Пенсионный советник

«Конфликт — крайняя степень диалога»

Интервью с председателем Киносоюза Андреем Прошкиным

беседовал Игорь Карев 05.07.2011, 13:22
РИА «Новости»

Вновь избранный председатель альтернативного Киносоюза режиссер Андрей Прошкин рассказал «Парку культуры» о том, что успела сделать организация к моменту первого съезда, а также поведал о дальнейших планах, двойном гражданстве и сотрудничестве с Никитой Михалковым.

На первом съезде Киносоюза были определены основные направления будущей деятельности, а председателем выбран кинорежиссёр Андрей Прошкин. «Парк культуры» побеседовал с ним, чтобы понять, в каком направлении будет двигаться еще одна организация кинематографистов.

— Андрей Александрович, на первом съезде Киносоюза вы избраны его председателем. С этим можно поздравить?

— Не уверен, что стоит с этим поздравлять. Я практически пропустил съезд — видимо, поэтому и попал в председатели (смеется). Я никогда не стремился к публичности, а времени это полуфиктивное председательство — у нас всё решает правление — отнимает очень много. Председатель в большей степени спикер, чем вождь, да и я не вождь, я витрина. Мы будем работать все вместе.

Киносоюзу девять месяцев — мы только-только родились. То, что был проведен съезд, что очень легко был собран кворум, — уже сам этот факт в меня вселяет большой оптимизм. В Киносоюзе нет больших политиков или больших общественников.

— Киносоюз выделил пять приоритетных направлений деятельности — это кинообразование и работа с творческой молодежью, правовое, куда вошла деятельность по защите авторских прав и борьба с пиратством, прокат и кинопроизводство, региональная политика и работа с прессой. Что предполагается сделать, чтобы перейти от общих слов к делу? Какие будут первые практические шаги?

— Пока что только определены сами направления и о практических шагах говорить рано. На этой неделе мы соберем правление, на котором постараемся выработать конкретный порядок действий. Я сейчас не готов предлагать что-то от себя.

— Но какие-то мысли, наработки у вас уже есть? К примеру, кинообразование…

— Сейчас, думаю, необходимо как-то решить проблему второго высшего образования для творческих специальностей, для ряда которых необходим определенный жизненный опыт. В советские времена в режиссуру чаще всего приходили люди с каким-то опытом, а сейчас для них это очень сложно — второе образование платное. Вадим Абдрашитов (он не член Киносоюза) очень много об этом говорит, и мы попробуем ему помочь, поддержать: для творческих специальностей могут и должны быть исключения. В правление вошел Валерий Тодоровский, который с Сергеем Сельяновым на последнем заседании правительственного киносовета поднимал вопрос кинообразования, есть Борис Хлебников, который также им занимался, и на заседании правления мы попробуем с их помощью выработать какие шаги. Но при этом важно не наломать дров, постаравшись быть максимально тактичным с такой хрупкой вещью, как образование.

— На съезде вы говорили о том, что Киносоюз уже сделал первые шаги, расскажите о них. Каким образом будет осуществляться намеченная программа?

— Месяц назад мы встречались с вице-премьером Александром Жуковым и договорились, что будет создана небольшая (это принципиально) комиссия, в которую войдут представители Киносоюза, но не только они. В этой комиссии кинематографисты постараются суммировать свои предложения, проблемы и страхи относительно того, что происходит в киноотрасли и подготовить пакет предложений для правительства. Этот процесс мы активизируем и узнаем, не затухла ли эта идея.

В рамках общественного совета при Министерстве культуры мы разработали и предложили систему классификации фестивалей, чтобы они получали государственную поддержку на основании этого рейтинга, который зависит от результатов их работы. Мы очень надеемся, что они эту систему примут. При этом следует понимать: это общественный совет, и мы ничего не диктуем — мы объясняем свою точку зрения, какие вещи нам кажутся не вполне совершенными, и тем самым пытаемся помочь Министерству культуры существовать более гибко. Это не попытка захвата Минкульта — никто нам, слава богу, этого не позволит, — а попытка диалога. Мне кажется, подобные диалоги и есть наша основная задача на сегодняшний день.

— На съезде много говорилось о социальной политике Киносоюза. В каком объеме вы её видите: это помощь всем нуждающимся кинематографистам и какого плана помощь — материальная или создание условий для творчества?

— Объем же помощи от нас должен быть возможным — мы организация без собственности и больших финансов. Фактически всё, что у нас есть, — это мы сами и наши имена. Мы создали социальную комиссию, но понимаем, что в этой области наши возможности более ограничены, чем у Союза кинематографистов (СК).

— А если все кинематографисты вступят в Киносоюз и приступят к работе по его программе, каким путем пойдет такая организация?

— Если бы к нам вступили все кинематографисты, мы бы постарались провести свою изначальную идею: должны быть гильдии, и если такая гильдия вступает в Киносоюз, то её президент и будет входить в правление союза. То есть внутри гильдий решаются узкопрофессиональные дела, а верхушка обсуждает общие проблема. Наверное, именно к этой структуре мы и будем стремиться — если будет для неё возможность, если в нас настолько поверят. Мы хотели бы прийти к такой ситуации, но это, безусловно, произойдет не завтра, а может и вообще не получиться.

— А насколько это соответствует вашему личному идеалу творческого союза?

— Это хорошая система — когда есть мощные, реально работающие гильдии, со своей структурой и направлениями, а их верхушка образует общий кинематографический совет. При такой системе мы могли бы и какие-то внутрицеховые, принципиальные вопросы между собой решать. Гильдии отстаивали бы права и защищали представителей каждой профессии, и одновременно мы могли бы высказывать свои идеи по поводу состояния кинематографа в целом.

— Такая система не приведет к тому, что потеряются отдельные люди?

— Нет. Киноиндустрия состоит из индивидуальностей, но есть и общие проблемы, которые тяжелее решать одному, но проще сообща. Тот же вопрос авторских прав, прав на монтаж. Или вот вопрос договоров: сегодня мы подписываем совершенно безобразный и кабальный договор с гильдией продюсеров, разработанный для режиссеров, по которому с ним можно делать всё что угодно. И это вопрос не столько конфликта, сколько диалога, для чего и нужны профсоюзы. Ведь конфликт — крайняя степень диалога, через него можно найти какое-то решение.

— Никита Михалков недавно сказал, что готов к сотрудничеству, но сам ничего предлагать не станет. Будете обращаться к СК за помощью?

— Не знаю. Сначала надо попробовать обойтись без такой помощи. Это новое для нас дело, и мы постараемся сделать то, что мы можем. СК и сам что-то делает в этом направлении, и вряд ли ему нужна наша помощь.

— То есть совместная работа с СК в принципе возможна?

— Мы можем работать и с Союзом кинематографистов. Поступиться своей гордостью и первому позвонить Михалкову? Никаких проблем — как только будет какое-то реальное дело, которое было бы продуктивно обсудить с Никитой Сергеевичем. Есть только одна проблема — я с ним не знаком. У нас нет конфронтации, нет ни организаций, ни людей, с которыми мы не могли бы работать.

— Когда можно ожидать появления «пошаговой» программы Киносоюза?

— На тему практических шагов правильнее было бы говорить позже — где-нибудь осенью, когда мы сможем предложить конкретные варианты.

— Кого вы хотите видеть в новом союзе? В чем состоит привлекательность новой организации?

— Единственное, чем мы можем привлекать новых членов, — это что-то делать и рассказывать о том, что нам удалось сделать. А дальше люди уже сами смотрят, насколько им это интересно.

— Как вы оцениваете темпы вступления новых членов в Киносоюз? Готовы ли вы на вступление в КС членов СК, на «двойное гражданство»?

— Непосредственно перед съездом была новая волна вступлений, и у меня есть ощущение, что и после съезда она продолжится. Не знаю, насколько я окажусь прав, и насколько большой будет эта волна. Но у нас и нет цели стать самой массовой организацией. Мы хотим быть активной организацией, хотим, чтобы были живые дискуссии о том, как сегодня существует кинематограф в России, и что мы можем предложить, чтобы его существование стало более осознанным. Мы, собственно, даже внутри правления не замыкаемся — регулярно получаем через сайт предложения от остальных членов союза и обсуждаем их. Примерно в таком режиме мы и будем жить дальше.

Ограничивать прием мы не будем. Есть определенные количественные признаки: человек должен работать в кинематографе — и всё. У нас нет деления на хороших и плохих, и для членов Союза кинематографистов мы открыты — у нас нет какого запрета. Например, Алексей Федорченко входит в наше правление и при этом является секретарем СК, в Киносоюз вступил Павел Лунгин, который тоже является секретарем СК.

Мы не против «двойного гражданства», потому что не хотим, чтобы Киносоюз превратился в групповщину, группу сектантов. Нет. Чем шире условия приема, чем шире диалог внутри кинематографического сообщества, тем интересней и полезней он будет.