Пенсионный советник

Белоснежка с татуировкой дракона

«Белоснежка: месть гномов» в прокате

Полина Рыжова 17.03.2012, 13:04
__is_photorep_included4095285: 1

В российский прокат вышла сказка Тарсема Сингха «Белоснежка: месть гномов» — очень современная сказка для детей и взрослых о барышне, белой, как снег, румяной, как кровь, и чернявой, как черное дерево.

Белоснежка, типичная принцесса с хорошеньким кукольным личиком и идеальными манерами (Лили Коллинз), скромно живет в королевском замке, мечтает о любви, скучает по потерянному отцу и общается исключительно с залетающими к ней в светлицу птахами. Как правильно замечает эксцентричная мачеха Белоснежки и по совместительству главный деспот королевства (Джулия Робертс), «и все-таки что-то в тебе меня безмерно бесит». Недолго сказка сказывается, а Белоснежка под воздействием то ли возраста, то ли внутриличностного конфликта становится вожаком семи гномов, начинает воровать деньги у богатых и раздавать бедным, вытаскивает из экономического кризиса принадлежащее ей по праву королевство и периодически спасает возлюбленного принца.

Неуемный индиец Тарсем Сингх в качестве ревизионера готической европейской сказки выглядит неожиданно. За свою карьеру Сингх успел срежиссировать несколько вызывающе красивых фэнтези-фильмов («Клетка», «Запределье»), 3D-аттракцион «Война Богов: Бессмертные» и знаменитый клип «Losing my Religion» для группы R.E.M., в процессе создания которого вдохновлялся картинами Караваджо. Несмотря на то что Сингх всегда работал исключительно в Голливуде, он известен своей несколько болливудской неумеренной любовью к эпатажно-красочному видеоряду и многочисленным сюжетным отступлениям.

Однако в своем последнем фильме индиец не только пытается соблюсти все стилевые нормы, но и уверенно балансирует между двумя пропастями дурновкусия: фарсом и приторным приличием.

Осовременивать сказку – занятие прибыльное, но неблагодарное. Всегда найдутся недовольные, упрекающие режиссера либо в занудстве, либо в неуважительном отношении к первоисточнику. Сингх со своей новой «Белоснежкой», оставаясь на территории доброго и светлого жанра, просто выворачивает ее наизнанку.

Осовременить сказку по Тарсему Сингху означает не просто поместить знакомый сюжет в современную атмосферу, постоянно подмигивая зрителю, а попробовать сделать актуальным этот сюжет. Теперь типичная принцесса не только спортсменка, комсомолка и просто красавица, а еще мятежница, перспективный политик и вообще феминистка.

«Мы будем обсуждать платья или ваши налоги?» — издевательски интересуется она у мачехи.

В новой сказке нет сильных мужских персонажей, только лебезящие советники и привратники, гномы, недалекий принц, да отец, отсутствующий по странным обстоятельствам весь фильм. Центральное противостояние харизматичной мачехи и воинствующей падчерицы вообще наводит на мысль об умозрительном мужском феминизме в духе Стига Ларссона.

Чем больше принц старается быть героем, тем больше он становится похожим на Дон Кихота и без своей принцессы вряд ли бы справился.

В современной «Белоснежке» нет места символической смерти в хрустальном гробу, зато находится место размышлениям о политической пропаганде («Хлеб – это мясо, мало – это много. Простой народ любит метафоры…»).

Несмотря на полное перекраивание фабулы и характеров персонажей, упрекать Сингха в излишней вольности не получается. Если сказка не должна стареть ни душой ни телом, то вполне логично утверждать, что

современная девушка не будет лежать в хрустальном гробу до скончания дней в ожидании поцелуя принца.

Есть подозрительно гигантские красные яблоки, подаренные незнакомыми людьми, она тоже вряд ли будет.

За все человечество сказать сложно, но по крайней мере Сингху идея о добре с кулаками явно импонирует больше, нежели образ пассивной идеальной красоты. При этом режиссер крайне аккуратен и целомудрен в вопросах формы.

«Белоснежка: месть гномов» — безупречно красивая сказка с симпатичными героями, волшебством и тонким обаятельным юмором, ориентированная и на искушенных детей, и на наивных трогательных взрослых.

Когда Белоснежка ни много ни мало заявляет, что пришло время разрушать стереотипы, принц лишь кротко отмечает: «Нельзя ломать жанры: они отработаны на фокус-группах». Тарсем Сингх ломать их и не собирался: Белоснежки Белоснежками, а вот долгую счастливую жизнь и смерть в один день еще никто не отменял.