Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Юбилей порядка

29.10.2014, 08:15

Василий Жарков о том, какой праздник может объединить российское общество

Удивительное дело. Говоря о своем настоящем и будущем, мы в России очень любим ссылаться на исторические параллели, но при этом саму историю знаем довольно плохо. Многого просто не помним, а пытаясь вспомнить, делаем грубые ошибки.

Довольно характерный пример нашего вольного обращения с историей – попытка заменить празднование Дня Октябрьской революции 7 ноября на День народного единства, который вот уже скоро десять лет празднуется тоже в ноябре, но 4-го.

Однако признаемся честно, Смута XVII века, события глубокой старины, которые профессор Николай Покровский и некоторые другие историки, между прочим, пытались называть первой русской революцией, – все это так далеко и не очень понятно для нас. Так, что нам даже не важно, когда точно произошло то, что мы празднуем. Память о дне 26 октября 1612 года, когда польский гарнизон (а на самом деле интернациональная группа наемников, польской короне уже практически не подчинявшихся), капитулировал в Кремле, отмечаем 4 ноября. Хотя это абсолютно противоречит историческим фактам.

Больше всего в связи с этим мне жалко наших учителей истории. Ведь они наверняка в свое время сдавали зачет по курсу специальных исторических дисциплин и знают, как правильно переводить средневековые даты в современное летосчисление. Как же они из всего этого выкручиваются?

Для тех, кто не в курсе, поясню. До 1918 года наша страна жила, а Русская православная церковь до сих пор живет по юлианскому календарю. В то время как западное христианство, Европа, Америка и остальной мир давно пользуются календарем григорианским. Мы знаем, что разница между «старым» юлианским стилем и «новым» григорианским сегодня составляет 13 дней. Но в XVII веке, как и в XVI, эта разница составляла всего десять дней.

Как правильно перевести дату из юлианского календаря в григорианский? Возьмем с полки учебник по исторической хронологии: нужно к дате по юлианскому календарю прибавить количество дней, составляющих разницу с григорианским календарем в том или ином столетии, и, если полученное значение переходит в следующий месяц, от него нужно отнять количество дней месяца, в котором указана дата по юлианскому календарю.

Существует формула, доступная даже самому неискушенному в математике гуманитарию. В нашем случае к числу 26 октября прибавляем 10 – разницу в днях между календарями в XVII веке. Получается 36 – больше, чем дней в любом месяце, поэтому теперь мы должны отнять 31 – число дней в октябре. Получаем число 5. Не 4, а 5 ноября!

Если же мы такие гуманитарии, что совсем не доверяем арифметике, можно выучить польский язык и почитать польские хроники, где день сдачи гарнизона интервентов указан, конечно, 5 ноября. Польша уже в XVII веке жила по григорианскому календарю. Днем ранее, 4 ноября (25 октября), ничего примечательного и достойного праздника в Москве не происходило. Повторяю, каждый учитель истории знает это.

Более того, если кто-то из историков переводит дату 26 октября 1612 года в 4 ноября, он автоматически отказывается от зачета, полученного в первом семестре первого курса на истфаке, как, видимо, и от своего диплома о высшем образовании.

– Но ведь нам нужны символические даты, коллективная память о важных событиях прошлого, формирующих нашу идентичность и патриотическую гордость! – скажут мне. Да уж, после почти столетия советской амнезии найти подходящие точки опоры в собственной национальной истории не так-то просто. Однако посильно. Особенно если хотя бы время от времени прислушиваться к мнению профессиональных историков. И тогда вдруг выяснится, что нужный материал буквально у нас под ногами.

Вот, скажем, ровно завтра, 30 октября, будет очередная 109-я годовщина крайне важного для России события. По старому стилю – отнимаем 13 дней разницы – это 17-е. Что это нам сегодня говорит?

Любой, даже, надеюсь, единый учебник истории скажет нам: 17 октября 1905 года царь Николай II издал «Манифест об усовершенствовании государственного порядка».

Так называется правовой документ, по своему значению сопоставимый с Биллем о правах 1689 года в Англии и Декларацией прав человека и гражданина 1789 года во Франции.

Подобные документы – норма для большинства стран мира сегодня. Россия пришла к этому в начале XX века стараниями своих лучших умов в правительстве и под давлением широкого общественного движения.

Манифест 17 октября – очень короткий документ. В нем всего три пункта. Однако столетие назад, когда принципы демократии и гражданские права уже восторжествовали в большинстве развитых стран мира, все было ясно даже в таком предельно лаконичном формате.

Во-первых, это «незыблемые основы гражданской свободы»: неприкосновенность личности, свобода совести, слова, собраний и союзов. Во-вторых, право на участие в выборах для всех основных слоев населения. В-третьих, наделение парламента, Государственной думы, функцией законодательной власти, без которой не может быть принят ни один закон.

Что бы ни происходило после 17 октября 1905 года, а большая русская революция, увы, на этом не остановилась, никто, даже в самые кровавые годы, тем более сейчас, не осмелился отрицать значения правовых норм, принятых в тот знаменательный день.

Отказ от этих фундаментальных принципов, явный или скрытый, означал бы сегодня очередную национальную катастрофу, ставящую под вопрос существование современного общества в России и само будущее нашей страны. Большевистская пропаганда и террор сделали все, чтобы мы забыли про день и Манифест 17 октября, но невозможно в современном мире забыть про существование свободы и демократии как очевидной нормы. Которой, несомненно, давно достойна и наша страна.

В отличие от 7 ноября, которому поклоняются в основном твердокаменные коммунисты-ленинцы, и 4 ноября, ставшего «партийным праздником» крайних националистов и фашистов, день Манифеста 17 октября – 30 октября может действительно объединить российское общество.

Свобода совести в свое время коснулась не только католиков, лютеран и мусульман, но и миллионов русских старообрядцев, которые подвергались едва ли не самым суровым преследованиям среди религиозных меньшинств в Российской империи. Свободой слова может воспользоваться любая партия, как и любая конструктивная политическая сила заинтересована в парламентском представительстве. Не говоря уже о том, что личная неприкосновенность, включая неприкосновенность частной собственности, в интересах просто каждого нормального человека, если только он не живет грабежом других.

Сегодня становится все более популярным мечтать о том, какой будет Россия в отдаленном будущем, какие перемены нам нужны.

Так вот если говорить о таком маленьком вопросе, что нам праздновать с наступлением холодов глубокой осени, я бы предложил вспомнить 17 октября по старому стилю, когда в России впервые были провозглашено то, что действительно важно для всех нас, – гражданские свободы и принципы демократии.

И раз уж мы, никуда не деться, как и остальной мир, давно живем по «новому стилю», пусть это будет 30 октября.