Жены художников: сами выбирали, не жалуйтесь

Каких жен выбирали великие художники

Wikimedia Commons/Коллаж «Газеты.Ru»

Спутницы художников всегда остаются в тени своих знаменитых мужей, зачастую жертвуя не только собственным делом, но и всей жизнью. В Музее русского импрессионизма открылась выставка с коротким, но емким названием «Жены». В центре экспозиции — музы, которые изменили гениев.

В московском Музее русского импрессионизма открылась необычная выставка «Жены». В центре экспозиции — спутницы великих художников. Они работали ангелами и музами — вдохновляли, поддерживали, растворялись в мужьях или шли своим путем. Некоторых из них бросали в одиночестве и меняли на других, с иными жили до самой смерти.

Реклама

«Выставка охватывает период самых революционных, резких поворотов в истории русского искусства. Среди представленных героинь были как те, которые остались в истории только благодаря портрету мужа, так и те, кто вписал свое имя в историю самостоятельно. Такие, как певица Надежда Забела-Врубель, балетмейстер и лауреат Сталинской премии Надежда Надеждина (жена живописца и графика Владимира Лебедева) или советская шпионка Маргарита Коненкова. Всем им, прославленным или забытым, и посвящается наша выставка», — сказала на открытии директор Музея русского импрессионизма Юлия Петрова.

В выставочном пространстве — более 40 портретов жен.

В списке мужей — Илья Репин, Михаил Врубель, Константин Коровин, Валентин Серов, Борис Кустодиев, Игорь Грабарь, Петр Кончаловский, Борис Григорьев, Кузьма Петров-Водкин, Александр Дейнека, Роберт Фальк, Константин Юон, Сергей Судейкин, Юрий Пименов и другие художники.

«Газета.Ru» рассказывает о семи ярких и неординарных женщинах своей эпохи.

Кустодиев. Портреты жены с дочерью Ириной

Кустодиев. Портреты жены с дочерью Ириной Wikimedia Commons
Кустодиев. Портреты жены с дочерью Ириной

Жена художника Кустодиева Юлия Прошинская отличалась от пышнотелых красавиц-купчих, которых любил изображать ее муж. Хрупкая, утонченная, изящная — сам Кустодиев трогательно любил свою жену, писал многочисленные ее портреты и считал, что вытянул «счастливый билет».

Когда в 1916 году у художника диагностировали опухоль спинного мозга, жена стала не только другом и музой, но и верной сиделкой. Тогда же ей — выпускнице Смольного института, — пришлось принять мужественное решение. «Руки оставьте, руки! Художник – без рук! Он жить не сможет…», — настояла Прошинская во время операции. Следующие 15 лет Кустодиев проведет в инвалидном кресле, но это не помешает ему написать самые яркие и зрелые работы.

«Сколько любви, преданности, какое чувство долга нужно было для того, чтобы пятнадцать с половиной лет отдать помощи и душевной поддержке тяжелобольного мужа!

И никогда ни слова недовольства, ни намека на усталость. Верный друг, нежная мать и хозяйка, она была женщиной необычайной душевной чистоты и удивительной доверчивости. Все тяготы жизни, все заботы по дому и семье лежали на ней одной. Да, отец, не ошибся в выборе спутницы жизни, она была достойна его. Я хочу, чтобы все это знали, ибо без ее повседневной помощи и ухода он не мог бы жить, не мог бы работать!» — вспоминала позднее дочь художника Ирина.

Репин. «Портрет Нордман-Северовой»

Репин. Портрет Нордман-Северовой Wikimedia Commons
Репин. Портрет Нордман-Северовой

Со второй женой Натальей Нордман-Северовой Илья Репин прожил 15 лет в гражданском браке. Она была не только музой и хозяйкой дома с башней и стеклянной крышей в куоккальских «Пенатах», но, прежде всего, — писательницей и революционеркой. Спутница автора «Бурлаков на Волге» и крестница Александра II знала 6 языков, увлекалась фотографией, танцами и театром, боролась за права женщин, ратовала за 8-часовой рабочий день, пожимала руку швейцарам в гостиницах и поздравляла с праздниками лакеев.

Она читала лекции о брачных контрактах и полагала, что муж должен выделять жене за каждые роды тысячу рублей.

В репинском доме обедали за одним столом с прислугой, кроме того, было принято самообслуживание, о чем гостям сообщалось на специальных табличках: «Прислуга — позор человечества», «Не ждите прислуги — ее нет», «Сами снимайте пальто и калоши».

Наталья была вегетарианкой, поэтому супы в семье готовили из сена, а бифштексы — из брюквы. В 1911 году писательница выпустила «Поваренную книгу для голодающих» с пометкой «Посвящается пресыщенным», в которой опубликовала рецепты жаркого из морковного зайца, котлет из картофельной шелухи, кофе из свеклы и печенья из подорожника с добавлением миндаля и ванили. Зимой Нордман-Северова — защитница животных — вместо шубы носила тонкое пальто, утепляя подкладку сосновыми опилками.

Окружающие часто не понимали Нордман-Северову — философ Василий Розанов и вовсе называл писательницу «женщиной-пылесосом», утверждая, что она «поглотила Репина целиком». Последний, кстати, души не чаял в жене и написал множество ее портретов.

«Ни с кого Репин не писал так много и часто, как с нее», — вспоминал художник Игорь Грабарь. В конце жизни отношения между художником и его музой стали напряженными. Весной 1914-го Нордман-Северова уехала на лечение в Швейцарию, где в июне, отказавшись от финансовой помощи Репина и его друзей, умерла в больнице для бедных. После смерти женщины художник изменил образ жизни — порядки, заведенные в доме, и вегетарианство остались в прошлом.

Грабарь. «Васильки. Групповой портрет»

Грабарь. Васильки Wikimedia Commons
Грабарь. Васильки

На групповом портрете 1914 года знаменитый советский художник, будущий академик и директор Третьяковской галереи Игорь Грабарь изобразил сразу двух своих жен — Валентину Мещерину и ее сестру Марию. С Валентиной художник познакомился в подмосковной усадьбе Дугино — родовом имении Мещериных, где он часто гостил у своего друга, художника Николая Мещерина. Валентина была племянницей Николая. Как только девушке исполнилось 20 лет, Грабарь женился на ней.

«Дорогая моя мамочка, могу тебе сообщить весьма необыкновенную и даже просто невероятную новость: я женюсь! Чудесная девушка, очень славная, добрая, умная и талантливая, и любит меня очень, как и я ее. На Красной горке обвенчаемся здесь, в Дугине, т. е. в церкви соседнего села», — писал Грабарь в одном из писем к матери.

В браке родились двое детей — дочь Ольга и сын Мстислав. Через несколько лет после рождения сына Валентина ушла из семьи — детей воспитала ее сестра Мария.

Ионин. «Женщина в красном»

Ионин. Женщина в красном Wikimedia Commons
Ионин. Женщина в красном

После Революции отношение к женщине изменилось не только в обществе, но и в живописи. Художник Николай Ионин — ученик Петрова-Водкина — был одним из тех, кто создавал образ новой советской женщины — символа эпохи. Яркий тому пример — «Женщина в красном». На место изысканности, мехов, шляпок и утонченности пришли независимость, равноправие и грубоватость. Физкультурницы, ударницы и спортсменки сменили дам.

Позировала Ионину его жена — Екатерина Самохвалова-Ионина, сестра известного советского художника Александра Самохвалова.

Петров-Водкин. «Портрет жены»

Петров-Водкин. Портрет жены Wikimedia Commons
Петров-Водкин. Портрет жены

Кузьму Петрова-Водкина и его жену связывали более 30 лет трогательных отношений. Художник познакомился с будущей супругой Марией-Жозефиной в окрестностях Парижа. «Я нашел свою Эвридику!» — писал он в одном из писем.

Художник был так очарован дочерью хозяйки пансиона, что попросил разрешения написать ее портрет (именно он представлен в экспозиции). А через некоторое время здесь же Петров-Водкин сделал Маре предложение. И не ошибся — жена стала его верной спутницей и музой на всю жизнь. После его смерти она издала книгу воспоминаний «Мой великий русский муж».

Фальк. «Лиза на солнце»

Фальк. Лиза на солнце Wikimedia Commons
Фальк. Лиза на солнце

Со своей первой женой Елизаветой Сергеевной Потехиной Роберт Фальк познакомился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Потехина происходила из старинного дворянского рода. Родители с обеих сторон не одобряли брак, но молодые люди пошли против их воли. Перед венчанием Фальк крестился и принял имя Роман (правда, после Революции он снова вернул свое прежнее имя). В браке родился сын Валерий — всего пара была вместе 11 лет. Елизавета Потехина часто позировала для многочисленных портретов мужа.

Дейнека. «Женский портрет» (Портрет С.И.Л.)

Дейнека А.А. «Женский портрет. (Портрет С.И.Л.)», 1944

Еще один идеал женщины эпохи социализма глазами Александра Дейнеки. Строгая, сильная и решительная, она наравне с мужчинами строила новый мир, не ныла и много работала. Образ героини художнику помогала воплощать в жизнь его гражданская жена Серафима Ивановна Лычева.

Выставка будет работать до 15 мая.