Правила поклона

Наталья Пискунова о том, как Япония воспитывает научных и технологических гениев

Япония — одна из самых технологически и экономически развитых стран мира. Как и чему японцы учат детей и насколько современна их система образования?

В Японии до сих пор есть полушутливое поверье, что до 5 лет у ребенка на макушке сидит маленький Будда. Поэтому детям до достижения этого возраста разрешается делать практически все – шалить можно по полной программе (по японским меркам). А вот в 5-6 лет начинается жесткая «муштра» — строгие правила поведения, одежды, распорядок дня, школа (подготовительные классы), обязательные дополнительные секции (от музыки и балета до плавания). Прием пищи жестко дозирован (не успел к столу во время обеда – остался без еды до ужина, никаких перекусов нет, холодильник закрывается на ключ, в свободном доступе остается только питьевая вода).

Любые капризы жестко подавляются – так японцы приучают детей к поведению в обществе.

Регулируется и строго соблюдается количество и степень поклона при встрече родственников старшего возраста, «уважаемых людей» — например, врача или учителя. Любые неточности или ошибки жестко наказываются.

В ХХI веке читать о том, что в самой технологичной стране мира, живущей, по мнению многих, в ХХIII веке как минимум, до сих пор действует жесткая и непреложная система правил совершения поклона – удивительно. Многие не верят в серьезность такой системы. А на самом деле она существует.

Мой сокурсник-японец, который учился в Москве и много лет прожил в России, совершенно серьезно рассказывал мне, что, если они с родителями пойдут к кому-то в гости в Японии, то первые 10 минут встречи на пороге дома займут…взаимные поклоны!

И японец должен их репетировать (мой сокурсник сетовал, что ему лень, так как в России такого нет и он забывает, как положено правильно кланяться), чтобы не опозориться самому, и чтобы потом «не пошли слухи о семье». То есть, неправильными поклонами можно испортить репутацию семьи среди соседей, коллег родителей по работе. Тогда я восприняла это как милую местную традицию, но потом выяснилось, что это критически важный аспект японских отношений даже сейчас.

Степень поклона врачу, учителю и соседу будет отличаться, степень ответного поклона – тем более.

Для европейского восприятия это звучит подчас немыслимо и неестественно, однако японский студент учится в том числе и такому «этикету» — как и в Китае, где преобладает «пассивная система обучения» и инициативность студента не приветствуется обществом.

В Японии ситуация немного иная. Это связано с большим количеством иностранных студентов и совместных японо-американских и японо-европейских программ на протяжении долгого времени.

Психологически эта жесткая система обучения, «введения в общество» чуть позже отражается взрывом «подросткового безумия»: уход в безудержное анимэ и манга-комиксы, подражание персонажам комиксов в реальной жизни как вызов себе и обществу в 13 лет, серьезное увлечение «философией» комиксов. И…печальная статистика суицидов среди подростков и студентов, психика которых не может справиться ни с продолжающейся гормональной перестройкой и ростом организма, ни с новыми «свободными», не регламентированными условиями жизни без четкой схемы «прохождения жизненного квеста» при одновременном соблюдении правил этикета, ни с перспективой «пожизненной работы».

И вот в таком сложном состоянии японский подросток приходит к выбору – идти ли в университет.

При 12-летнем цикле школьного обучения, предусматривающего и обязательные «простые» специальности, как ни странно, всего 40-45% бывших школьников в Японии идут получать высшее образование.

Одна из причин такой асимметрии – финансирование вузов в Японии. Большинство вузов страны – частные (из почти 800 вузов Японии 605 являются частными, и лишь 86 – государственными), а значит, стоимость обучения в них будет высокой, что не каждая семья абитуриента сможет себе позволить. Особенно если в семье не один ребенок.

В мире распространено мнение, что японцы – самая технологичная нация в мире. Поэтому многие считают, что в Японии технические специальности должны быть на первом месте. На самом деле это совершенно не так. Наоборот, в Японии в последнее десятилетие на первое место по поулярности вышли как раз гуманитарные специальности – от менеджмента до социологии (60%), а технические и инженерные специальности занимают около 15-18%. Медицину выбирают около 11-12% абитуриентов, оставшаяся доля распределяется между «творческими» специальностями.

Система построения ступеней высшего образования в Японии отличается и от России, и от Китая, и от Европы.

В середине прошлого века идея о поиске некоего «научно-образовательного прорыва» в Японии после окончания Второй мировой войны привела к реформе системы высшего образования. Так, помимо традиционных университетов и институтов, где были приняты система бакалавриата и магистратуры, и далее — аспирантуры по американскому\европейскому образцу, были созданы «технологические колледжи». Срок обучения в этих колледжах составляет 5 или 5 с половиной лет. Концентрируются они только на высокотехнологичных и наукоемких отраслях. Это позволило получить новую прослойку «технокадров», которые были нужны японской экономике для сотворения знаменитого «японского чуда».

Помимо «технологических колледжей», в Японии есть и более короткие курсы профессионального обучения в рамках образовательной системы – «специализированные (профессиональные) колледжи». В них изучаются общие технологические дисциплины, которые не требуют высокого уровня подготовки (по японским меркам). Срок обучения в таких колледжах составляет всего 1-2 года, после чего выпускник может претендовать на должности базового уровня или даже среднего звена в крупных компаниях. Поступают туда в основном абитуриенты, которые не смогли успешно окончить школу и получить документ о полном среднем образовании, обучение в котором составляет 12 лет.

В начале 2000-х в Японии началась продолжающаяся до сих пор национальная кампания по привлечению высококвалифицированных преподавателей и исследователей в японские университеты по всей стране.

В 2008 году был принят национальный план «300000 иностранных студентов», цель которого – привлекать множество студентов из других стран, несмотря на различия в схемах подготовки.

То же самое касается и сферы науки – началась кампания по привлечению иностранных «пост-доков», специалистов хотя бы на минимальный срок в 3 месяца для ведения индивидуального и коллективного исследования по любой специальности. Занимается этим прежде всего «Общество по продвижению науки в Японии» — Japan Society for Promotion of Science (JSPS), которое проводит регулярные конкурсы на получение грантов на ведение исследования в любом японском вузе. Одно из главных условий – наличие подтвержденного рабочего контакта между иностранным исследователем и японским вузом, научным центром или даже колледжем по абсолютно любой специальности или направлению.

Конкуренция на таких конкурсах очень высока, но и преимущества тоже обширны. Иностранец-исследователь оценивается не только по качеству предложенного научного проекта (или доли проекта, если это часть большого международного проекта с участием японского научного центра или университета, или колледжа), по опыту, результатам и достижениям на момент подачи заявки, но и по…эквивалентности занимаемой должности.

Приведенные выше основные требования для участия в конкурсе вполне соотносятся с общемировой практикой во всех специальностях и типах исследований — от серии экспертных интервью и социологических опросов до randomized controlled trials в медицине. А вот почти нигде не озвучиваемое положение о занимаемой должности до приезда в Японию практически никак не соотносится с заявляемой (и зачастую соблюдаемой) практикой свободы от «веса предыдущих должностей». С объективной оценкой не самого исследователя, а предлагаемого проекта, практикуемой в Европе.

Это «дополнительное» требование отражает психологию отношения к научному деятелю или преподавателю – как и в Китае, в Японии профессор занимает достаточно высокое место в социальной иерархии, несмотря на все технологические и социальные изменения.

В последние годы в системе японского высшего образования всех направлений началась реформа. Например, в 2019 году было заявлено, что правительство одобрило план изменения схемы финансирования обучения студентов – начиная с апреля 2020 года большинство вузов и колледжей страны, включая работающие по короткой одно- или двухлетней системе обучения студентов, будут переходить на государственное финансирование полностью или частично. Это должно привлечь больше студентов из провинций как в крупные национальные, так и в региональные вузы и помочь плановому «рассредоточению» монополии на высшее образование между 2-3 топ-вузами страны.

Кроме того, было выявлено резко сокращение «студенческого населения» — с 2 млн до 1 млн, что во многом связано с непомерной дороговизной образования в стране и недоступностью высшего образования для абитуриентов из отдаленных провинций. Итог печален: 40% вузов имеют колоссальный недобор студентов, что для Японии – почти национальное бедствие, так как означает неминуемый «провал» в кадрах в ближайшие годы.

Масахико Шибаяма — министр образования Японии — уже несколько раз официально заявляла о том, что возможность финансировать вузы за государственный счет появилась только сейчас. По ее мнению, новая цель Японии в плане образования на 2020-е годы – «создание общества, в котором каждый может реализовать абсолютно все, к чему лежит душа».

Реформа выглядит многообещающей – особенно сильно в ее пользу говорит тот факт, что в 2019 году рейтинг трудоустройства выпускников вузов составил рекордные 98%. Кроме того, это должно привести к единению общества, сокращению расслоения между обеспеченными слоями населения и малоимущими.

На начало 2020 года 68% университетов в Японии были частными, а расходы на образование составляли 1,7% ВВП. Реформирование этой системы призвано увеличить количество национальных (государственных, на бюджетном финансировании) университетов и уменьшить количество частных. Идеал – создание в будущем полностью бесплатной системы высшего образования – пока, увы, не достижимый ни по финансовым аспектам, ни по качеству образования и управления. Впрочем, зная японскую педантичность и упорство в достижении любой цели, можно поверить в возможный успех этой реформы.