Если не будет реальной коалиции, всех передавят поодиночке

Фото: Константин Куцылло
По слухам, руководство ВГТРК получило негласный жесткий запрет на допуск к эфиру Анатолия Чубайса и Григория Явлинского. Сценарий «четырех фракций», при котором ни СПС, ни «Яблока» не будет в Думе, по всей видимости, запущен. Между тем очевидно, что вражда либерально-демократических партий, на которую в начале кампании было потрачено столько ресурсов с обеих сторон, ведет к ослаблению влияния обеих. Изменится ли и как политическая тактика СПС и «Яблока» в связи с изменением политической ситуации в стране после ареста Ходорковского? Сегодня на этот вопрос отвечает лидер Союза правых сил Борис Немцов.

— Я считаю, что уже 8 декабря, то есть сразу после выборов, мы должны садиться за стол переговоров с представителями демократических партий, движений и стремительно двигаться в сторону создания широкой коалиции, которая могла бы выдвинуть единственного кандидата в президенты и могла бы занять консолидированную позицию в будущей Государственной думе.

В принципе мы предлагали ровно это еще в начале года. Убежден, что если бы нам тогда удалось создать коалицию, то ничего из того, что сейчас происходит, не произошло бы. Представьте себе, что представителей демократических партий в Думе не 30–50, а 100 человек. С такой силой любой будет считаться. Речь идет о том, будет ли Россия свободной, действительно преуспевающей или это будет страна стукачей и людей с кляпами во рту. Вот, собственно, какой выбор. Ради этого выбора я считаю, что свои амбиции надо немного поприжать.

8 декабря мы должны сесть за стол без всяких предварительных условий. Садиться до этого смысла не имеет, потому что правила предполагают конкуренцию. Есть списки, утвержденные ЦИКом, и есть предвыборная борьба, которую отменить невозможно. Так что садиться будем 8 декабря. Позиция Союза правых сил — сделать все для того, чтобы такая коалиция была создана во имя свободной России.

Я считаю, что с каждым днем все меньше и меньше становится тех, кто мешает объединению. И бизнес-сообщество, и правозащитные российские организации, и ответственные политические лидеры разных партий — они как раз гораздо ближе к этой точке зрения, чем те, кто будет отстаивать свой политический эгоизм до последней капли крови.

По разведению кандидатов в одномандатных округах мы договорились по огромному количеству округов. По всем принципиальным вопросам там, где у наших кандидатов есть серьезные шансы выиграть, мы нашли общий язык.

— Как отставка Волошина может повлиять на партийную жизнь?

— Я считаю, что Волошин уходит, поскольку не согласен с политическим курсом власти по отношению к бизнесу и обществу в целом. Очевидно, что отказ от диалога с лидерами ведущих политических сил страны — это беспрецедентное событие. И это крупная ошибка. Вообще, отказ от диалога — всегда ошибка. Волошина понять можно. Я с ним во многом не согласен, я считаю, что он сам автор управляемой демократии в России, в том числе и введения цензуры в стране и так далее. Но то, что он сейчас делает, с его точки зрения это вполне объяснимо. Что касается политических перспектив, то если не будет реальной коалиции демократических сил в стране, то так всех передавят поодиночке. На этом поставят точку.

— Считается, что некоторые сложности взаимодействия либерально-демократических сил связаны с соперничеством или борьбой между Ходорковским и Чубайсом.

— Нет никакой борьбы. Это полная ерунда. Чубайс и СПС в целом — это единственная партия, которая жестко заняла позицию. Вы не заметили? Никуда не спряталась, ничего не испугалась и не побоялась сказать вслух. Чубайс в эфире у Сванидзе, по-моему, четко и ясно изложил позицию и свою, и нашу общую. Какая тут вражда? Не надо считать людей такими мелкими. Когда есть серьезная опасность, а она очевидно существует, то перед лицом этой опасности всякие личные взаимоотношения, обиды, история взаимоотношений — все уходит на второй план.

— И все-таки как в свете последних событий демократические партии могли бы решить вопрос о выборах 2004 года?

— Есть ряд технологий, одну из них мы предлагали. Я не хотел бы сейчас актуализировать эту тему, поскольку это тема переговоров, но есть технологии, вполне, на мой взгляд, разумные и объективные. Например, можно действовать с учетом итогов парламентских выборов. Или методом широкомасштабного праймериз, или опросов общественного мнения. Это технологический вопрос. Я считаю, что в первую очередь надо решить политический вопрос, а потом уже предлагать схемы.

Интервью взял Евгений Натаров