Эксперт указал на репутационные риски для британской судебной системы в контексте дела Ахмедовых

Великобритания инициирует акции, подобные процессу Фархада Ахмедова с целью минимизировать потери от грядущего брекзита, которые могут быть настолько значительными, что некоторые эксперты допускают даже распад Соединенного Королевства и Британского содружества наций, считает вице-президент Академии реальной политики Сергей Соловьев.

Он прокомментировал появившиеся на этой неделе публикации в британской и российской прессе, касающиеся действий английского судьи Чарльза Хаддон-Кейва.

Реклама

«В этом свете перед всеми госструктурами поставлена задача максимально наполнить бюджет Королевства. Допускаются даже репутационные потери, которые просто неизбежны в ситуациях вроде бракоразводного процесса супругов Ахмедовых. Британия идет на риск лишиться своей высокой репутации в юридической сфере во имя чисто фискальных амбиций», - считает эксперт.

Как ранее сообщалось, юрисконсульт Фархада Ахмедова по коммерческим вопросам Энди Керман подал заявление в Верховный суд Англии о нарушении его права на защиту клиента, так называемого privilege of defence. По мнению юриста, эта статья закона была грубейшим образом нарушена за несколько дней до вынесения судьей Хаддон-Кейвом решения по делу о разводе Ахмедовых, когда после принудительного привода в зал заседаний судья потребовал от доверителя российского предпринимателя раскрыть всю известную ему информацию об активах своего клиента. Что тот и вынужден был сделать, поскольку в случае сокрытия информации судья пригрозил уголовным наказанием за неуважение к суду.

31 июля Верховный суд перенаправил иск Кейна в суд первой инстанции.

Рассмотрение дела состоялось в Лондонском суде 2 августа, но вел его тот же заседатель Чарльз Хаддон-Кейв. Судья на тот момент находился в отпуске, но для ведения этого дела срочно его прервал.

«Согласно английскому праву, принцип адвокатской тайны, такой: никто не имеет права обязать адвоката раскрыть информацию о клиенте, которая была им получена в ходе оказания ему услуг, - комментирует ситуацию юрист Марат Агабалян. - Если сам адвокат не совершил действий уголовного характера, например участия в отмывании денег и т.д., никто не имеет права обязать его раскрыть адвокатскую тайну. Бывают ситуации, при которых правоохранительные органы могут запросить разного рода информацию, но и в этом случае адвокат совершенно вправе им отказать, потому что privilege of defence действует даже в этой ситуации».

По мнению эксперта, подобные действия судьи ставят под сомнение его беспристрастность в деле Ахмедовых и справедливость вынесенных им решений.