Пенсионный советник

Едим и плачем

В Москве побывал классик итальянского хоррора Руджеро Деодато

Семен Кваша 12.12.2011, 10:48
__is_photorep_included3924730: 1

В Москве прошла встреча с классиком итальянского хоррора Руджеро Деодато — в обновленном киноклубе «Фитиль» показали небольшую ретроспективу его фильмов, включая самый знаменитый «Ад каннибалов». После встречи 72-летний Деодато сходил поддержать российскую демократию на митинг за честные выборы на Болотной площади.

Сложно было представить себе человека, который был бы так не похож на свои фильмы.

Деодато снял их множество, он делал вестерны и полицейские боевики, комедии и ужасы, но по-настоящему прославился он «Адом каннибалов». Это была история наблюдения за наблюдателями: по сюжету, съемочная группа отправилась в джунгли Амазонки, чтобы снять там жестокое кино про людоедов. Группа сама провоцировала насилие, чтобы материал получился пожестче, и дикари в конце концов показали норов и всех съели.

Более кровавого, жестокого, безумного фильма человечество еще не видело. Расчлененка, изнасилования, по-настоящему жестокие убийства — фильм запретили во многих странах (в Англии разрешили буквально только что), а самого режиссера еще и таскали в суд. Деодато заключил с актерами контракт, по которому они должны были исчезнуть на год после окончания съемок фильма, не появляться на публике и не давать интервью. Власти решили, что Деодато снял снафф (то есть фильм с реальным убийством — «Парк культуры») и заставили привести актера на судебное заседание.

Где тот продемонстрировал, что жив, все конечности на месте и что все это было понарошку.

Картину, ставшую одним из первых образцов мокьюментари, то есть художественной имитации документального кино, еще долго не разрешали.

При этом фильм не просто хороший — он гениальный. Это, как и почти все у Деодато, история о том, во что может превратиться человек, как мало и как много отделяет его от «дикаря» и насколько на самом деле современный прогрессивный человек отвратительнее, насколько он более жесток. Ты смотришь на бездну, бездна смотрит на тебя, а то, что в кадре при этом голая женщина, которую проткнули колом, — так это лишь придает всему остроты.

Сам Деодато, с которым удалось поговорить «Парку культуры», целый час уходил от внятных ответов на вопросы о смысле чудовищного насилия в его фильмах. Все равно, говорит режиссер, по телевизору жестокостей увидишь гораздо больше. Но тем не менее когда он сам спрашивает молодых людей, что страшнее, отрезание талибами головы пленному в прямом эфире или фильм «Ад каннибалов», молодые люди голосуют за его фильм.

А еще он так ни разу за всю жизнь не встретился с Якопетти.

Гуяльтьерро Якопетти снял несколько очень важных для современного кинематографа фильмов. «Собачий мир» — кино о том, как люди ненавидят друг друга в разных странах и делают друг с другом плохие вещи. «Женщина мира» — фетишистская поэма о том, какие на свете бывают женщины, от израильских солдаток до полинезийских мадонн. И «Прощай, Африка» — фильм о том, как европейцы ушли из Африки и местные жители вернулись к поеданию друг друга с удвоенной силой. Это документальные фильмы запредельной откровенности и драйва, в которых наблюдатель с удовольствием вмешивается в процесс.

«Нет, ну вы представьте себе — он приезжает в страну, где запланирована резня какого-нибудь меньшинства, и дает взятку убийцам, чтобы они своих жертв поставили к стенке в хорошем свете, чтобы ему удобнее было снимать.

Что вы об этом думаете?» Фильм «Ад каннибалов» был на самом деле снят про Якопетти и для Якопетти. Деодато с ним так и не встретился как раз потому, что фильмы последнего были для него слишком жестоки.

Собственно, после этого было уже сложно о чем-нибудь разговаривать, хотя Деодато был рад поболтать и рассказал еще массу всего интересного. Что амазонские джунгли по сравнению с джунглями Малайзии, где он снимал «Последний мир каннибалов», свой первый художественный фильм с дикарями, — сущий курорт. Малазийские джунгли гораздо более влажные и там гораздо больше кровососов, пиявок и крокодилов.

Что на границе Бразилии, Колумбии и Перу живут индейцы, которые, с одной стороны, все наркоторговцы и кокаинисты, с другой — контрабандисты и бандиты, а с третьей — настоящие здоровые дикари, ведущие здоровый образ жизни, и он предпочел снимать именно там.

И что в фавелах Рио-де-Жанейро до сих пор живут индейцы, потомки людоедов, которые в знак приветствия щупают друг другу бицепсы, чтобы понять, достаточно ли их собеседник мясист.

Ну, на всякий случай, чтобы видеть перспективу. Собственно, на этом месте корреспондент сдался окончательно и пошел смотреть кино — в первый день общения с Деодато показывали как раз «Последний мир каннибалов», который у нас называется по традиции «Ад каннибалов-3», хотя был снят на несколько лет раньше первого. Там показали прекрасное кино о белом европейце, который перелюдоедил людоедов, правдивую историю Робинзона Крузо. Этот фильм отвечал на самый главный вопрос бытия — допустим, вам пришлось убить врага и после этого вы съели его печень — ну мало ли, всякое бывает. Будете ли вы после этого плакать и раскаиваться?