Для думцев открыли тюрьмы

Членам партий и представителям религиозных организаций могут разрешить проверять колонии и СИЗО

Депутаты и правозащитники хотят допустить представителей партий и религиозных деятелей в общественные наблюдательные комиссии в колониях и СИЗО (ОНК). Служители культа и думцы должны заменить в ОНК бывших сотрудников силовых органов, представительство которых предлагается существенно ограничить. Организации, отстаивающие интересы силовиков, настаивают на более щадящих ограничениях, но советуют «смотреть на то, как человек работает, а не на его профессиональное прошлое».

Депутаты и правозащитники предлагают предоставить политикам и религиозным деятелям право работать в общественных наблюдательных комиссиях (ОНК). Как рассказал «Газете.Ru» председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР), он уже подготовил соответствующие поправки в профильный для ОНК закон об «Общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

«Я предлагаю обеспечить право политическим партиям и религиозным организациям, которые зарегистрированы в России не меньше пяти лет, на представительство в ОНК. Эта инициатива, как мне кажется, повысит ответственность ОНК перед обществом и даст возможность партиям исправить проблемы в пенитенциарной системе», — заявил Нилов.

Поправки, касающиеся партий и религиозных организаций, Нилов предложил в ходе разработки пакета нововведений в закон об ОНК. О готовящейся реформе законодательства об общественных комиссиях «Газета.Ru» писала в середине января. Поправки, которые разрабатывал Нилов совместно с правозащитниками из Gulagu.net, в основном касались ограничения представительства бывших сотрудников силовых структур в составе комиссий. Первоначально существовали два варианта нововведений, радикальный и умеренный.

Радикальный вариант предполагал полный запрет на членство в ОНК бывших и находящихся на пенсии служащих правоохранительных органов, в том числе прокуратуры, ФСИН и ФСКН, адвокатов, региональных и федеральных чиновников, представителей муниципалитетов и депутатов всех уровней.

Умеренный вариант не ограничивал депутатов и госслужащих и давал выходцам из спецслужб право на незначительное членство в ОНК. Согласно этому предложению, в итоговом составе комиссии не может оказаться более четырех бывших силовиков – это 10% от общего количества общественников, которые по закону могут быть в ОНК, куда входят 40 человек.

Еще поправки призваны сделать работу комиссии более открытой. Правозащитники и депутаты настаивают на изменении порядка отчетности наблюдателей. Если сейчас контролер может писать отчет по итогам свей ревизии несколько дней, то Нилов и общественники предлагают ограничить время подготовки материалов одними сутками. Кроме того, контролеров хотят приучить к публичности. В случае одобрения новаций, члены ОНК будут обязаны публиковать свои отчеты, их копии, а также тексты обращений в суд, в прокуратуры и «иные государственные органы» на специальном сайте, который пока не определен.

После обсуждения первоначальных вариантов поправок часть инициатив отпала, другая часть стала более компромиссной. Кроме нового предложения о допуске членов политических партий и религиозных организаций по-прежнему остается инициатива обязать контролеров стать более публичными, рассказал Нилов. «Также мы предлагаем не пускать в председатели комиссий бывших сотрудников силовых ведомств, если они хотя бы один день из последних десяти лет работали в органах. Если человек последний раз трудился в органах 10 лет назад, ему вход в комиссию будет открыт. Это тоже в поправках прописано», — подчеркнул депутат.

Инициатива о квотировании бывших сотрудников силовых структур оказалось самой спорной. Но, как подчеркивает глава комитета по делам общественных объединений, в той или иной форме она останется в пакете поправок. «Мое предложение — ограничить представительство силовиков до 10–15%. Такой же процент, по моему мнению, должен быть и у бывших заключенных. Но это вопрос дискуссионный», — говорит Нилов.

Поддерживающий инициативы Нилова руководитель Gulagu.net Владимир Осечкин пояснил, что с введением квоты на членство бывших силовиков недокомплекта в ОНК не будет. «Отчасти их должны заменить представители партий или религиозные деятели. При этом недокомплект в наблюдательных комиссиях есть и сегодня, хотя никаких ограничений для экс-сотрудников нет. В настоящее время в ОНК менее 760 членов на все 83 региона, притом что их должно быть больше 1600. Откуда брать новых? Из партий и религиозных организаций: этот ресурс нельзя недооценивать. Одновременно надо искать правозащитников нового поколения», — заявил Осечкин «Газете.Ru».

Пока непонятно, будет ли квотироваться представительство в ОНК религиозных деятелей, но правозащитники планируют донести до депутатов соответствующее предложение.

«В колониях, к примеру, Кавказа могут сидеть православные, а в колониях Челябинской области — мусульмане. Чтобы обеспечить защиту заключенных всех конфессий, целесообразно закрепить в комиссиях как минимум по одному месту для представителей наиболее популярных верований, или представителей тех конфессий, которые популярны в конкретном регионе. Мы будем на этом настаивать», — подчеркнул Владимир Осечкин.

Представители силовиков считают, что квота должна быть больше той, которую предлагает Нилов. «Если придется вводить квоту, то, мне кажется, можно ограничить допустимое представительство бывших сотрудников до 50%, то есть до половины, — заявил «Газете.Ru» председатель президиума общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков. – В целом я за то, чтобы вводить цивилизованные ограничения для обеспечения беспристрастности работы комиссий, чтобы не было перегиба в ту или иную сторону».

Тем не менее, подчеркивает общественник, следует «смотреть на конкретного человека, на то, как он работает, а уже потом вспоминать его профессиональное прошлое». По словам Цветкова, если обязать каждого члена ОНК публично отчитываться о своей работе, сразу станет понятно, «кто чего стоит». «Будет видно, скрыл человек что-то или нет, соврал он или нет. Тогда и необходимость квотирования отпадет, потому что все будет открыто. За проступки последуют санкции», — подчеркнул общественник.

Депутат Госдумы от «Единой России» Александр Хинштейн считает, что инициатива о представительстве в ОНК партийцев и религиозных деятелей требует анализа. «Надо, конечно, смотреть законопроект. Если же говорить в целом, то идея не бесспорная. У нее есть право на жизнь: всегда идет на пользу, когда у деятельности того или иного органа повышается общественная значимость. Но опять же надо не допустить политиканства в этом вопросе. ЛДПР славится тем, что периодически предлагает популистские законопроекты, в том числе касающиеся пенитенциарной системы. Это понятно: в местах заключения находится электорат партии, и в ЛДПР хотят своим избирателям понравиться», — подчеркивает депутат. Что же касается квотирования, то Хинштейн полагает, что «нужно провести анализ состава российских ОНК», чтобы понять, действительно ли существует проблема с засильем бывших силовиков.