«Его убили как медиаперсону»

Продолжается расследование убийства адвоката Станислава Маркелова

,
ИТАР-ТАСС
Следователи снова выехали на место убийства адвоката Станислава Маркелова, проводят обыски и экспертизы, но выйти на след убийц им не удается. Коллеги погибшего юриста выдвигают различные версии: Маркелова могли убить из-за дела Буданова, а также редактора «Химкинской правды» Бекетова или антифашистов, интересы которых он отстаивал в судах. Не исключено, что убийство связано с неким новым делом — Маркелов собирался в Ингушетию.

Уголовное дело по факту убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой переквалифицировано: вместо ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) оно теперь расследуется по второй части этой же статьи — «убийство двух или более лиц». Это связано с тем, что 25-летняя Бабурова, раненная киллером в голову, вечером в понедельник скончалась в больнице. Маркелов погиб сразу. Киллер расстрелял его на улице Пречистенка в центре Москвы в два часа дня.

В Следственном комитете при прокуратуре РФ «Газете.Ru» сообщили, что во вторник группа участников расследования вновь выехала на место вчерашнего убийства — там проводится дополнительный осмотр.

Ближе к вечеру представители следствия неофициально сообщили, что только во вторник на месте убийства была найдена стреляная гильза – предположительно от пистолета Макарова, передает «Интерфакс».

Параллельно в квартире Маркелова и его рабочем кабинете прошел обыск, осмотрели и съемную квартиру журналистки в подмосковном Чехове. «Производится осмотр и анализ содержания личных вещей и документов Маркелова и Бабуровой, устанавливается круг связей погибших», — говорят в СКП. Информацию о поступавших Маркелову sms с угрозами следствие пока не комментирует.

Следователи признают, что задержанных и подозреваемых по делу об убийстве адвоката в центре Москвы у них нет.

Основная версия СКП — убийство было связано с профессиональной деятельностью Маркелова. «Следствие предполагает, что убийство мог совершить как профессиональный киллер, так и преступник-одиночка, который не согласен со взглядами, высказанными Маркеловым публично по вопросам правозащитной деятельности», — сообщили в Следственном комитете. Скорее всего, полагают участники расследования, преступник планировал убить только адвоката, а девушку застрелил после того, как она попыталась его остановить.

Коллега Маркелова по Институту верховенства права чеченский адвокат Магамед Абубакаров считает связь убийства с делом Буданова приоритетной версией.

«Мы видим, что по Буданову власти добились того, чего хотели изначально, — он на свободе. Но Станислав не собирался этого так оставлять, вот и на вчерашней пресс-конференции сказал, что жалуется в Страсбургский суд и отступать не намерен», — сказал Абубакаров «Газете.Ru». Юрист рассказал, что был хорошо знаком с Маркеловым, регулярно виделся с ним во время визитов адвоката в Чеченскую республику. «Я потерял не только коллегу, но и друга», — сказал Абубакаров. Он отметил, что связь убийства Маркелова с другими «чеченскими делами» не прослеживается. «Из громких дел можно вспомнить только дело омоновца Лапина, но оно уже в прошлом — обвиняемый получил свой срок, отбывает наказание и никаких новых конфликтов в связи с этим делом не возникало», — говорит Абубакаров.

«Кто-то решил поиграться с ситуацией вокруг Буданова, пораскачивать лодку», — предполагает глава правозащитной организации «Справедливость» адвокат Андрей Столбунов.

Именно он порекомендовал Маркелова в качестве адвоката по делу о клевете в адрес химкинских чиновников, заведенному на журналиста «Химкинской правды» Михаила Бекетова, зверски избитого в ноябре прошлого года (сейчас он находится в больнице, ему ампутировали голень и пальцы на руках). «Когда Маркелов защищал Бекетова, в деле могли всплыть некоторые документы, которые Станислав мог порекомендовать передать в суд. Ведь не из пальца журналист всю эту информацию высосал, раз на него сразу дело завели. Там явно были какие-то нелицеприятные факты в документах», — говорит Столбунов. После избиения Бекетова у Маркелова появилась своя версия этого преступления. Он утверждал, что знает имя и фамилию экс-сотрудника УБОПа, напавшего на журналиста. Адвокат также говорил, что ему доподлинно известно, что за нападением стоят химкинские чиновники, с которыми судился избитый журналист. «Но все равно я не думаю, что это как-то связано с Химками. Если человека хотят убить, его убивают у подъезда, может, инсценируя кражу. Тут важна была публичность», — считает Столбунов.

По его мнению, убийство Маркелова «сыграло на руку тем людям внутри России», которым выгодно поддерживать нестабильную обстановку на всем Северном Кавказе, и в Чечне в частности. «То, что убийство может быть связано с Будановым, лежит на поверхности, но ведь это бред. Мы уже видим, сколько это именно публичное убийство породило версий: от причастности к нему чеченцев с одной стороны или русских силовиков с другой. Так ведь в прессе параллельно этому начинают говорить о мировой закулисе, ЦРУ и Березовском. Маркелова убили не за профессиональную деятельность, а как медиаперсону», — уверен собеседник «Газеты.Ru».

Не исключено, что убийство Маркелова могло быть связано с неким новым делом, которое он собирался вести в Ингушетии, рассказал «Газете.Ru» вице-президент Института верховенства права адвокат Василий Сызганов.

«Мы виделись с ним раз-два в месяц, и в одну из встреч он предложил мне поехать в Ингушетию. Сказал, что там очень интересное дело намечается и что он по дороге введет в курс дела. Увы, мы так и не успели этого сделать», — говорит Сызганов. Адвокат признался, что никакими подробностями этого дела он не располагает, но подозревает, что «ноги могут торчать и оттуда».

В самой Ингушетии между тем ничего о «громком деле» и намечающемся приезде Маркелова не слышали. Как рассказал «Газете.Ru» глава независимого республиканского информагентства «Максимум» Ваха Чапанов, «Маркелов периодически приезжал в Ингушетию на семинары, был знаком со многими юристами и общественными деятелями, но дел там не вел». «Последний раз я видел Стаса той весной, и ни о каких делах он не говорил. Да и сейчас о его приезде ничего не слышно. Он, как правило, заранее предупреждал», — говорит Чапанов. Ингушские правозащитники также ничего о визите Маркелова не слышали. «Мы последний раз общались в сентябре по электронной почте и обсуждали похищение моего сотрудника в июле, но тогда мне удалось нанять местного адвоката. Могу сказать, что в той переписке он ничего о своем приезде не говорил», -— говорит глава правозащитной организации «Машр». «Теперь трудно будет понять, что за дело Маркелов собирался вести. За последние годы в Ингушетии много «интересных» дел накопилось. Он мог заинтересоваться любым из них», — считает глава ингушского отделения «Мемориала» Тамерлан Алиев.

«Впрочем, любое из его дел, да хотя бы дело Бекетова, было опасным. Ему регулярно поступали угрозы и от фашистов», — считает Сызганов.

Он напомнил, что в 2004 году Маркелов, представлявший интересы одного из потерпевших в деле об убийстве нацистами антифашиста Александра Рюхина, был избит. «Тогда его избили нацисты. Неоднократно на неонацистских сайтах появлялись угрозы в его адрес, причем открытые», — сказал адвокат. Впрочем, Сызганов не исключает, что Маркелов мог быть убит и в связи с делом, которое он намеревался вести в Волгограде. «Там, кажется, было дело о покушении на жизнь человека кем-то из офицеров силовых структур. Станислав вообще мало рассказывал мне о работе. Мы слишком редко виделись, и говорить об адвокатской практике во время встреч не очень хотелось», — сообщил Сызганов.