Подводников будут судить женщины

Началось рассмотрение по существу дела об аварии на подлодке «Нерпа»

ИТАР-ТАСС
Во Владивостоке началось рассмотрение дела об аварии в ноябре 2008 года на субмарине «Нерпа», в результате которой погибло 20 человек. На скамье подсудимых командир подлодки Дмитрий Лаврентьев и трюмный машинист Дмитрий Гробов. Дело слушается в закрытом режиме с участием коллегии присяжных, в состав которой вошло только двое мужчин.

Тихоокеанский флотский военный суд приступил во вторник к рассмотрению по существу дела об аварии на атомной подводной лодке К-152 «Нерпа», которая произошла 8 ноября 2008 года. Жертвами трагедии стали 20 человек.

Дело слушается с участием коллегии присяжных в закрытом режиме. В состав жюри вошли 18 человек, в их числе двое мужчин, остальные — женщины, передает ИТАР-ТАСС.

Присяжные должны решить вопрос о виновности двоих подсудимых – командира «Нерпы» капитана первого ранга Дмитрия Лаврентьева и трюмного машиниста субмарины, старшины Дмитрия Гробова. Именно их действия, как полагают следователи, привели к возникновению аварийной ситуации. Лаврентьев обвиняется по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий). Гробову инкриминируется ч. 2 ст. 109 (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) и ч. 2 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей).

Адвокат Лаврентьева Сергей Бондарь полагает, что процесс продлится не менее полугода. Он отметил, что обе стороны – как защита, так и гособвинение — ходатайствовали о роспуске коллегии присяжных, но оно было судом отклонено.

«Большинство отобранных присяжных — женщины-домохозяйки предпенсионного возраста, — цитирует защитника «Интерфакс». — Такая коллегия не сможет вынести объективный вердикт».

По его мнению, женщины-присяжные начнут проявлять сострадание в деле, где необходима объективность. «На суде будет представлено более десятка специализированных технических экспертиз, а эти люди будут страдать, когда необходимо дать верную оценку доказательствам. В праве есть принцип «судить равных себе», а у нас командира подводного ракетоносца будут судить домохозяйки», — отметил он.

В ноябре 2008 года во время ходовых испытаний в Японском море субмарины «Нерпа» из-за несанкционированного включения автоматической системы пожаротушения погибли 20 человек, из них 17 гражданских специалистов (многие с Амурского судостроительного завода) и трое военных. Еще 41 человек был госпитализирован.

По версии следствия, именно Гробов привел в действие систему пожаротушения ЛОХ (лодочная объемная химическая), которая начала подавать в отсеки подлодки фреон, из-за которого задохнулись 20 человек.

Почти три года назад, практически сразу после аварии следователи заявляли, что Гробов сам дал признательные показания, в которых рассказал, что включил подачу фреона.

Однако общественные организации, а также бывшие военнослужащие Тихоокеанского флота считают, что люди на подлодке погибли из-за того, что в специальных емкостях системы пожаротушения субмарины находилась ядовитая смесь фреона и тетрахлорэтилена, а не чистого фреона, как должно быть. Концентрация ядовитого тетрахлоэтилена в смеси составила 66%, что в сотни раз превышает смертельную для человека дозу. «Украли фреон, который должен был быть закачан в систему пожаротушения «Нерпы», и заменили его ядом, вот потому и погибли люди. А куда делся фреон, кто его украл — вопрос открытый», — заявлял в мае этого года председатель Владивостокского морского собрания, вице-адмирал в отставке Борис Приходько.

Сомнения в виновности Гробова выражают и другие эксперты-подводники, а также сослуживцы матроса. Один из судовых механиков говорил «Газете.Ru», что вся ситуация с Гробовым «напоминает дело Чикатило». «До того как поймали настоящего маньяка, пострадали несколько невинных людей. Все они тогда, как и Гробов, давали признательные показания. Не верю в эту версию хотя бы потому, что для развлечения паренек мог бы поиграть с системой оповещения, а не врубать ЛОХ», – объяснял сотрудник Амурского судостроительного завода, участвовавшего в испытаниях подлодки. По словам сослуживцев матроса, его «просто сделали крайним». Эксперты с матросами и инженерами соглашались, подчеркивая, что на подобные выводы наталкивает отсутствие в уголовном деле военных более высокого ранга.