Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Сидеть на штыках – не лучший путь»

Виктор Янукович еще может разрядить внутриполитический кризис, отправив правительство в отставку, полагает политолог Георгий Чижов

Что должен сделать Виктор Янукович, чтобы погасить массовые протесты в Киеве, на кого могут сделать ставку украинские олигархи и чем нынешний Майдан отличается от Майдана-2004? На эти вопросы «Газеты.Ru» ответил политолог Георгий Чижов, руководитель украинского бюро Центра политических технологий.

— Власти, похоже, услышали некоторые требованиям протестующих, например, завтра Верховная рада будет обсуждать отставку кабинета министров. Насколько возможен уход Николая Азарова?

— Самое разумное, что бы мог сделать Виктор Янукович сейчас, — принести в символическую жертву премьера Николая Азарова, который уже давно стал лишь номинальным главой кабинета министров. Логичной видится отставка министра внутренних дел за разгон Майдана, пусть даже с указанием, что лично он не виноват, с посылом: «Мы же европейцы, раз случился такой сбой, то профильный министр должен уйти».

Эти шаги помогли бы снять напряженность и вынудить системную оппозицию пойти на переговоры с властью, что могло бы внести раскол в ряды оппозиционеров, системных и уличных. Лидеров парламентских партий и так упрекают в склонности к переговорам с властью.

— Если Азаров лишь номинальная фигура, то почему Янукович медлит?

— Для Януковича в политическом плане это решение много бы не стоило, но он покажет, что уступил. На постсоветском пространстве уступка лидеров считается проявлением слабости.

— Может, дело дойдет и до роспуска Рады?

— А вот роспуск Рады маловероятен. Этот Майдан отличается от Майдана 2004 года еще и тем, что у оппозиции нет единых лидеров, это движение во многом стихийное. Пока люди держатся вместе, но есть разница между системной оппозицией и улицей. В русскоязычном Киеве неоднозначно воспринимают партию Олега Тягнибока «Свобода», хотя сейчас отношение к ней намного более лояльное, чем полтора года назад.

— То есть в таком виде Майдан власти удобен?

— Удобен, если у власти хватит сообразительности. С одной стороны,

с такой оппозицией сложно вести переговоры — непонятно, кто лидер, к кому обращаться.

С другой стороны, в ряды протестующих легко внести раскол.

— А может ли Рада стать инициатором отставки правительства Азарова?

— Депутаты имеют право на это. Но пока Партия регионов вместе с коммунистами имеет большинство, пусть и условное, его иногда не хватает для принятия определенных законопроектов. У оппозиции тем более нет большинства. Однако уже известно, что из фракции «регионалов» вышли четыре депутата. Протестующие рассчитывают, что в итоге выйдут человек 20: это изменило бы ситуацию в Раде, позволило бы инициировать отставку правительства и даже импичмент президенту.

— Насколько вероятен раскол в Партии регионов?

— Это немонолитная структура, раскола ожидают очень давно: слишком много в составе партии различных влиятельных групп, в том числе региональных. Сейчас размежевания снова ждут. При этом для формирования антивластного большинства в Раде достаточно выхода из фракции Партии регионов 20 депутатов, что составляет около 10% от общей численности фракции.

— А можно ли говорить о расколе в украинских элитах?

— Это скорее не раскол, а брожение. Большинство украинских олигархов готовились к подписанию соглашения с Евросоюзом, оно их устраивало. Сложно судить, насколько отказ ударил по их позициям, тем более что многие имеют рынки сбыта в России.

От позиции олигархов будет зависеть многое, если несколько серьезных групп начнут играть против президента, он не удержится.

Одной мало, нужно две-три группы. Играть в одиночку по силам Ринату Ахметову, но он очень осторожен, Ахметов не только бизнесмен, но и политик.

— Кто еще из влиятельных бизнесменов мог бы добиваться отставки президента?

— Многие из них должны для себя решить, на что в итоге они делают ставку: на сохранение у власти Януковича, что может привести к нестабильности. Еще к большей нестабильности могут привести его попытки выйти на выборы.

Второй вариант — додавить президента сейчас, сделать это будет непросто. Мы сможем определеннее говорить о группах, желающих смены власти, после того, как из фракции «регионалов» в Раде начнут выходить депутаты. Большинство из парламентариев так или иначе с этими группами связаны.

— На кого бы могли поставить бизнесмены?

— Для бизнеса идеальной стала компромиссная фигура, это должен быть политик, над которым не висит угроза протестов и отставки.

— А над Януковичем такая угроза висит?

— Да. Если вдруг Януковичу удастся избраться на второй срок, стабильности стране это не принесет.

В этом случае вероятность досрочной отставки президента вырастет, уже непонятно, досидит ли он свой срок.

— Бытует мнение, что если в ночь на субботу митинг на Майдане не разогнали бы силой, то протест бы угас сам собой. Вы согласны с этим?

— Это верное мнение. Первоначально протест на Майдане был протестом против действий власти, но он имел свои конкретные цели — договор по евроинтеграции.

Разгон с беспрецедентной для Украины жесткостью, хотя жесткость беспрецедентна именно для Украины, в России бывало и не такое, породил вспышку гнева.

Действия силовиков выглядят подозрительно, согласно конспирологическим версиям — это некий заговор против Виктора Януковича. Разгон неопасного лагеря произошел накануне выходных, чтобы было время собраться на акцию протеста и даже добраться до Киева. Это выглядит как оптимально подобранное время.

— Что власть может сделать, чтобы остановить протесты?

— Если она не пойдет на отставку символических фигур, то самым оптимальным было бы делать вид, что ничего не происходит. Например, не освобождать мэрию Киева от активистов, тем более что протестующие не возражают против работы чиновников. Протест может заморозиться.

— Как долго оппозиционные лидеры Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок смогут сотрудничать, ведь во многом это люди разных убеждений?

— Выходить вместе на трибуну они будут долго:

оппозиция может публично расколоться не раньше, чем добьется отставки президента.

Публично будут действовать согласованно, что не исключает подковерной борьбы.

— А как на Украине смотрят на роль Москвы в этом противостоянии?

— Считается, что Москва подталкивает Виктора Януковича на силовое решение вопроса. Если этот сценарий будет реализован, то конфликт пойдет не на пользу власти. Начнется резкое приращение протестного электората накануне выборов, возможно неподчинение отдельных силовиков. Инстинкт самосохранения должен подсказать Януковичу, что сидеть на штыках — не лучший путь.

— Может ли политическая жизнь на Украине вернуться в прежнее состояние?

— Прежней жизни не будет. Точка невозврата пройдена во время разгона студентов. После протестов по поводу евроинтеграции ситуация стала возвращаться в старое русло. Но сейчас неприятные для Януковича процессы ускорились.

— Каковы наиболее вероятные сценарии развития ситуации?

— Сценариев может быть много. Самый жесткий и нестабильный — установление режима чрезвычайного положения и силовое противостояние. Самый спокойный — символические отставки и удовлетворение ими протестующих. Наконец, не исключено формирование антивластного большинства в Раде.

— Что может стать поводом для нового обострения?

— Поводом может стать все, что угодно: преступление рядового милиционера в райцентре, вскрытый факт коррупции, наезд сына высокопоставленного чиновника на пешехода. Ситуация настолько накалена, что любой мелкий повод может вывести на улицу сотни тысяч.