«Pussy Riot реанимировали протестное движение в России»

Удалось ли Pussy Riot изменить мир

Прошел ровно год с момента акции Pussy Riot «Богородица, Путина прогони» в храме Христа Спасителя. В конце февраля 2012 года вряд ли кто-то мог предположить, что скандальная акция превратится в уголовное преступление, три активистки станут известны всему миру, за них со сцены будут вступаться звезды мировой величины, а общественные деятели будут ломать копья в бесконечных дискуссиях о «панк-молебне» и его последствиях.

По прошествии года со дня панк-молебна «Богородица, Путина прогони» в храме Христа Спасителя «Газета.Ru» спросила у церковников, журналистов, общественных деятелей и политологов, удалось ли Pussy Riot изменить мир.

Глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов:

— Pussy Riot плюнули в лицо православным гражданам, православным святыням и православному народу России, и в этом контексте они изменили мир к худшему. Они внесли свои пять копеек в дехристианизацию нашей страны, в торжество зла. Однако это зло было пресечено мощной ответной реакцией православного большинства граждан России.

Православный активист Дмитрий Энтео Цорионов:

— Конечно, мир уже не будет прежним, потому что еще больше людей стало активно причислять себя к православной церкви, а о православной церкви узнали по всему миру. Даже те люди, которые ничего не знали о ней, видя агрессивные нападки Pussy Riot и последующую информационную кампанию, узнавали о церкви больше и присоединялись к православию. Активистки плохо поступили, но Бог их зло обратил во благо — через него Он разбудил христиан и рассказал всему миру о православии.

Бывший адвокат активисток Pussy Riot Марк Фейгин:

— Мир они, конечно, не изменили, это было бы громко сказано. Pussy Riot предприняли попытку внести какие-то смыслы в общественную модель, повлиять на социальную и духовную жизнь русского общества. Результат есть, было бы глупо его отрицать. В глобальном понимании они мир не изменили — мало кому это дано. Но это была хорошая попытка.

Муж заключенной активистки Pussy Riot Петр Верзилов:

— Pussy Riot, безусловно, изменили мир. За этот год стало понятно, что, когда власть очень нервно, очень неправильно и очень поспешно реагирует на искусство, выраженное в радикальной форме, такое искусство может получать сочувствие, одобрение и поддержку колоссального количества людей.

Радикальное искусство способно превратиться в глобальный символ.

Мы увидели, что ситуация с Pussy Riot трогает людей гораздо больше, чем классические политические ситуации, репрессии и так далее. Очевидно, что наказание и репрессии со стороны власти происходят не столько за конкретное высказывание, сколько за конкретный художественный образ, который не приемлют те, кто сегодня определяет политику в России.

Священник РПЦ, запрещенный в служении на пять лет, Дмитрий Свердлов:

— Насчет всего мира сказать трудно, но русский мир Pussy Riot, конечно, изменили. Они выявили для русского сообщества какие-то особенности русского православного менталитета и практики церковных людей, которые до этого события не были известны широким кругам. Наверняка событие, которое произошло в ХХС, и все, что происходило потом вокруг этого события, войдет в учебники по истории русской церкви. Здесь будет вопрос интерпретации, но то, что это событие будет упоминаться или трактоваться тем или иным образом, это очевидный факт.

Библеист Андрей Десницкий:

— Мир изменили не столько Pussy Riot, сколько то, что началось потом вокруг них. Их действия не были ни особо оригинальными, ни особо значимыми. А реакция на эти действия, оказавшаяся в сто раз более сильной, чем можно было предполагать, может, и не изменила суть вещей, но вдруг высветила ее с неожиданной стороны.

Мир не изменился, но стал немножко более прозрачным.

Политолог Александр Дугин:

— Группа Pussy Riot фундаментально изменила мир — он стал намного гаже, чем был. Оказалось, что большое количество российской интеллигенции поддерживает грубые святотатственные акции, направленные на оскорбление достоинства верующих. В защиту этих неудачных и довольно отталкивающих эстетически дам выступили целые страны и культуры. Тем самым они подписались под очень важным мировым трендом, который заключается в том, что грязь, подлость, свинство, плевок в святыни, бездарность, эпатаж, хамство и распущенность стали программным кодом целой цивилизации, а не просто нормой, присущей некоторым недокультурным недоумочным отдельным гражданам, которых можно было бы простить и пожалеть.

Pussy Riot изменили мир, открыв его убожество, нечистоплотность, политически заказную порнографичность.

Фактически сегодня весь мир делится на сторонников и противников Pussy Riot. Это своеобразный водораздел. Сегодня гораздо важнее быть за или против Pussy Riot, чем быть за коммунизм или капитализм. Конечно, это все мультипликационные персонажи, и можно было бы с таким же успехом обсуждать Ежика в тумане. Но Ежик в тумане не стал лакмусовой бумажкой определения фундаментальной антологической экзистенциальной позиции, а группа Pussy Riot стала.

Я думаю, что Pussy Riot — это некий старт, сигнал к гигантской гражданской войне в рамках человечества. Их сторонники должны быть уничтожены. С их точки зрения все противники Pussy Riot являются защитниками тоталитаризма, архаики, традиций и тоже должны быть уничтожены. Люди, которые их поддерживают, — это ментальные агрессивные инвалиды. Они не только больны, они пытаются свою болезнь возвести в норму. Для другой части человечества, включая Хиллари Клинтон, серьезные страны, многотысячные немецкие гей-парады, противники Pussy Riot — это неприемлемый для них антропологический тип консерваторов, патерналистов, жестких сторонников религии и вертикали власти.

На самом деле эти «ежики в тумане» сделали большое дело, они разделили человечество, прочертили черту между ними и нами. Это начало смертельной антропологической войны внутри человечества. С таких символических действий, как выстрел в Сараево, осквернение ХХС, начинаются религиозные мировые войны. Никто ни с кем уже аргументированно разговаривать не будет. Это вопрос силы. Либо они нас, либо мы их.

Писатель Дмитрий Быков:

— Во-первых, Pussy Riot довольно радикально изменили репутацию России в мире. Во-вторых, они показали своему поколению, что вечно сидеть и фрондировать в кулак бесперспективно, можно что-то делать. Пусть это не всегда хорошо, и пусть это вызывает самые разные оценки, но это по крайней мере что-то меняет. Наконец, они показали художественному сообществу, что такое радикальный художественный жест. У нас таким художественным жестом стало считаться чуть ли не размазывание сырков по асфальту, а они показали, что если художник хочет сделать радикальный жест, то должен работать с сакральными вещами. Эти работы могут интерпретироваться по-разному морально, философски и даже уголовно, как мы видели. Радикальное искусство — это то, за которое сажают, а не то, за которое приглашают на Венецианскую биеналле.

Телеведущий Михаил Шац:

— Не знаю, изменили ли Pussy Riot мир, но страну — да. Они подчеркнули важность текущего момента, клерикализации государства. Они делали это нагло, вызывающе, что спровоцировало острый и быстрый разлом в обществе. При этом я абсолютно поражен их внутренней убежденностью, их интеллектом, и это подчеркивает для меня провокативность того, что они сделали.

Телеведущий Николай Сванидзе:

— Мир они, конечно, не изменили, но общественно-политическое российское пространство они несомненно изменили. То, что относится к Pussy Riot, нужно делить на две составляющих. Первое — это непосредственно их поступок, а именно пляска в ХХС, которая чести никому не делает, прежде всего самим барышням. Поступок плохой, невоспитанный и противный, он никому не понравился и не мог понравиться. Второе — это реакция на этот поступок со стороны официальной власти, то есть светской власти и РПЦ. Реакция была такая неадекватная, что по своему негативному воздействию, возмущенным репликам и волне возмущения, которое она вызвала, она перекрыла на порядки поступок самих девушек в ХХС. В целом мир изменили скорее не они, а те, кто стал с ними воевать. Это привело к несомненному снижению реального духовного авторитета РПЦ в российском общественном пространстве, прежде всего среди интеллигенции и православной интеллигенции. Кроме этого реакция привела к определенному общественному протестному подъему, который к тому времени сходил на нет.

То, что связано с Pussy Riot и «антисиротским законом», фактически привело к реанимации протестного движения в России.

Писатель Эдуард Лимонов:

— Ленин изменил мир. Вот вам мой ответ.