Секретный обвиняемый

В «болотном деле» появился неожиданный фигурант

Дмитрий Алтайчинов стал вторым человеком, признавшим свою вину по статье 212.2 в рамках «болотного дела». Его появление среди обвиняемых стало полной неожиданностью для всех. Адвокаты убеждены, что новый фигурант вряд ли сможет серьезно повлиять на ход процесса.

Первым обвиняемым, признавшим свою вину в расчете на рассмотрение дела в особом порядке, стал Максим Лузянин. Он уже осужден на 4,5 года колонии общего режима. Но если про Лузянина сторона защиты знала с самого начала, то возникновение нового фигуранта оказалось полным сюрпризом и для адвокатов, и для правозащитников.

Информация о новом обвиняемом по «болотному делу» появилась в понедельник днем на сайте Генеральной прокуратуры. «23 декабря 2013 года заместитель генерального прокурора РФ Виктор Гринь утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении участника массовых беспорядков, произошедших 6 мая 2012 года на Болотной площади в г. Москве, ранее неоднократно судимого Дмитрия Алтайчинова, — говорится в документе. — Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества)».

По версии следствия, преступление Алтайчинова заключается в том, что он

«умышленно, с целью применения насилия» забрасывал полицейских пластиковыми бутылками с водой.

«Обвиняемый полностью признал себя виновным в инкриминируемом ему деянии и заявил ходатайство о проведении судебного разбирательства в особом порядке», — заявляет пресс-служба ведомства.

На сайте ovd.info Алтайчинов упоминается среди задержанных 6 мая. Его отправили в ОВД «Раменки», после чего его следы теряются.

«Ранее информации по нему не было, для меня это такой же сюрприз, как и для вас», — сообщил «Газете.Ru» координатор «РосУзника» Сергей Власов.

Власов убежден, что сохранение в тайне следственных действий в отношении Алтайчинова — «воля обеих сторон».

«Это дополнительный козырь в руках обвинения, который даст им возможность утверждать, что массовые беспорядки были, — убежден правозащитник. — Потому что уже два человека признали вину по второй части 212-й статьи. Плюс Константин Лебедев — по первой части (организация массовых беспорядков. — «Газета.Ru»). Это будет действовать в первую очередь на имидж, пиар обвинения. А по существу дела уже есть Лузянин, поэтому один, два или 22 человека признали вину — количество людей ничего не дает стороне обвинения».

Эту точку зрения разделяет адвокат Сергей Бадамшин, защищающий обвиняемых по «делу 12», выделенному из «болотного дела». «Бывает практика, когда обстоятельства установлены решением суда и не требуют дополнительной проверки, принимаются уже установленными, — рассказал он «Газете.Ru». —

Такое пытались сделать по делу Навального, когда на сделку с правосудием пошел Вячеслав Опалев. У нас таким образом пытались использовать Лузянина, но не получилось и не получится.

Обстоятельства дела в ходе особого порядка не устанавливаются, поэтому обвинению в любом случае придется проводить судебное следствие и устанавливать факты».

Что интересно, единственная статья, которая вменяется Дмитрию Алтайчинову, попадает под амнистию. Но именно в его случае она не работает — обвиняемый неоднократно судим, следовательно, попадает в категорию людей, амнистии не подлежащих.

Каким образом повлияет возникновение в деле нового фигуранта, адвокаты пока не знают, хотя сам факт его появления на позицию защиты не влияет никак. «Любые неожиданности влияют на ход процесса, посмотрим, — осторожничает Бадамшин. — Его могут вытащить на стадии дополнения доказательств. Это возможно, если гособвинение будет об этом ходатайствовать».