Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Письмо нашло своих вождей

20.10.2014, 09:51

Андрей Десницкий о том, как в тексте 1973 года можно обнаружить программу нынешней власти

Год назад, еще до всякой мысли о Крыме, я писал о том, какой может быть новая идеология России после коммунизма и либерализма. Говорил, что это будет национализм и что в итоге он тоже, как и две предыдущие идеологии, окажется в наших краях ненастоящим и несостоявшимся: начнут его поход рыцари идеи, а завершат прожженные циники. По-моему, процесс идет полным ходом, и даже Кремль уже несколько дистанцируется от националистической риторики, не забывая ее включать, когда это все-таки выгодно.

Но есть ли у Кремля и в самом деле некая идея и программа или все его действия продиктованы только сиюминутным прагматизмом: что будет выгодно здесь и сейчас?

Вряд ли на одной «чуйке» можно рулить такой страной полтора-два десятилетия (смотря от какого события отсчитывать). Нет, без некоего замысла не могло обойтись.

И тут пришло мне в голову: да ведь я примерно об этом уже читал, причем у того автора, который был пророком и предсказывал вещи, немыслимые и непроизносимые для прочих, вроде скорого падения коммунизма или неизбежных попыток «собирания русских земель» на постсоветском пространстве. «Письмо вождям Советского Союза» назывался этот текст, написанный и отправленный А.И. Солженицыным прямо адресату осенью 1973 года, накануне его высылки.

Опубликовано оно было весной 1974 года в Париже, уже после высылки.

Именно тогда от писателя отвернулись многие диссиденты и эмигранты с прозападными настроениями: им он показался черносотенным.

Но и националисты, насколько мне известно, никогда не брали «Письмо» за основу для своих программ, а уж для коммунистов (не идейных, а реальных, какие были в брежневском СССР) он всегда был красной тряпкой едва ли не наравне с «Архипелагом».

Итак, что предлагал писатель вождям?

Начал он с внешней политики: Запад слаб, играет с коммунистами в поддавки и не нужно обращать на него особенного внимания. В то же время на восток от России пробудилась и ясно заявила о себе новая грозная сила – Китай. Война с ним становится неизбежной, а в ожидании этой войны нужно избавить народ от лишнего бремени, чтобы не тратил он сил и умений на лишнее и несущественное.

Прежде всего, говорит Солженицын, нужно отказаться от марксистско-ленинской идеологии. Хочет Китай трактовать классиков марксизма по-своему – да пусть трактует, не наше дело возражать. И если не будем мы с китайцами спорить о цитатах из Ленина, то «отпадет главная лютая рознь между нами и ими, отпадет множество пунктов нынешнего состязания и столкновения во всем мире – и военный конфликт отодвинется намного, а может быть – и не состоится вовсе никогда».

С этой опасностью, как мы видим, справиться нетрудно, но есть и другая, посерьезнее – «многосторонний тупик западной цивилизации, к которой и Россия давно избрала честь принадлежать».

Ресурсы земного шара ограничены и истощаются, а Запад жив жаждой все большего потребления, так вот от этого нам надо отказаться, стеснить себя, научиться довольствоваться малым.

«Экономический рост не только не нужен, но губителен», причем начало этой погибели вследствие исчерпания ресурсов и экологических проблем Солженицын относит как раз на начало XXI века.

И тут же оговаривается: «Впрочем, наиболее вероятно все же, что западная цивилизация не погибнет. Она столь динамична, столь изобретательна, что изживет и этот нависающий кризис». А что же мы? Чтобы избежать гибели, нужна и нам гибкость и подвижность, но их нам запрещает все та же марксистская идеология.

Развитие наше должно быть не внешним, а внутренним, и прежде всего развивать следует «русский Северо-Восток», ныне пустой, недостаточно освоенный (явно сюда включается и Сибирь). Но дело не в стабильности экономической и политической как таковой, «физическое и духовное здоровье народа должно стать целью и всего этого движения, и каждого его этапа, и каждой его стороны».

Но самое главное, умоляет Солженицын, откажитесь от идеологии!

Властвуйте дальше, если вам так хочется (а кому же не хочется?), но только перестаньте нас мучать этой марксистской тягомотиной.

А что же демократия? Да в общем, не очень-то она нам и нужна, эта выборная суета каждые четыре года, не в русских это привычках, и без нее мы прекрасно обойдемся.

Он призывает вождей: «У вас остается вся неколебимая власть, отдельная сильная замкнутая партия, армия, милиция, промышленность, транспорт, связь, недра, монополия внешней торговли, принудительный курс рубля, – но дайте же народу дышать, думать и развиваться!» И как бы уже обещает за народ быть и дальше послушными и благодарными за такое послабление.

Вот, собственно, и самое точное изложение новейшей российской политики по всем ее основным пунктам, не находите? И пренебрежение ослабленным Западом с чуждой нам демократией, и разворот лицом к Китаю, и освоение Сибири, и стабильность как альтернатива росту, и многое иное. Но главное, конечно, отказ верхушки от идеологической обязаловки при сохранении административной и экономической монополии.

Не потому ли и спорят сегодня так много о Солженицыне вне всяких поводов и дат, что оказался его голос не просто актуальным – пророческим?

И если прежде в отдельных его цитатах искали подтверждения русскости Крыма (а там ведь еще и про Северный Казахстан было!) или нашей самодостаточности, то теперь картинка выстроилась полностью и пришлось бы признать: да не было никакого революционного поворота в 90-е, было всего лишь очередное Смутное время, и завершилось оно тем самым разменом, к которому призывал Солженицын.

А так – все на своих прежних местах, и власть, и народ.

И ведь самое интересное, что, если бы не было и девяностых, и нулевых, если бы был на дворе по-прежнему 1974 или 1984 год, все, и либералы первые, встретили бы этот размен (откажемся от идеологии ради сохранения монополии) прямо-таки с восторгом, как встречали ранние речи Горбачева. А теперь как-то мало нам возможности читать любые книги (ну ладно, почти любые), смотреть любые фильмы (та же поправка), выходить в интернет и ездить за границу (интересно, и тут поправки будут?). Хочется чего-то большего, и, страшно сказать, даже отказ нынешних правителей от монополии выглядит желательным и возможным.

Солженицынская программа, может быть, не утратила своей актуальности… для самих вождей. Но народ потихоньку вырастал из нее все эти годы, в том числе и потому, что внимательно читал Солженицына.

И когда вырастет окончательно, это будет уже совсем другая история.