальное раскрытие владельца с необходимостью привлекать государственное финансирование.

Аэропорт Домодедово раскрыл конечного собственника. Им является гражданин России Дмитрий Каменщик, сообщила компания в четверг.

Накануне Министерство экономического развития опубликовало законопроект, который предлагает наделить ФСБ правом проводить оперативно-разыскные мероприятия для выявления реальных собственников аэропортов, железнодорожных вокзалов, морских и речных портов.

Полученная спецслужбой информация впоследствии может быть использована в суде. Документ, опубликованный в среду на едином портале для размещения информации, вводит требование по обязательному раскрытию информации о собственниках как на текущей основе, так и по отдельным запросам. За отказ от раскрытия владельцев скрытый акционер будет ограничен в праве голоса на общем собрании акционеров. Кроме того, если компания-оператор не представит вовремя необходимые сведения или представит недостоверную информацию, ее менеджерам грозит штраф, правда, достаточно скромный — от 40 тыс. до 50 тыс. руб., а самой компании — штраф от 300 тыс. до 500 тыс. руб. За те же действия акционеру компании-оператора грозит штраф от 50 тыс. до 200 тыс. руб.

Кроме прочего, сохраняющим тайну бенефициарам грозит лишение финансирования инфраструктуры со стороны государства. В частности, речь идет о взлетно-посадочных полосах, которые планируется передавать в концессию. Правительство намерено инвестировать средства в развитие Московского авиаузла (МАУ), частью которого является Домодедово: через ФЦП «Развитие транспортной системы РФ» в 2013–2016 годах на объекты МАУ планируется выделить 38 млрд руб. В июле этого года на совещании по развитию МАУ говорилось о том, что власти не спешат выделять средства на аэропорты из-за непрозрачной схемы собственности.

Необходимо, чтобы все участники проектов находились в российской юрисдикции и работали с известными бенефициарами, потребовал в июле этого года президент Владимир Путин.

В Домодедово согласны со справедливостью таких условий.

Это действительно необходимо, поскольку «руководство страны намерено инвестировать значительные средства в развитие Московского авиационного узла», отмечается в сообщении аэропорта.

История с поиском собственника Домодедово началась в 2011 году. После теракта в аэропорту в январе 2011 года Дмитрий Медведев, который тогда занимал пост президента, потребовал найти конечных собственников Домодедово. В мае того же года заместитель генерального прокурора Александр Буксман заявил, что найти ту самую «последнюю матрешку», которая могла бы показать собственника Домодедово, не удалось.

Перед планировавшимся в 2011 году IPO Домодедово, которое, однако, так и не состоялось, аэропорт сообщил, что единственным владельцем холдинговой компании аэропорта — DME Ltd — является тот же Каменщик. Однако позднее на допросе в качестве свидетеля по уголовному делу о неисполнении требований авиационной безопасности cам Каменщик заявил, что единого собственника не существует: у разных юрлиц аэропорта разные собственники.

В бюллетене Счетной палаты за май 2011 года говорится, что до приватизации Домодедовского производственного объединения в 1996 году аэропорт Домодедово был федеральной собственностью. В 2010 году на территории аэропорта Домодедово собственником 322 объектов недвижимости аэропорта (включая аэровокзальный комплекс и объекты топливно-заправочного комплекса) являлась компания Hacienda Investments Limited, зарегистрированная на Кипре. В январе 2012 года кипрская Verulia Investments Ltd подала в Роспатент заявку на регистрацию товарных знаков «Домодедово. Московский аэропорт» и «Domodedovo. Moscow airport». Verulia Investments упоминается в числе офшоров, которые входят в структуру группы «Домодедово». Кроме того, в их числе фигурирует офшор из юрисдикции острова Мэн — FML Ltd.

Среди других аэропортов сложная структура владения у Внуково (Шереметьево в настоящий момент почти полностью подконтролен государству).

Инициатива МЭР предусматривала не публичное раскрытие бенефициаров, а то, что данные о владельцах будут известны соответствующим структурам, в том числе ФСБ и Генпрокуратуре, заявила «Газете. Ru» представитель аэропорта Внуково. «Мы из этого секрета не делаем», — подчеркнула она, отметив, что владельцем 18% акций консолидированной компании Внуково будет председатель совета директоров аэропорта Виталий Ванцев. Однако остальных владельцев представитель аэропорта не называет.

Сейчас доля государства в ОАО «Аэропорт Внуково» (терминал А) составляет 74,4%, в ОАО «Международный аэропорт Внуково» (терминал В) — 25% плюс одна акция. Правительство летом поручило профильным министерствам проработать возможность объединения всех активов на территории одного аэропорта в одно юридическое лицо. В объединенной компании государство будет контролировать около 30%.

Среди владельцев портовых структур, которые также фигурируют в законопроекте, наиболее сложная схема владения на данный момент у порта Ванино. Представитель совладельца порта — «Мечела» — лишь сообщил «Газете. Ru», что компания на данный момент контролирует 29,17% акций. Комментировать конечных собственников других владельцев — офшоров он отказался. «Мечел транс», купивший в прошлом году госдолю в порту, вскоре перепродал акции трем кипрским офшорам: Sedmino Investments Limited, Opern Trade Limited и Travigne Traiding Limited. Затем «Мечел транс» выкупил у миноритария порта — структуры En+ Олега Дерипаски 21,6% обыкновенных акций стивидорной компании за 4,77 млрд руб. Travigne Traiding в августе вышел из состава акционеров порта, 25% его акций получила «дочка» РЖД и НПФ «Благосостояние» — ЗАО «Титан». Кто является собственниками двух других офшорных структур, неизвестно: в их числе назывались владелец «Мечела» Игорь Зюзин, структуры РЖД и китайские либо корейские инвесторы. Ранее в МЭР и Федеральной антимонопольной службе утверждали, что конечные собственники порта им известны.

Юристы считают законопроект МЭР действенной мерой для раскрытия собственников. «Меры наказания достаточно жесткие, так что следует ожидать, что компании будут следовать закону»,

— указывает старший юрист Art De Lex Ярослав Кулик. Впрочем, в реализации законопроекта могут возникнуть сложности. «Что касается проверки достоверности сведений, то здесь все будет зависеть от наличия двусторонних соглашений о взаимодействии с государствами, в которых может быть зарегистрирован акционер. Кроме того, большая часть бизнеса уже раскрыта в рамках контроля за экономической концентрацией, а также в рамках действия ФЗ-57 («О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». — Газета.Ru)», — напоминает Кулик.