Пенсионный советник

Авдеев вернулся к декабрьским тезисам

Министр культуры Александр Авдеев дал пресс-конференцию для иностранных журналистов

Игорь Карев 09.03.2011, 20:58
ИТАР-ТАСС

Министр культуры Александр Авдеев на встрече иностранными журналистами в МИДе заставил вспомнить о своей дипломатической работе, уйдя от ответов на вопросы про «трофейное искусство», арт-группу «Война» и библиотеку Шнеерсона, но назвав стоимость реконструкции Большого театра.

Начиная пресс-конференцию, организованную МИДом по просьбе аккредитованных при нем иностранных журналистов, министр культуры России Александр Авдеев напомнил, что и сам работал в этом ведомстве в должности чрезвычайного и полномочного посла. Именно это и определило основную тональность диалога.

Для начала он вкратце изложил основные тезисы своей декабрьской пресс-конференции: кризис в целом миновал российскую культуру, государство о ней заботится, увеличивая бюджет профильного министерства, но делает это явно в недостаточном, по мнению Авдеева, объеме.

«Бюджет на 2011 год составляет 88 млрд рублей. Но нужно в два раза больше», — повторил он собственную мысль годичной давности.

Иностранцев же интересовало нечто другое, а именно то, каким образом культура России сможет соприкоснуться с культурой их родных стран. Здесь и пригодился опыт министра на дипломатическом поприще. Он отметил недостаточный культурный обмен с Латинской Америкой из-за дороговизны билетов и призвал творческие коллективы из этого региона активно посещать Россию; похвалил усилия своего коллеги из Армении в налаживании культурных связей между двумя странами, но напомнил, что денег всё-таки выделяется недостаточно. Как положительную тенденцию отметил он и присутствие польского театра в программе фестиваля «Золотая маска». Примером высшего пилотажа дипломатического плетения словес выглядел ответ на вопрос немецкого журналиста о «трофейном искусстве».

«Мне не нравится термин «трофейное искусство». Мне нравится, как это называется официально – предметы искусства, перемещенные по итогам Второй мировой войны», — весьма сурово обозначил Авдеев свою позицию и указал, что работа по запросам иностранных государств проводится постоянно — они рассматриваются и по возможности удовлетворяются.

«Мы можем делать дружеские жесты на основе нашего собственного законодательства и рассчитываем на аналогичные жесты со стороны наших партнеров»,

— немного смягчился министр, напомнив о том, что экспозиция Дрезденской галереи была передана Германии еще во времена СССР и сейчас является достоянием всех немцев. Но тут же добавил, что у России есть несколько подходов к решению этой проблемы и многое зависит от того, на какой стороне воевала данная страна. «Кто-то участвовал в войне на стороне антигитлеровской коалиции, кто-то на стороне нашего противника, и правовой режим применяется разный», — заключил Авдеев.

Впрочем иностранных журналистов интересовали и чисто внутренние проблемы, получившие широкую огласку на Западе. Одной из таких точек соприкосновения культур стала арт-группа «Война», но Авдеев фактически уклонился от ответа на вопрос про вручение группе премии «Инновации» и суда над её участниками.

«Премия «Инновация» не государственная — её самостоятельно вручает государственный центр современного искусства. У премии есть и жюри, и оргкомитет, и ваш вопрос следует задать им. Министерство не «давит» на организаторов по этому вопросу… Что касается судебного процесса, то вопрос не ко мне: я даже не знаю деталей», — объяснил свою позицию министр культуры.

Правда затем он назвал представителей «Войны» «молодыми деятелями культуры», невольно обозначив их статус в представлении подконтрольного ведомства.

Вопросы российских журналистов, которых также позвали на пресс-конференцию, больше касались внутрироссийских реалий, но Авдеев и здесь пользовался приемами из арсенала российской дипломатии времен Андрея Громыко, которому западные журналисты придумали прозвище «мистер Нет».

Библиотека Шнеерсона и проблема российско-американского культурного сотрудничества? «Решение суда омрачает наши отношения, оно неправомерно», — заявил Авдеев и добавил, что с правительством США ведутся консультации по разрешению проблемы обмена выставочными экспозициями.

«Мы ищем варианты решений, которые бы обеспечивали неподсудность российских выставок и гарантии их возврата в Россию», — сказал министр, дав понять, что другие варианты его не устроят.

Театр имени Маяковского и скандал в его труппе? Авдеев напомнил, что театр управляется правительством Москвы и находится не в федеральном подчинении. «Мы хотели бы, чтобы ситуация нормализовалась. Я люблю и труппу театра, и Арцыбашева (худрук театра – «Парк культуры»)», — поведал он о своих надеждах.

Только один раз за всю беседу Александр Авдеев отошел от привычного образа немногословного профессионала. Из равновесия его вывел вопрос о стоимости реконструкции Большого театра. «Больше 20 миллиардов рублей», — запнувшись, озвучил министр расходы, пожаловавшись, что точных цифр у него с собой нет. «Сумма постоянно менялась, поскольку менялись и цены, в том числе на цемент и на кирпич», – объяснил Авдеев, напомнив об инфляции. Впрочем, по его словам, все работы будут завершены в срок, и уже осенью труппа выйдет на новую старую сцену.