Пенсионный советник

Награждение «катастройщиков»

Вручение телепремии ТЭФИ-2010

Игорь Карев 27.09.2010, 10:20
ИТАР-ТАСС

На церемонии вручения телепремии ТЭФИ-2010 смешались скука советского официоза и скандалы с замалчиванием победителей и обвинением телевидения в «нравственной и общественной катастрофе».

В субботу, 25 сентября, в Михайловском театре Санкт-Петербурга состоялась торжественная церемония вручения национальной телевизионной премии ТЭФИ-2010 в категории «Лица». Лауреаты в номинациях, условно отнесенных к категории «Профессии», – 25 из 44 — были объявлены в предыдущий понедельник, 20 сентября. Тогда, неделю назад, на ТЭФИ-2010 царил Первый канал: награды получили «Прожекторперисхилтон», продюсеры сериала «Школа».

Понятно, отчего телевизионная трансляция церемонии награждения лауреатов телевизионной премии ТЭФИ-2010 проходит с почти шестичасовой задержкой — то, что в реальности заняло три с лишним часа, было сжато до вполне приемлемых двух. Впрочем, в результате динамичней не стало. Получилось скорее официозней — примерно таким же образом когда-то давно проходили праздничные мероприятия, приуроченные, например, ко дню работников того же телевидения. Это впечатление, впрочем, было обманчивым — за рамками телевизионной версии событий произошло два громких скандала.

Первый, очень смазанный в телетрансляции, разгорелся в самом начале, сразу же после зачитывая приветственных телеграмм от Дмитрия Медведева и Владимира Путина.

Швыдкой объявил, что специальный приз академии достался сериалу «Подстрочник» и его режиссеру Олегу Дорману. Поднявшийся на сцену продюсер сериала Феликс Дектер статуэтку не взял, а – с позволения Швыдкого – зачитал послание Дормана. В письме выражалась благодарность тем людям, благодаря которым фильм всё-таки добрался до телеаудитории — Григорию Чхартишвили (пишущий под псевдонимом Борис Акунин), Леониду Парфенову, Олегу Добродееву и Сергею Шумакову, а также содержался явный и недвусмысленный отказ от премии. На такой шаг, говорилось в письме, режиссер решился из-за того, что «среди членов академии, ее жюри, учредителей и так далее — люди, из-за которых наш фильм одиннадцать лет не мог попасть к зрителям. Люди, которые презирают публику и которые сделали телевидение главным фактором нравственной и общественной катастрофы, произошедшей за десять последних лет».

Сказать, что зачитанное со сцены письмо произвело эффект разорвавшейся бомбы, – это значит не сказать ничего.

Двоякое отношение к данному жесту уже после церемонии озвучила Марианна Максимовская, получившая сразу две награды (лучшему ведущему информационно-аналитической программы и за саму такую программу). «Профессия политических журналистов всё-таки не умерла, хотя то, что в ней происходит последние 10–11 лет, не сделало её более уважаемой и более престижной. Но есть программы, редакции, отдельные репортеры и интервьюеры, которые работают достойно, которые достойны не просто золотых статуэток, а уважения со стороны зрителя – и это дает мне основания говорить о том, что эта профессия жива. Дает основание с гордостью принимать приз самой и сомневаться в абсолютной правильности таких жестов, как отказ от получения статуэтки», — сказала она.

В принципе, даже в трансляции этот жест Олега Дормана выглядел не очень красиво. Разумеется, его можно понять –

свои беседы с Лилианной Лунгиной он снял еще в 1997 году и 11 лет пытался договориться с телеканалами и студиями, и найти деньги на завершение работы.

В конце концов не то упорство и труд победили, не то просто повезло, но фильм (15 серий и 8 часов экранного времени) был завершен и в прошлом году показан на центральном телевидении в прайм-тайм. И не имело ли смысла ради тех людей, которые, случайно узнав о проекте (их Дорман благодарил в своем письме), приняли в его судьбе живейшее участие, а затем выдвинули на российскую телепремию и наградили, смирить гордость и принять «Орфея»?

Растерянный Михаил Швыдкой как-то замял ситуацию, заявив, что раз так сложилось, статуэтка «Бронзового Орфея» работы Эрнста Неизвестного будет передана редакции канала «Культура», показавшему этот фильм, после чего церемония продолжилась без особых происшествий.

В разделе информационных программ был бенефис РЕН ТВ.

Помимо дважды поднимавшейся на сцену Максимовской лауреатами стали «Новости 24 с Михаилом Осокиным» и Татьяна Лиманова из тех же «Новостей 24», которая уже получала ТЭФИ в прошлом году и пообещала, что «еще вернется». Лучшим репортером оказался Леонид Канфер – тоже с РЕН ТВ за «Там, где была война». Дружную команду с РЕН ТВ разбавили только томская журналистка Юлия Мучник, ставшая лучшим интервьюером за «Интервью с генералом», и Александр Гордон с Первого канала за передачу «Гордон Кихот».

В категории развлекательных программ явного лидера выделить сложно. Можно было бы говорить о новом засилье Первого канала — премии получили «Большая разница», «Прожекторпэрисхилтон» и спортивный комментатор Кирилл Набутов за зимнюю Олимпиаду этого года, который, по большому счету, соревновался сам с собой – из двух оставшихся претендентов одним был его же комментарий к футбольному матчу «Зенит» – ЦСКА.

Но при этом по две награды взяли СТС – за «Брейн-ринг» (лучшая телевизионная игра) и сериал «Воронины» (лучший ситком), и НТВ – обе за сериал «Глухарь: Продолжение» (лучший художественный сериал и лучший актер в сериале – Максим Аверин).

Не были забыты и другие телеканалы — Анна Ардова получила приз за лучшую женскую роль в скетч-шоу «Одна за всех», который выходит на «Домашнем», передача «Личные вещи» 5-го канала получила премию в номинации «Развлекательная программа. Образ жизни», «За семью печатями» с «Культуры» – в номинации «Программа для детей и юношества». Лучшей исторической программой стала «Евгений Тарле. Наука выживать» ТРК «Цивилизация».

Лучшим телевизионным фильмом стала военная драма «Разжалованный» режиссера Владимира Тумаева. Военная тема и завершила церемонию. Минутой молчания присутствовавшие в зале Михайловского театра телевизионщики почтили память погибших в Великой Отечественной, а специальная премия «Легенда отечественного телевидения» была присуждена сценаристу, писателю и кинодраматургу, участнику войны Галине Шерговой – её стихи читал со сцены актер Александр Голобородько.

Еще один специальный приз — «За личный вклад в развитие российского телевидения» — получила член академии Манана Асламазян. Это вручение не объявили со сцены, что спровоцировало еще один шумный скандал.

Еще в 2007 году, после задержания на таможне и последующего разгрома возглавляемой Мананой Асламазян общественной организации «Интерньюс», многие коллеги хотели ее поддержать, и выдвинули на эту премию, однако награда досталась Николаю Дроздову. И вот, когда большинством голосов этот приз наконец-то был ей присужден, узнать об этом было невозможно. Михаил Швыдкой объяснил неупоминание отсутствием Асламазян в Москве и интересами телетрансляции: «Я не хотел ставить «Пятый» в сложное положение...», однако «Пятый канал» это утверждение немедленно опроверг - генеральный продюсер «Пятого канала» Наталья Никонова сказала, что из церемонии ничего бы вырезать не стала. Асламазян, кстати, от премии не отказалась — в пику Дорману посчитав это неэтичным по отношению к тем, кто её выдвигал, и тех, кто за неё голосовал.