Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хасидская реституция

США обязали Россию вернуть «коллекцию Шнеерсона»

Игорь Карев 05.08.2010, 15:23
revisionisthistory.org

Американский окружной суд в очередной раз обязал Россию вернуть любавичским хасидам книги, которые хранятся в фондах главной российской библиотеки и в военном архиве.

Американский суд вынес решение, согласно которому известная «коллекция Шнеерсона» всё-таки не является национальным достоянием России. Судья американского окружного суда в Вашингтоне Ройс Ламберт постановил, что правительство России должно вернуть организации Agudas Chasidei Chabad священные книги и документы любавичских хасидов, которые, по мнению судьи, незаконно хранятся в Российском государственном военном архиве и фондах Российской государственной библиотеки. По словам судьи, изъятие книг и рукописей было произведено не в интересах общества, а также не сопровождалось денежными компенсациями хасидам. Причем решение, появившееся едва ли не неделю назад, в прессе появилось только вчера вечером. Впрочем, ничего удивительного в такой задержке нет.

В октябре прошлого года этот же судья в этом же суде уже вынес практически точно такое же решение, совпадающее с новым чуть ли не до запятой. За единственным исключением.

Вероятно, всё время с прошлогоднего октября судья искал способ опровергнуть доводы российской стороны, которая посмела заявить о том, что американский суд не может указывать другой стране, что ей делать на своей территории. Оказалось, что может. Есть американский же закон «Об иностранных суверенных иммунитетах», который гласит, что никакое

«суверенное государство не обладает иммунитетом по искам в случае, если собственность приобретена с нарушением международного права».

Правда, в законе не сказано, каким образом суд США может принудить «суверенное государство» выполнить вынесенное решение, а также что за право существовало в момент, когда хасиды лишись «библиотеки Шнеерсона» и как оно соотносится с современными реалиями, но в том, что проблемы будут, сомневаться не приходится.

В качестве примера можно вспомнить 2008 год, когда России пришлось требовать государственных гарантий от англичан, чтобы шедевры четырёх российских музеев вернулись домой, а не стали предметов иска дореволюционных владельцев. Тогда в Великобритании был срочно принят закон, защищающий произведения искусства от конфискации.

Делу о возврате хасидской библиотеки из российских фондов уже больше двадцати лет.

Эту библиотеку еще называют «коллекцией Шнеерсона» по имени любавичского ребе Йосефа Ицхака Шнеерсона, который был последним хранителем древнееврейских рукописей и документов, собиравшихся с момента основания движения «Хабад» (конец XVIII века). После революции 1917 года часть библиотеки была национализирована и попала в РГБ, а часть Шнеерсон вывез в Европу. Впрочем, ей тоже было суждено оказаться в России: она попала в государственный военный архив после окончания Второй мировой войны.

По некоторым данным, всего в библиотеке должно быть 12 тысяч книг и 50 тысяч единиц документов.

Ребе Шнеерсон скончался в США в 1950 году, а его наследники начали требовать возвращения коллекции в конце 1980-х годов. Причем поначалу всё складывалось в их пользу: с возвращением коллекции согласился Борис Ельцин, в 1991 году состоялось несколько еще советских судов, которые обязали РГБ (тогда ГБЛ) и военный архив вернуть библиотеку хасидам.

Правда, выполнять постановления судов никто не поспешил, а тогдашний заведующий отделом рукописей ГБЛ Виктор Дерягин даже пригрозил самосожжением — вместе с коллекцией.

Всё изменилось практически в одночасье: в начале 1992 года суд независимой к тому времени России отменил решения предыдущих судов и объявил «коллекцию Шнеерсона» национальным достоянием. Помочь хасидам оказался не в силах ни Джордж Буш-старший, ни Билл Клинтон, которого с российским руководством связывали хорошие отношения, и, хотя прилетавший в Москву вице-президент Альберт Гор увез в качестве подарка одну из книг библиотеки, дальше дело не продвинулось ни на шаг.

Отчаявшиеся хасиды подали иск в американский суд, который принялся штамповать решения в их пользу с завидной регулярностью, опираясь именно на решения советских судов и обещания тогдашних руководителей государства.

Дело, разумеется, далеко не закончено даже сейчас, несмотря на применение тяжелой артиллерии в виде вышеупомянутого закона об иностранных суверенитетах.

В принципе, России сейчас вообще не до любавичских хасидов — даже в вопросах реституции российские власти сейчас заботят куда более насущные проблемы. Причем никакой суд, особенно американский, изменить эту ситуацию не сможет: в данный момент правительство и Госдума пытаются разобраться с объявленной, но не подтвержденной правовыми актами реституцией церковного наследия на собственной территории. И если со зданиями стало несколько понятней после мартовского объявления о выселении филиала ГИМ из Новодевичьего монастыря, то что делать с церковной утварью, иконами и священными книгами, неизвестно до сих пор. Закон только внесен на рассмотрение парламента и представляет собой компромиссное решение между музейщиками и РПЦ, причем сложно сказать, насколько он устроил обе стороны, но на словах все вроде бы довольны.

В мировой практике имеются случаи, когда от решений американских судов вовсе не отмахивались.

Например, две недели назад австрийский Музей Леопольда согласился выплатить наследникам австрийской еврейки $19 млн за картину, которую нацисты забрали у неё во время Второй мировой войны, что подвело итог десятилетней судебной тяжбы как раз в суде США. Еще одно похожее дело будет рассматриваться во всё том же американском суде: наследники еврейского банкира Мора Херцога подали иск против Венгрии из-за произведений искусства общей стоимостью свыше $100 млн. При этом Германия уже вернула потомкам банкира свою часть коллекции, конфискованной нацистами, а вот Венгрия пока сопротивляется.

В случае с «коллекцией Шнеерсона» всё не так однозначно.

Если опираться только на юридические тонкости, то владелец библиотеки Иосиф Шнеерсон так и не оставил завещания, определяющего её судьбу, и легитимность наследников, добивающихся справедливости в суде, подтверждается лишь их принадлежностью к той же организации. Вместе с тем сама библиотека создавалась в России, и её официально национализировало законное на тот момент правительство. Кроме того, фонды главной библиотеки страны не должны подлежать «отчуждению и разделению».