Полный улет: новый железный занавес?

23.07.2019, 08:57

Андрей Колесников о том, кто и зачем готовится отменять международные авиарейсы из России

Наша хрупкая безопасность снова тревожно накренилась и покачивается на ветру, без устали дующему с прогнившего бездуховного Запада. Но не тут-то было — есть еще люди, способные подставить ей плечо: Минтранс (вряд ли сам, без подсказки компетентных органов) предложил дать ФСБ право отменять международные рейсы.

Благо прецедент есть: как только хинкали, цинандали и проспект Руставели стали угрожать безопасности россиян, рейсы в Тбилиси были приостановлены. Пора распространить эту практику на все перелеты во все точки мира — ФСБ лучше знает, где простому российскому человеку небезопасно.

Теоретически небезопасно практически везде, но Федеральная служба будет сама определять, что «русскому здорово» в следующем порядке и в соответствии со следующими критериями: не позднее чем за полчаса до вылета авиакомпания будет направлять в Росавиацию определенные данные, в том числе количество и национальность членов экипажа и пассажиров, наименование груза, график полета с указанием пунктов посадок, пунктов и расчетного времени входа-выхода из воздушного пространства России и других государств. А не направит — уйдет с рынка.

К тому, что силовики у нас правят рынками и определяют инвестиционный климат (его ледниковый период), уже все давно привыкли. А вот лично мне особенно нравится возвращение пятого пункта — «национальность».

Если воздушное судно ведет Мимино, оно, судя по всему, по определению становится небезопасным для честного россиянина. Не надо ему никуда лететь!

Расширение прав ФСБ в течение последних лет распространяется на все новые сферы. Иногда этой службе подражают другие силовики — то полиция попросит себе чего-нибудь, то Росгвардия, то Следственный комитет, то ФСО. Но наследница КГБ всегда в первых рядах: ибо «безопасность»!

В 2010 году, например, произошло весьма резонансное расширение этих прав. Если появится какой-нибудь подозрительный товарищ в нашем поле зрения, мы его на профилактическую беседу с правом вынесения официального предупреждения вызовем. А дальше — пусть сам делает выводы.

Когда в страшные застойные годы я обучался на юридическом факультете МГУ, нас очкастая профессура предупреждала: мол, запомните, дети, такая практика противозаконна, граничит с объективным вменением — привлечением к ответственности за мыслепреступления без установления вины в предусмотренном законом порядке. Юристы же, стоящие у власти в РФ долгие годы, это право ФСБ дали — надо, значит, надо. Тем более, что в то самое советское время родной КГБ такие беседы широко практиковал и, судя по всему, недавняя законодательная новелла стала лишь закреплением сложившейся и в постсоветские годы практики.

Хотя и на этот счет есть соответствующий анекдот. Вызывают Рабиновича в Комитет. Он думает — ну, все, арестуют, посадят. Приходит на Лубянку. А там ему говорят: «Что ж это вы, Рабинович, себе позволяете — ругаете советскую власть, говорите, что у нас трудности со снабжением, запасы кончились. Нехорошо. Идите — и больше так не делайте». Счастливый Рабинович выходит на улицу и выдыхает: «И патроны у них тоже кончились!»

Так вот с тех пор «им» все время не хватает патронов. Поэтому — и это лишь еще один пример в ряду многих — в 2015 году ФСБ была наделена правом стрелять, причем не только в ситуациях предотвращения теракта, но и в моменты защиты органов госвласти от группового вооруженного нападения. Хотелось бы знать, чем должны быть «вооружены» нападающие и сколько их должно быть, чтобы их признали «группой».

С учетом ширящегося протестного движения граждан, защищающих свои конституционные свободы, это право вызывает многочисленные вопросы. Стрелять, кстати, разрешили в женщин и несовершеннолетних — тем самым было отмечено календарное совершеннолетие авторитарного режима в России.

Потом еще много разного было — от эксклюзивного права рассмотрения дел о нарушениях правил плавания в акватории Северного морского пути до недавней инициативы ряда бдительных депутатов сделать уже не только действующих, но и отставных работников ФСБ невыездными — для их же блага, «на фоне напряженной международной обстановки», во избежание провокаций и вообще защиты «безопасности».

Все это — замечательные модели для распространения их на все население Российской Федерации: если где и кому небезопасно, так на основе авторитетного мнения компетентных органов можно замечательным образом ограничить еще одну конституционную свободу: «Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию» (ст.27 Конституции РФ). Каждый! Даже, страшно сказать, оперативник ФСБ и простой работник какого-нибудь иного силового органа, этого права лишенные ведомственными актами, не соответствующими Основному закону РФ, имеющему прямое действие.

Но выезжать ему, работнику безопасности, нельзя: вдруг, побывав в Европе, он узнает, что жизнь там течет по законам человеческого общежития, русского человека встречают с распростертыми объятиями, магазины полны товаров народного потребления, а на улицах практически не попадаются геи и трансгендеры.

Да, Россия управляется не законами даже, а подзаконными актами, но иерархию норм еще никто не отменял. Ничего не сказано в Конституции о том, что «национальность членов экипажа и пассажиров» может быть существенным основанием для остановки международного рейса каким-то клерком, считающим себя демиургом «национальной безопасности». Ничего в ней нет и том, что работник ФСБ не может выехать за рубеж для употребления внутрь хамона с пармезаном или хинкали с цинандали.

Это какое-то помешательство на «суверенитете», на который никто не посягает. Помешательство на «безопасности», когда главная опасность для конституционных прав и свобод граждан исходит как раз от силовиков, плохо знающих конституционное право — в их Академиях, возможно, и предмета-то такого нет. А силовики путают собственную безопасность и безопасность охраняемых лиц с безопасностью страны. Помешательство на «секретности», в которой нет никаких настоящих секретов, но которая позволяет одной трети региональных управлений ФСБ не передавать (вопреки закону) дела репрессированных в госархивы, прятать от Польши тома катынского дела, не давать знакомиться родственникам всемирно признанного праведника Рауля Валленберга, уничтоженного Сталиным, Молотовым, Абакумовым, с материалами по его делу. Ну, и заодно держать под стражей пожилого ученого из ЦНИИМАШа Виктора Кудрявцева, обещая домашний арест в обмен на показания на коллегу по работе Романа Ковалева (которого все равно арестовали).

Зато можно продавать угрозы двум покупателям: во-первых, гражданским властям, которые множат секретные статьи бюджета и интенсивно финансируют силовые органы на деньги налогоплательщиков, за счет повышенного НДС и пенсионного возраста; во-вторых, населению, которое по-прежнему чувствует себя заточенным в осажденной крепости и безгранично благодарно своим защитникам — армии, силовым органам и по совместительству Министерству иностранных дел.

Угрозы проданы — корпорация насыщается деньгами. Но этим дело не ограничивается: потом всего лишь у трех полковников ФСБ обнаруживается суммарно средств и ценностей на 12 миллиардов рублей, а чины пониже, используя не столько служебное положение, сколько устрашающий внешний облик, занимаются разбоем — не в сказочно-метафорическом, а уголовно-правовом смысле слова.

Еще раз: за это все — куплю-продажу угроз, высокие слова со слезой (как в неофициальном гимне ФСБ: «Прошу вас, верьте свято в Бога, / Тогда вершить свой долг легко!»), расширенные, как гармонь, права, домотканную идеологию (суверенитет-безопасность-секретность) — платят налогоплательщики. А в ответ получают право запрета на международные рейсы.

Слишком дорого обходятся россиянам благосостояние и расширенные в противовес Конституции права силовиков. Но чтобы навести в этой сфере порядок, надо сначала согласиться с тем, что безопасность — это соблюдение прав и свобод граждан, которые не должны находиться под угрозой «профилактической беседы», безмотивного помещения в автозак или невылета в командировку. А вовсе не камуфляж, маски, красные корочки и вот эта вся дешевая романтика из того самого «гимна», тоже торгующего несуществующими угрозами: «Не все еще искоренили, / Ребята, берегите честь! /Ведь сколько швали, дряни, гнили /Еще в родной отчизне есть».

Забыли еще вписать в песню слово «шелупонь». То есть наших налогоплательщиков и избирателей, граждан РФ, источник власти (по Конституции) — народ. В него не надо стрелять и запрещать ему свободу передвижения. Достаточно просто защищать людей от реальных угроз, без биения себя в секретную орденоносную грудь.