Пенсионный советник

«Наш фильм изначально задумывался как таблоид»

Интервью с режиссером фильма «Пока ночь не разлучит» Борисом Хлебниковым

Елена Ищенко 10.10.2012, 14:24
Режиссер фильма «Пока ночь не разлучит» Борис Хлебников РИА «Новости»
Режиссер фильма «Пока ночь не разлучит» Борис Хлебников

Борис Хлебников рассказал «Газете.Ru» о своей картине «Пока ночь не разлучит», привычках московской буржуазии и о том, зачем он снял в малобюджетной картине целое созвездие знаменитостей.

В прокат выходит фильм Бориса Хлебникова «Пока ночь не разлучит» — портрет московской буржуазии, основанный на диалогах, подслушанных журналистами «Большого города» в «Кафе Пушкинъ» еще в 2005 году. Хлебников умудрился снять в своей картине Сергея Шнурова, Василия Уткина, Анну Михалкову, Дуню Смирнову, Алену Долецкую и еще с десяток звезд, которые регулярно попадают на страницы светской хроники. Накануне премьеры режиссер Борис Хлебников рассказал «Газете.Ru» о том, почему его фильм до сих пор актуален.

— Главная претензия, которую предъявляют вашему фильму, — диалоги в «Кафе Пушкинъ» уже успели устареть. Почему вы не стали их менять, дописывать?

— Во-первых, я не хотел фиксировать конкретное время, а во-вторых, мне кажется, что ничего не изменилось. Да, добавились псевдополитические разговоры, из которых тоже можно было вытащить комический эффект, но я думаю, что качественно ничего бы не изменилось. Ведь это не больше чем новое модное московское развлечение — способ поддержать разговор, когда он сам не клеится. К тому же мы добавили в фильм линию с кухней — специально заказали «Большому городу» еще одно подпольное исследование, линию с двумя официантами.

— Почему вы вдруг решили снять фильм про жизнь богатых москвичей? Это ведь не ваши герои.

— Да я и про провинцию не специально снимал – просто там случались истории, которые были мне интересны. Мне, честно говоря, плевать, про кого рассказывать истории — про богатых или про бедных. В данном случае я просто обслуживал тот материал, который попал мне в руки: текст из «Большого города» фактически представлял собой готовый хороший сценарий.

— Но все-таки вам кто-нибудь из героев «Пока ночь не разлучит» нравится по-человечески? Все-таки вы к ним относитесь с иронией.

— Ирония – это не плохое чувство, это не злость и не раздражение. За этими героями интересно наблюдать, как за растерянными москвичами, которые являются постсоветскими буржуа в первом поколении. А буржуа в первом поколении – это обычно довольно смешные люди: у них много денег, и они не очень понимают, как ими распорядиться. У меня есть знакомые из этого круга, и хотелось, наконец, показать Москву такой – буржуазной, купеческой. Понимаете, в богатых людях меня интересуют скорее не их моральные качества, а качества личные, которые помогли им эти деньги заработать. Когда разговариваешь с богатым человеком, практически всегда понимаешь, почему именно он богат, а тысячи других — нет. Вопрос морали уже следующий, и в своем фильме я совсем не хотел говорить о нем. Моральные качества могут быть совершенно разными, даже противоположными, собственно, как и у других людей. Но в богатых есть живучесть, витальность, какое-то обаяние, благодаря которым они смогли сколотить состояние, — вот это мне было по-настоящему интересно.

— А зачем им тогда ужины в дорогих ресторанах, машины?

— Буржуа — жутко хвастливые люди. Они хвастаются своими достижениями, хвастаются, когда тратят деньги в больших ресторанах, когда покупают машину или одежду. Это первый путь траты денег, путь, безусловно, азиатский, ориентированный вовне. Мне кажется, что магазины Gucci и Versace придумали специально для богатых русских. Посмотрите на их дизайн: все блестящее, золотое, вычурное, словно для того, чтобы обслуживать вкусы богатых россиян. Все это комические признаки первого поколения буржуа.

— Вы считаете, что следующее поколение уже будет более сдержанным и воспитанным?

— Да, это подсказывает опыт Америки и Европы. Им уже наплевать на марки одежды — наоборот, их шик в том, чтобы выглядеть как обычные люди. Они и деньгами пытаются распоряжаться так, чтобы хоть как-то оправдать свое богатство. Занимаются благотворительностью, например.

— Как вы думаете, кто будет смотреть «Пока ночь не разлучит»?

— Пока не закончится прокат, трудно об этом говорить, но у меня уже есть забавное наблюдение. Я показывал этот фильм в Москве, Новосибирске и Владивостоке, и мы долго обсуждали с продюсером и прокатчиками, будет ли интересен наш фильм в провинции, не будет ли он раздражать зрителей, далеких от Москвы. Но оказалось наоборот: в Новосибирске и Владивостоке его принимали очень бурно. Потому что, как я абсолютно точно понял, у них есть очень радостный бонус. Заключается он в том, что москвичи в этом фильме – м***ки, как они всегда и думали. Так что им это кино смотреть еще приятней.

— Получается, ваш фильм для жителей провинции сродни таким «горячим новостям»?

— Наш фильм изначально задумывался как таблоид. Нам нужны были известные артисты, дорогие костюмы, дорогой ресторан: все равно все втайне покупают «Караван историй» и лезут в жизнь известных людей. Так что такая реакция зрителей мне нравится. Я добивался провокации, и она получилась.

— Ваш фильм – это еще и эксперимент по финансированию авторского кино. Что это за идея и как она родилась?

— Она родилась не у меня, а у Елены Степанищевой — одного из продюсеров фильма. Идея простая: мы снимали картину на 100 тысяч долларов, которые нам выделили продюсеры. 100 тысяч долларов — это та самая сумма, которая в прокате возвращается почти всегда. Дальнейшую — возможную — прибыль, которую мы получим сверх этой суммы в прокате, мы разделим между всеми участниками фильма — режиссером, оператором, художниками. Получается, что на этапе съемок мы работаем бесплатно, деньги тратим только на самое необходимое – декорации, грим, аренда ресторана. Если фильм будет успешен в прокате, то все получают свою долю.

Вообще я показывал сценарий «Пока ночь не разлучит» многим продюсерам, и никто не хотел за него браться. И только Елена Степанищева, придумав такой ход, смогла его запустить. Я думаю, что наш опыт будет полезен. Если мы соберем деньги и эта схема сработает, то она станет выходом для многих современных российских режиссеров и сценаристов, которые пока ждут своего часа только потому, что им никто не хочет давать денег.

— Вы сами будете использовать эту схему в следующих проектах?

— Сначала нужно дождаться результатов проката: если вдруг мы не соберем нужную сумму и не сможем заплатить нашей съемочной команде, а при этом запустим другой проект по этой же схеме, то это будет чистой воды мошенничество.