Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Репетиция внезапности

«Группа юбилейного года» выпустила свою первую премьеру в Театре на Таганке – «Репетицию оркестра» Андрея Стадникова

«Группа юбилейного года» с трудом и со скандалом выпустила первую премьеру в Театре на Таганке – документальный спектакль Андрея Стадникова «Репетиция оркестра» по материалам интервью с работниками театра, от охраны до пиар-отдела. Спектакль пытались сорвать – как ранее открытие юбилейной выставки.

Вечер шел не гладко. Выпускники Школы театрального лидера, воплощающие в жизнь дипломный проект пятидесятилетия Таганки, столкнулись с недоброжелателями еще 25 ноября, на первом мероприятии – на вернисаже выставки Ксении Перетрухиной. В роли протестующих выступила часть труппы Театра на Таганке. Сейчас – публика.

Зрители шумно уходили со спектакля: им совершенно не мешали актеры, хотя действие шло на расстоянии вытянутой руки – в зале. Экспериментальную музыку комментировали в голос. Когда в публике началась перебранка, действие остановили на минуту (свет не давали).

Для театра вообще в его сегодняшнем виде «Репетиция оркестра» обычна и в какие-то моменты даже заурядна, но на Таганке она оказалась радикальной.

Уборщицы и охранники, монтировщики и костюмеры, которых играют молодые актеры Таганки, тоже ходят по залу и по очереди говорят монологи. Внезапно артисты выходят из роли и повторяют собственные слова и замечания, сказанные режиссеру на репетиции.

Дальше – речь самого Стадникова, точнее, «присвоенный» им отрывок лекции сценариста Чарли Кауфмана, но это мы узнаем только в конце. И музыкальный фрагмент – импровизация на гитарах, которые лежат на столе плашмя: на них играют, как на гуслях.

Многих смутил этот эпизод, придуманный композитором Дмитрием Власиком, хотя здесь его метод органично вписывается в идеологию всего проекта: гитара – непременный атрибут Владимира Высоцкого, на ней играл его Гамлет, и новое, необычное обращение с этим инструментом – еще одна «попытка альтернативы», попытка войти на легендарную Таганку черным ходом.

При этом почти все разыгрывается в зале: сцена почти всегда пуста. Максимум, что позволяют себе актеры, – стоять или сидеть на авансцене.

К белой глухой стене, которую очень любил главный художник театра Давид Боровский и которая стала символом Таганки, никто не приближается – только под конец этот символ оживает, становится физическим партнером артистов: в финале им надо врезаться в нее с разбегу, вернуться и снова бежать, пока не кончатся силы.

В остальное время сцену заполняют только фрагменты декораций спектаклей Таганки и баррикады из телевизоров. В «белом шуме» их экранов изредка мелькают чьи-то черно-белые лица. Художник спектакля Ксения Перетрухина (которая, похоже, ведет свой личный диалог с Давидом Боровским) использовала уцелевшую часть деревянного помоста из «Шарашки», который был когда-то выведен сценографом далеко в партер, и продолжила эту экспансию в зрительный зал, разложив по креслам еще несколько телевизоров.

Усилия современных режиссеров, артистов и художников часто направлены на то, чтобы театральный ритуал был нарушен и публика получала не то, на что рассчитывает. В Театре на Таганке это было достигнуто. Все, что не могло быть предусмотрено авторами «Репетиции оркестра», накладывалось на то, что было предусмотрено, и в итоге самые «прогрессивные» зрители приходили в полную растерянность.

Актеры театра срывают своему режиссеру спектакль? А, нет, так и должно быть, это снова вербатим, запись репетиции. Подсадные в зале? Нет, вроде настоящие скандалисты. Свет везде погас, и ничего не происходит – все, сейчас начнется драка или это так надо?

В какой-то момент грань между документальным спектаклем о людях театра и состоянием тех, кто находился в этом театре «здесь и сейчас», – быть может, это и есть тот эффект театральности, который Стадников не закладывал, но точно добился.

«Репетиция оркестра» продолжает и развивает мысли, записанные на стенах театра для первой выставки проекта, «Попытка альтернативы» (ее автор Ксения Перетрухина выступила художником спектакля).

Там среди заявленных целей была, например, такая: увидеть историю театра в таком ракурсе, чтобы главными героями были не знаменитости, а незаметные люди, которые тоже имеют на историю право.

Молодые актеры труппы стараются быть деликатными, но их уборщицы, монтировщики и костюмеры все равно получаются смешными и немного напоминают «маленьких людей» Алвиса Херманиса, главного гуманиста западного театра. Местами это трогательно, местами очень остроумно – но, кажется, артисты так и не вытрясли из своих прототипов искомой «альтернативы», какой-то оригинальной системы взглядов на этот театр.

«Незаметные люди» много и интересно говорят о себе, мало и скучно – о Таганке.

Другая позиция, высказанная там же, на выставке, развивается гораздо интереснее. Это скорее даже вопрос, предположение: возможно, авторитарный лидер – это не единственный путь режиссера в театре.

Андрей Стадников, известный больше как драматург, нисколько не похож ни на лидера, ни на эксперта, которому известен результат и понятна цель. Его метод – метод дилетанта, который не боится быть дилетантом, – можно резюмировать словами «Я знаю, что ничего не знаю». Об этом говорит и документация его репетиции, и зачитанный им лично фрагмент из лекции Кауфмана.

Его спектакль отчасти о том, как он ставит спектакль, и это очень характерно для художников, которые сейчас объединились в «Группу юбилейного года». Казалось бы, проделана большая работа, написана программа, изучены архивы, прошли вернисаж первой выставки и премьера первого спектакля.

Но все они – и Ксения Перетрухина со своей выставкой-предисловием, и «репетирующий» Андрей Стадников – как будто еще находятся в предощущении своего проекта.

Они все время что-то обещают, объясняют, уточняют. Это исследовательский проект, и в нем художники анализируют свой метод, процесс работы, свое положение в Театре на Таганке не менее тщательно, чем сам театр.

И речь здесь не только о «разборках», которые можно считать чем-то интимным и даже стыдным – или, наоборот, переводить в публичную дискуссию. Посвящать ли зрителя во внутренние конфликты – это, конечно, самый щепетильный вопрос, но проблема к одному этому не сводится. В обобщенном виде он звучит так: если искусство – это рефлексия, то можно ли предложить аудитории рефлексию на тему рефлексии? Может ли быть сюжетом создание сюжета?

Для современного искусства это вопрос решенный: там эстетическая платформа художника, его мастерская, его отношения с разными институтами contemporary art – традиционно главные темы. Например, британский концептуалист Кейт Арнет в свое время выставил как произведение искусства свою фотографию с плакатом «Я настоящий художник».

Если автор хочет описывать реальность, то, конечно, он не найдет себе более актуального предмета, чем его собственная жизнь в искусстве.

Но в театре, особенно в российском театре, это еще большая редкость. Все-таки аудитория не сразу привыкает к тому, что между продуктом и его производством не делается никакой разницы.

Участники «Группы юбилейного года» – среди тех немногих театральных авторов, которые превращают свою работу в сюжет искусства.

В прошлом году на фестивале «Территория» режиссер Дмитрий Волкострелов встречался с обитателями Дома ветеранов сцены, рассчитывая поработать вместе, и, получив отказ, сделал совершенно другой спектакль – по материалам этих встреч, – и сам читал вопросы пожилых артистов к «странному» молодому режиссеру. Предыдущая выставка Ксении Перетрухиной «Попытка альтернативы» тоже в основном состояла из размышлений художника о своем театральном эксперименте, которые преподносились как арт-объект в виде текстов. Видимо, эта документация своей работы обусловлена двумя традициями, с которыми тесно связаны члены группы, – документальным театром и современным искусством.

Новости и материалы
В Кении привлекли военных для подавления беспорядков
Кадыров предупредил чеченцев после теракта в Дагестане
Опубликован ежедневный шифр для игры Hamster Kombat на 25 июня
Булыкин о сборной Франции: они включатся в плей-офф Евро
Остин обсудил с Белоусовым СВО
Риттер проклял Америку из-за Ассанжа и свободы слова
Анджелину Джоли раскритиковали за выход в платье: «Привидение в белой скатерти»
Стремящийся к бессмертию миллионер прошел запрещенную генную терапию
Опубликовано видео «прощального залпа» из подбитого дроном «Града»
Убитого в Дагестане священника наградили Орденом мужества
Левандовски повторил достижение Роналду и Модрича на чемпионатах Европы
Суд отменил национализацию завода на Урале
Семин оценил решение РФС продлить контракт с Карпиным
HMD показала два кнопочных телефона, которые стали духовными наследниками Nokia
В Кении объявили чрезвычайное положение на фоне протестов
Стало известно, почему в здании НИИ во Фрязино произошло повторное возгорание
Фетисов назвал предательством показ Евро-2024 в России
Организаторы МАКСа сообщили о переносе авиасалона
Все новости