Жизнь под полумесяцем

Как изменилась жизнь в Москве после открытия Соборной мечети

__is_photorep_included7774583: 1
В Москве после десятилетней реконструкции открылась Соборная мечеть — крупнейшая в Европе. Здание высотой в шесть этажей способно вместить до 10 тыс. верующих и должно стать одним из столпов российского ислама. «Газета.Ru» выяснила, как местные жители и районный бизнес отреагировали на новое соседство.

Стандартная по некоторым дням картина — станции метро «Проспект Мира», заполненные благообразными бородатыми старичками и темноволосой молодежью в шапочках, — в этом году выглядит несколько угрожающей для пассажиров, боящихся толпы. Один из вестибюлей — тот, что принадлежит кольцевой станции, — закрыт на реконструкцию, поэтому весь поток верующих поднимается к единственно возможному выходу. И сразу же останавливается. Возможно, дело в слепящих бликах солнца, отражающихся от куполов бело-мятной Соборной мечети: за последние годы глаз настолько привык к строительным лесам на этом месте, что сразу и не воспринимает новое здание. Но куда более вероятно, что все дело в зеленых металлических ограждениях, которыми огорожено большинство подходов к мечети.

«Стандартная для таких мероприятий практика, вы как будто в другие праздники на улице не бываете», — удивляется один из охраняющих периметр полицейских. Он же сурово требует пропуск в Московский метрополитен (офис находится сразу за вестибюлем «Проспект Мира» — кольцевая) у пытающейся пройти мимо девушки. Средних лет мужчина громко возмущается: как он может попасть на встречу в ближайшем бизнес-центре, если все перекрыто? Одна

дама после долгих уговоров получает разрешение пройти за кордоны, чтобы дойти до банкомата, не делая крюк: «Очень ноги болят».

Для тех мусульман, которым не хватило места и/или пропусков на праздничную молитву, рядом с улицей Дурова огорожена внушительная площадка. Мечеть для молящихся остается по левую сторону: лицом они направлены в сторону Мекки. От бетонно-стеклянных бизнес-, фитнес- и других центров гулко отражаются звуки праздничных песен. Что ж, жизнь в этом районе поменяет привычный за последние десять лет уклад — по крайней мере, по крупным для мусульман праздникам.

Быстрее всего переориентировались самые мобильные предприниматели.

Сразу у выхода из метро ходит «человек-бутерброд» в мусульманской шапочке, раздающий листовки. Судя по надписи на его груди и спине, он подскажет, где можно узнать все тонкости получения трудового патента, а заодно и правила русского языка. С проходящими мимо верующими он здоровается: «Ассаламу алейкум». Те, в свою очередь, торопятся на молитву, так что флаеры с тайнами русской грамматики берут не очень охотно.

На подходах к мечети стоят, сидят и хромают попрошайки. Не совсем понятно, будут ли они теперь находиться там постоянно, как у многих «хлебных» религиозных сооружений, или же будут «работать» вахтовым методом, по праздникам. «Пострадала при пожаре», «ребенку на хлеб» и другие плакаты призывают прохожих помочь страждущим.

Более инертным оказался районный общепит. Например, в кафе «Андерсон» блюд из свинины нет, но плакаты приглашают на «веселый детский праздник со свинкой Пеппой». Торговля также практически не отреагировала на новое-старое соседство. В магазинах продают алкоголь и говорят, что ни одной жалобы или требования запретить продажу спиртного хотя бы в мусульманские праздники не отмечалось: «Если вы покажете паспорт и если время будет дневное, то спокойно можете купить что хотите». Свинина также спокойно находится на полках с мясом.

В то же время недавно позади «Олимпийского», в полупустом пока бизнес-центре открылся магазин сети «Бахетле» с большим выбором халяльной продукции. На полках расписные матрешки с портретом Медведева и

сувенирные тарелки с московскими красотами соседствуют с сервизами, украшенными арабской вязью,

и куклами в национальной татарской одежде. Специальных запретов на продажу алкоголя и свинины там делать не планируется, равно как и скидок на баранину или говядину в честь Курбан-байрама.

Рядом с «Олимпийским» находится Клинический институт им. Владимирского (МОНИКИ), куда идет нескончаемый поток пациентов и их родственников. На их пути — храм во имя иконы «Всех скорбящих радость». В храме необычайно пусто, как рассказывает продавщица в церковной лавке. «Я тут работаю лет двадцать точно, никогда нам не мешали прихожане мечети. У них молитва на Курбан-байрам начинается рано-рано утром, чуть ли не в четыре часа, и к восьми-девяти утра, когда у нас начинаются службы, уже почти никого не остается в районе. Так что мы вполне мирно живем и, конечно, будем жить вместе», — говорит она.

Не настолько оптимистично настроена жительница улицы Гиляровского Татьяна. «Я 60 лет живу в этом районе, обычно все тихо, но

по праздникам просто страшно из дома выходить бывает.

Празднующие почему-то любят бегать, не знаю, почему так. И последние несколько лет прямо очень много людей собираются. Меня никогда не сбивали, правда, как-то оббегали все время. Но из окна так глянешь, подумаешь: как же я буду через дорогу-то на работу переходить?» — говорит москвичка.

Единственные, кто вообще не отреагировал на открытие мечети, — рекламные операторы. На билборде обнаженный мужской торс сменяет женский — с внушительным декольте, а завершается «показ» плакатом завтраков в «Макдоналдсе» со свиной котлетой. Несмотря на то что столичные власти заявляли, что рассмотрят жалобы мусульман на рекламу, оскорбляющую их религиозные чувства, жалоб таких, очевидно, пока не поступало.