Контрабанда прорвала Таможенный союз

Таможня: достоверной статистики об импорте товаров внутри Таможенного союза не существует

Рустем Фаляхов, Екатерина Карпенко, Денис Лавникевич 19.12.2012, 21:40
Белоруссия и Казахстан не ведут учет импорта на границах Таможенного союза ИТАР-ТАСС
Белоруссия и Казахстан не ведут учет импорта на границах Таможенного союза

Половина товарооборота внутри Таможенного союза проходит «в тени», признает российская таможенная служба. Облегчение процедуры таможенного контроля привело к росту контрабанды. Эксперты не исключают, что статистика искажается сознательно, на государственном уровне, таможнями Белоруссии и Казахстана.

Статистика об объемах взаимной торговли между членами Таможенного союза — Россией, Белоруссией и Казахстаном — не является точной, заявила статс-секретарь-замруководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) России Татьяна Голендеева, выступая в среду на международной конференции «Таможня и ВЭД. Итоги года».

«Мы недавно проводили анализ, получив базу хозяйствующих субъектов, которые участвуют во взаимной торговле с Белоруссией и Казахстаном. У нас практически во всех регионах нигде не превышает 50% подача статистических форм по учету объемов взаимной торговли», — цитирует Голендееву «Интерфакс».

По ее словам, сейчас невозможно понять, какие товаропотоки идут из Белоруссии в Россию, из России — в Белоруссию и Казахстан.

Российская таможня не впервые предъявляет претензии коллегам по Таможенному союзу. В конце октября Россия потребовала от Белоруссии компенсацию $1,5 млрд. В такую сумму оцениваются потери российского бюджета от экспорта из Белоруссии бензина под видом растворителей и смазок, которые не облагаются пошлиной. Летом текущего года выяснилось, что Белоруссия реэкспортирует нефтепродукты, полученные из российской нефти, под видом растворителей, что позволяет ей избегать выплат в российский бюджет пошлин за поставки топлива за пределы Таможенного союза.

Голендеева напомнила, что при создании Таможенного союза в 2010 году было отменено декларирование товаров во взаимной торговле. Но для учета объемов торговли России с Белоруссией и Казахстаном было выпущено постановление российского правительства, предусматривающее добровольную подачу статистических данных участниками внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Голендеева оценила это постановление как «очень неудачное».

По ее данным, крупный внешнеторговый бизнес, как правило, статистические формы заполняет, мелкий и средний предпочитает обходиться без формальностей.

На этом фоне Минэкономразвития фиксирует снижение объема импорта. В прогнозе социально-экономического развития России на 2013–2015 годы говорится, что оценка объема импорта товаров в 2012 году понижена на $9 млрд». Комментируя прогноз, заместитель министра экономического развития Андрей Клепач ранее заявлял, что замедление импорта в 2012 году – это «некая загадка». Помимо замедления спроса существует еще одно предположение: часть импорта, прежде всего китайского, не учитывается. Только по итогам года можно будет сказать, сколько товаров поставили в Россию Белоруссия и Казахстан, предположил Клепач.

ФТС готова ужесточить правила учета товарных потоков, но пока не находит поддержки у Минэкономразвития. Это ведомство, напомним, назначено профильным по снижению административных барьеров для бизнеса. Минэкономразвития, в свою очередь, ориентируется на мнение президента Владимира Путина, заявившего в прошлом месяце, что некоторые из «дорожных карт» Агентства стратегических инициатив выполняются формально, в том числе таможенной службой. Внедрение «дорожной карты» по либерализации доступа бизнеса к таможенной инфраструктуре не решило главную проблему – сократить время оформления товаров на границе, считает Путин. Импортеры и экспортеры вынуждены заполнять на границе многочисленные бланки и простаивать сутками.

«Снятие внутренней таможенной границы облегчило работу бизнеса, но только в Белоруссии и Казахстане. В российском Минпромторге вал жалоб от отечественных производителей на засилье контрафакта», — говорит руководитель департамента госконсалтинга Strategic Business Solutions Алексей Калинин.

«В Белоруссии воспринимается как само собой разумеющееся то, что средние и малые предприятия поставляют товары в Россию без какого-либо учёта и контроля со стороны госведомств», – говорит аналитик минского агентства «Инфокредит» Антон Платов.

Он считает, что отсутствие достоверного учета импорта — это осознанная государственная политика стран — членов Таможенного союза: экспортеры пополняют бюджет валютой, поэтому государства-партнеры не хотят создавать для них бюрократических проблем.

Одна из схем безучетных поставок товаров в Россию из Белоруссии предполагает регистрацию фирм в Смоленске или Брянске, но реально они работают в Белоруссии, – говорит Платов. – И в полном соответствии с правилами союзного государства и Таможенного союза. «А потом поставляют товары в Россию, при этом формально являясь российскими компаниями», — резюмирует он.

Эксперты называют таможенную политику альянса «государственной контрабандой».

«При создании Таможенного союза Россия доверила партнерам контроль на внешнем периметре и просчиталась. Фуры идут в Россию с контрабандой из Китая и из европейских стран. Их пропускают по запискам, без декларирования. Везут все – от обуви и электроники до цветов и пластиковой упаковки», — говорит доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

По его подсчетам, стоимость контрабандных товаров в среднем в два раза ниже легально импортируемых. «Это удар по отечественному бизнесу: конкурировать с дешевой контрабандой невозможно», — говорит Суздальцев, полагая, что контроль на границе возможен, только если на внешний периметр Таможенного союза, а это 5–6 основных таможенных постов, вернутся российские таможенники.

Но Белоруссия и Казахстан никогда не согласятся на российских контроль внешних границ, замечает он.