Пенсионный советник
«Огромный и угрожающий»: каким будет оборонный бюджет США

Сенат США принял оборонный бюджет на 2019 год

Законопроект об оборонном бюджете США на 2019 год предусматривает значительное повышение денежного довольствия американским военнослужащим, увеличение числа кораблей ВМС США, количества самолетов, а также численности некоторых видов и родов войск ВС США. Изменятся ли военные стратегии США и как ответит Россия, — в материале «Газеты.Ru».

На этой неделе американский сенат принял законопроект об оборонном бюджете (National Defence Authorization Act, NDAA) на 2019 финансовый год в размере $716 млрд.

Реклама

Документ поддержали 85 сенаторов, десять выступили против. Теперь его должна одобрить палата представителей, затем обобщенную версию должны принять обе палаты конгресса, а также подписать президент США Дональд Трамп.

Одна из основных особенностей нового бюджета — увеличение денежного довольствия американских военнослужащих на 2,6%. Это самый большой рост за последние девять лет. Кроме того, планируется существенное сокращение управленческого аппарата.

Как ранее писала «Газета.Ru», бюджетный запрос на оборонные потребности в 2019 финансовом году включал $617 млрд финансирования основных потребностей и операций Пентагона, дополнительные $68,5 млрд из фондов военного времени, а также $30 млрд на программы ядерного вооружения, включая расходы на программы министерства энергетики в этой сфере. В целом расходы на национальную оборону в США в 2019 году, как и предполагалось ранее, выросли до $716 млрд.

Бюджетом предусмотрены закупки вооружения и военной техники в размере $236,7 млрд. Из этой цифры непосредственно на закупки предполагается израсходовать $144,3 млрд, а $92,4 млрд потратить на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Основные программы закупки вооружения и военной техники будут увеличены до $92,3 млрд.

Одно из самых больших увеличений расходов военного бюджета США в 2019 году предполагается для неопределенно сформулированной статьи — «Обеспечение поддержки боевых действий» ($66,8 млрд).

На эти цели предполагается потратить на $16,9 млрд больше, нежели в 2018 финансовом году, в котором эта цифра составляла $49,9 млрд.

Достаточно крупными в американском военном бюджете выглядят статьи, посвященные самолетостроению и связанными с ним системами ($55,2 млрд) и кораблестроению и морским системам ($33,1 млрд).

В рамках первой категории планируется закупка 77 истребителей F-35 Joint Strike Fighters, 15 самолетов-заправщиков KC-46, 24 самолетов F/A-18, 60 ударных вертолетов AH-64E, 6 президентских вертолетов VH-92, 8 вертолетов CH-53K King Stallions.

В рамках статьи «кораблестроение и морские системы» планируется закупить две подводные лодки класса «Вирджиния», три эсминца класса Arleigh Burke, один боевой корабль прибрежной зоны, авианосец класса CVN-78, два быстроходных танкера, одну плавбазу.

Также существенной статьей расходов выглядят «ракеты и боеприпасы» ($20,7 млрд), «наземные системы» ($15,9 млрд) и другие. Значительная сумма денег может быть выделена на НИОКР, ОКР и технологии, программы ПРО, системы управления, связи и разведки, системы космического базирования и другие.

В военном бюджете образца 2019 года значительные средства выделяются на совершенствование практически всех видов вооруженных сил, но приоритетное внимание уделено ВВС, ВМС, изысканиям в сфере перспективных технологий, системам ПРО и развитию военного космоса.

По мнению американских экспертов, именно эти направления выведут армию и флот США на лидирующие позиции в мире. Аналитики Пентагона даже полагают, что при подобных обстоятельствах технологический отрыв вооруженных сил США, предпосылки которого создадут военные расходы в 2019 году, станет непреодолим для основных геополитических соперников США.

«Общее впечатление от оборонного бюджета США на 2019 финансовый год можно сформулировать так — это практическая направленность на то, что американцам действительно сегодня нужно»,

— рассказал «Газете.Ru» заместитель директора Института США и Канады РАН генерал-майор Павел Золотарев.

По словам эксперта, очередной военный бюджет США отвечает требованиям ведения боевых действий в современных конфликтах, а не в войнах, связанных с глобальным противостоянием двух держав и ядерным сдерживанием.

«В то же время надо учитывать некоторые обстоятельства, и не паниковать по этому поводу, а то у нас некоторые уже ударились в панику, что американцы в ответ на нашу модернизацию ядерного оружия начали проводить свою», — обращает внимание Золотарев.

По его оценкам, это происходит у американцев в плановом порядке. «У нас гарантийные сроки эксплуатации изделий заканчивались раньше, у них позже, но рано или поздно и у нас, и у них наступает этап модернизации. У них по времени наступает сейчас», — пояснил генерал.

Кроме того, подчеркивает эксперт, стратегические ядерные силы США претерпевали за последние десятилетия неоднократные модернизации. Тот же сегодняшний «Минитмен» разительно отличается от своего первоначального облика, разве что сохранился только внешний вид изделия. А теперь в США начинается очередной этап модернизации стратегических ядерных сил, напоминает специалист.

«Но, слава богу, это не гонка вооружений. Важно подчеркнуть именно это», — считает Павел Золотарев.

Что касается программы противоракетной обороны, то американцы в настоящее время занимаются не количественным наращиванием систем ПРО, а их качественным совершенствованием, полагает генерал.

По словам собеседника издания, в США сегодня вкладывают средства в те технологии, которые могут позволить более точно обнаруживать и сопровождать баллистическую цель, выделять ее на фоне ложных объектов, осуществлять наведение противоракет различных комплексов, в диапазон действия которых будет попадать та или иная цель на траектории полета боевого блока противника.

«На отражение массированного ракетно-ядерного удара американская система ПРО по-прежнему не рассчитана», — отмечает Золотарев.

По его словам, в настоящее время все те средства ПРО, которые дислоцируются на континентальной части США, на последних испытаниях показывают крайне низкую эффективность, то есть они продемонстрировали крайне незначительную вероятность поражения баллистической цели. По мнению Золотарева, сейчас американцы пытаются повысить надежность работы национальной системы ПРО.

Министр обороны США Джеймс Мэттис, напоминает эксперт, — участник современных военных конфликтов. Поэтому в военном бюджете США на 2019 финансовый год он расставляет приоритеты именно в соответствии с реалиями ведения боевых действий.

В свое время один из командующих стратегического командования США говорил примерно так — «зачем вкладываться в то, что никогда не будет использовано?» И Джеймс Мэттис, похоже, руководствуется этим заветом.

«Позиция наша по поводу утверждения очередного военного бюджета США в целом заведомо заранее известна и, как правило, характеризуется словами — «огромный», «беспрецедентный», «угрожающий стабильности и миру целом», — рассказал «Газете.Ru» директор Института стратегических оценок, заместитель председателя Ассоциации «Россия–США» Сергей Ознобищев.

В связи с обнародованием очередного военного бюджета США у нас обычно утверждается, что американцам все эти траты обходятся очень дорого, подчеркивает специалист. Тем не менее, напоминает собеседник издания, на состоянии экономики США и их уровня жизни военные расходы отражаются не особенно заметно — как жили они раньше, так и живут. Военные расходы США от ВВП составляют всего около трех процентов.

При этом сегодня в России некоторые горячие головы, рассуждая о той же милитаризации Вашингтоном космоса, готовы повторять за американцами все их инициативы, указывает эксперт.

«Быть сегодня с ними наравне нам совершенно не пристало, — убежден Сергей Ознобищев. — Надо спокойно, я бы даже сказал, мудро, относится ко всему этому, и быть уверенным в своей силе и своем потенциале».

По его словам, и хотя действия Ким Чен Ына в этом плане абсолютно не являются примером для подражания, но имея буквально несколько единиц ядерных зарядов, совершенно незначительное количество средств доставки, лидер Северной Кореи разговаривал с Америкой чуть ли не на равных.

Оказалось, что маленькая страна, буквально крошечная, с крайне незначительным военно-экономическим потенциалом, ничего собой реально не представляющая в ядерной области, может оказывать серьезное политическое влияние на ход мировых процессов. И это продолжалось в течение многих десятилетий, начиная с 1990-х годов, напоминает Ознобищев.

Самый лучший ответ, который может быть в этом случае, утверждает эксперт, изложен в послании президента России Владимира Путина Федеральному собранию в этом году — действовать не числом, а умением. Используя сравнительно небольшие средства и имеющийся научно-технический потенциал, наше превосходство в отдельных сферах вооружения и военной техники, удержать за собой военно-политические позиции в мире.

Отметим, что военные расходы США в 2017 году были самыми крупными среди страны мира — $610,19 млрд (доля в мире — 35%, доля от ВВП — 3,1%). Следом шли Китай ($228 млрд, доля в мире — 13%, доля от ВВП — 1,9%), Саудовская Аравия ($69,4 млрд, доля в мире — 4%, доля от ВВП — 10%), Россия ($66,3 млрд, доля в мире — 3,8%, доля от ВВП — 4,3%), Индия ($63,9 млрд, доля в мире — 3,7%, доля от ВВП — 2,5%), Франция ($57,8 млрд, доля в мире — 3,3%, доля от ВВП — 2,3%), Великобритания ($47,2 млрд, доля в мире — 2,7%, доля от ВВП — 1,8%).