Пенсионный советник

Шесть дыбом

В прокат выходит «Росомаха: Бессмертный» — продолжение кинокомикса с Хью Джекманом в главной роли

Владимир Лященко 26.07.2013, 10:10
__is_photorep_included5510537: 1

В прокат выходит «Росомаха: Бессмертный» — новый фильм про мутанта с бакенбардами, которого играет Хью Джекман.

В очередной попытке покинуть мир насилия Логан-Росомаха (Хью Джекман) ночует в пещере, бродит по лесу, дружит с гризли и не бреется. Увы, для покоя бородача, которому каждую ночь снится убитая им подруга Джин (Фамке Янссен), сначала среди елок появляются отмороженные охотники, затем в местный бар заходит миниатюрная японка с красными волосами, инопланетным лицом и самурайским мечом.

Когда-то Логан спас молодого японского офицера (Кен Ямамура) от взрыва атомной бомбы в Нагасаки, теперь старый должник (Харухико Яманучи) ждет спасителя в Токио, чтобы попрощаться (и не только). Вокруг умирающего, выстроенной им корпорации и его любимой внучки (Тао Окамото) крутятся неприветливый наследник (Хироюки Санада), навязанный внучке в женихи мутный политик (Брайан Ти), бандиты якудза, парень с луком и стрелами (Уилл Юн Ли) и онколог с повадками змеи (Светлана Ходченкова).

Шестой фильм — своего рода отступление от генеральной линии «Людей Икс», признание Хью Джекмана в любви к своему герою, углубление в личную историю человека с когтеподобными лезвиями.

Взяв за основу «японскую» линию в комиксах про Росомаху, создатели «Бессмертного» (в оригинале просто «The Wolverine») исключили из действия всех известных по предыдущим фильмам мутантов и ограничились единственным новым. Ну или двумя: не обладающая в комиксах суперспособностями девушка-ниндзя Юкио здесь одной наделена.

Желая немного превратить комикс в мангу, а фильм — в аниме, режиссер Джеймс Мэнголд («Прерванная жизнь», «Кейт и Лео», «Переступить черту», ремейк «Поезда на Юму») выбрал на ее роль модель Рилу Фукусиму, и это главная удача фильма.

Во-первых, от нее сложно оторвать взгляд, но это вопрос пристрастий.

Во-вторых, ее персонаж выделяется на фоне остальных более сложной душевной организацией.

Как ни крути, терзания главного героя утомительны: «Я зверь. Нет, я человек. Нет, все-таки я зверь». И ведет он себя, вопреки более чем столетнему жизненному опыту, довольно глупо:

прет напролом, стратегически мыслить не учится, а встретив отряд лучников, поворачивается к ним спиной.

А тут появляется подросток-телохранитель, смотрит на него большими глазами и подстраховывает, пока он занят спасением другой женщины. Неявность и непроговоренность возникающего треугольника — лучшее, что есть в этом фильме.

В остальном же это

качественно сделанный в японских декорациях кинокомикс с фехтованием на мечах и когтях из адаманта, схваткой на крыше поезда, несущегося со скоростью 500 км/ч, игрушечными на вид ниндзя в черном, большим самураеподобным роботом и двумя немолодыми женщинами со швабрами.

Можно гадать, каким бы получился этот фильм у Даррена Аранофски (он выбыл из проекта на стадии подготовки), но Мэнголд не отличается изобретательностью: робот похож на исполинского самурая из «Запрещенного приема» Зака Снайдера, а шутки про японские бани не могут быть новыми. Для шестого фильма сгодится, для портрета героя — маловато.