Эксперт: присвоение имен аэропортам — модель народного обсуждения

Подписание президентом Владимиром Путиным указа о присвоении аэропоротам имен известных в истории России людей  нужно рассматривать как некоторый очень важный прецедент, когда решение, которое явно является общественно чувсвительным, глава государства поручил, скажем, не Минкульту, а поручил обществу, заявил гендиректор Института инструментов политического анализа Александр Шпунт.

«Я просто хочу напомнить, что в процессе этого переименования участвовали более 400 волонтеров, участвовали десятки общественных организаций, причем иногда занимающие довольно противоположные политические позиции. И это действительно стало, если хотите, некоторой моделью общенародного обсуждения, которого очень не хватало в ситуации с екатеринбургским храмом и другими конфликтными ситуациями. Президент просто показал пример, как такие конфликтные вопросы, он же не случайно, когда была ситуация с екатеринбургским храмом обратил внимание, что хорошо было бы сделать опрос, фактически он опирался на свой личный пример, как он поручил именно обществу выработать механизмы нахождения консенсуса по этому вопросу», — отметил эксперт.

Да, действительно потом, это же все-таки государственное дело, попало на экспертизу в правительство, в профильное министерство, признал Шпунт.

«Мы видим, что иногда два региона, например, Санкт-Петербург, они были вынуждены отказаться от этого решения, потому что власти сочли, что слишком поляризовано мнение горожан и невозможно найти консенсус. Но вообще, вот эта модель, когда сложное резонансное решение готовится фактически на смысловом уровне общественностью, в широком смысле обществом, не какой-то назначенной общественностью, а в широком смысле обществом, а потом проходит тестирование и проверку правительством и региональными властями – это очень удачная модель. Фактически она первая. До сих пор таких примеров нахождения общественных консенсусов в сложных вопросах, по крайней мере, в России не было», - пояснил эксперт.

«Что же касается самого наименовании аэропортов, то это еще один хороший пример, когда Россия, которая во многих вещах пытается идти каким-то своим собственным путем, достаточно грамотно анализирует мировую практику. Вы прилетаете, например, в Париж. Вы прилетаете в аэропорт Шарля де Голля. Вы прилетаете в Рим, вы прилетаете в аэропорт Леонардо да Винчи. Я могу назвать еще десятки мировых аэропортов, которые носят имена величайших людей, по которым, это очень важно, существует национальный консенсус в том, что они являются некоторыми опорными точками в самосознании нации. Здесь вопрос не в том, будет ли этот аэропорт популярным, будет ли туда летать больше самолетов или больше людей узнает имя Пушкина о того, что Шереметьево будет называться аэропортом Пушкина. Очень важная ситуация, при которой теперь как бы, куда ты летишь – в Пушкин. Это скажет итальянец, немец, француз, а американец, который прилетит в Россию. Так же, как мы говорим, что летим в Шарля де Голля. Это не только иностранная составляющая, есть еще и отечественная составляющая. Мы таким образом формируем некоторый постоянно находящийся перед глазами список фигур, которые определяют некоторую конструкцию самоопределения российского в широком смысле российской нации», — отметил Шпунт.