«Оскар» на льду

В прокате байопик фигуристки Тони Хардинг «Тоня против всех»

close
Clubhouse Pictures (II)
В российском прокате «Тоня против всех» — комедия Крейга Гиллеспи с Марго Робби в роли взбалмошной звезды фигурного катания Тони Хардинг.

В детстве мама (Эллисон Джейни) не выпускала Тоню Хардинг (Марго Робби) с катка даже пописать — такова в представлении пожилой прокуренной жительницы американского Портленда была цена успеха. Отчасти расчет оправдался. Тоня выросла выдающейся фигуристкой и уже в средней школе, толком не научившись еще ходить по земле, начала участвовать в профессиональных соревнованиях на льду. Ее не любило ни одно жюри за дурацкие костюмы и любовь к группе ZZ Top, но сопротивление было бесполезно: Хардинг стала первой американкой, выполнившей тройной аксель, и перла к вершине с провинциальным напором, не терпящим пререканий. Однако проблемы вне катка фактически помешали спортивному триумфу. В 1994 бывший муж Тони в сотрудничестве с охранником организовали нападение на конкурентку блондинки Нэнси Керриган, и Хардинг была пожизненно отстранена от соревнований.

Фильм «Тоня против всех» — одна из самых ярких премьер оскаровского сезона, интерес к которой, на первый взгляд, выглядит странно: когда фильм про фигурное катание в прошлый раз становился хитом проката и фаворитом критиком?

У этого феномена однако есть сразу несколько объяснений. Во-первых, фигура самой Хардинг — одной из самых одиозных спортсменок девяностых, в жизни которой был кратковременный уход в бокс и, например, обнародование домашнего порно. Не менее примечательна, разумеется, и исполнительница главной роли Марго Робби — одна из самых многообещающих актрис поколения, которая, несмотря на внешность стопроцентной старлетки, строит свою карьеру таким образом, что может стать для поколения «миллениалов» кем-то вроде Энн Хэтэуэй. Ну и наконец, самый неочевидный, но при этом едва ли не важнейший человек в этой истории — недооцененный австралийский режиссер Крэйг Гиллеспи, давно интересующийся спортивной тематикой и знающий в ней толк.

Обычно про Гиллеспи принято вспоминать в связи с фильмом «Ларс и настоящая девушка», где еще не добившийся славы Райан Гослинг блистал в роли сожителя резиновой женщины, однако от этой картины «Тоне» по наследству досталось разве что изощренное чувство юмора. Куда больше общего тут с незаслуженно позабытой комедией «Мистер Простофиля» с Билли Бобом Торнтоном в роли физрука-изверга, истязающего взрослого сына своей будущей жены.

С Тоней Хардинг Гиллеспи проделывает примерно то же, что и с школьным учителем, тренирующим жирных мальчиков при помощи бросков мяча поддых, но способным на сильные чувства.

close
Clubhouse Pictures (II)

Тоня и ее окружение предстают перед зрителем в двух ипостасях: с одной стороны, как говорящие головы, рассказывающие о скандале 1994 года, с другой — как непосредственные участники событий. Постоянные перебивки сообщают картине не только эффект издевки над форматом телевизионного аналога цикла ЖЗЛ, но и уводят фокус непосредственно от спорта, позволяют Гиллеспи расширить спектр тем и проблем. Для каждого зрителя здесь, как говорится, найдется что-то свое. Здесь есть много и от исторического анекдота, и от комедии про живописных идиотов (здесь особое внимание привлекают мамаша с кислородным баллоном и сигаретой, а также бывший муж героини). Как ни странно, многое фильм сообщает и о мире большого спорта, где, вообще говоря, царят не столько герои, сколько фриковатые титаны, способные на самопожертвование ради медалей.

Однако центром повествования, конечно, является его удивительная героиня —

гениальная хабалка в стоптанных сапогах и с вечной сигаретой в зубах, ради образа которой Марго Робби волшебным образом перестает быть ослепительной красоткой, но ничуть не утрачивает своего обаяния. Разумеется, история Тони — это сюжет о сломанной американской мечте, но странным образом потрепанная жизнью Хардинг до самого финала выглядит настоящей победительницей, восседающей на стуле в своей хибаре, как на троне. Неготовность быть хорошей для кого-то кроме себя самой и играть по правилам шоу-бизнеса, с одной стороны, не позволила Тоне стать его полноценной частью, а с другой — подарила редчайшую свободу встречать удары судьбы с кривой ухмылкой. И что ценно, этот образ ничуть не выглядит вымыслом: Тоня так и не вернулась на каток, но вполне успешно занялась боксом, а шесть лет назад, в 41 год, вышла замуж второй раз и родила первенца. Теперь же фанатов у нее лишь прибавится, а вот про Нэнси Кэрриган кино снимут вряд ли.