Пенсионный советник

Грешно Ваню ругать

17.01.2014, 09:14

Алла Боголепова о том, как трудно мужчине содержать большую семью

Он не всерьез. Он обезумел. Он тонко троллит.

Дикие заявления Ивана Охлобыстина о том, как следует поступать с гомосексуалистами, произвели на интеллигентную публику действие, которое заглючивший компьютер обозначает как крах плагина. Юродство. Как есть юродство, потому что Ваня не такой. Ваня свободный. Да, фрик, но не Джигурда же какой-нибудь. Фрик мыслящий, ищущий, талантливый. Значит, что-то тут не так. Или искреннее безумие — или троллинг высочайшего уровня.

Реклама

Да полноте. Никакой Охлобыстин не анфан террибль, никакой не тролль высшего уровня. Это просто мужик, которому пришло время расселять по разным комнатам подросших детей и думать о том, как дать им образование. Он больше не хочет объяснять детям, почему на столе вторую неделю одни пустые макароны.

Дети растут. Они больше не купятся на игру «представь, что ты сицилийский крестьянин, у которого случился неурожай».

Многие годы Охлобыстин заботливо лелеял свою репутацию блаженного. Юродство — это щит, который укрывает не только от критики, но даже от сколько-нибудь разумного взгляда на действия юродствующего. «Грешно Ваню ругать», — на полном серьезе заявляют уважаемые в киношных кругах деятели.

Однако из-под маски мессианского безумия Охлобыстина нет-нет да и выглянет трезвый, расчетливый и очень проницательный бизнесмен.

Хлебнув лиха в бытность священником, Охлобыстин не особенно и скрывал, что его возвращение в профессию актера — это прежде всего способ содержать семью. Зарабатывать. Ну вот он и зарабатывает. Много. Яростно. Любыми доступными способами. Несколько лет назад Охлобыстин был священником и был практически нищим. О возвращении в служение он говорит с удовольствием. А вот обратно в нищету ему, сейчас «форбсу» от кинематографии, явно неохота.

И кто его за это осудит?

Ведь он сделал то, чего безуспешно ждут от своих мужчин миллионы российских женщин: перестал витать в облаках, поднял задницу и добился успеха. Стал приносить домой деньги. Возить семью на теплое море. Покупать жене сапоги.

При чем же тут геи? Что сделали ему люди, которые не имеют лично к нему, Ивану Охлобыстину, никакого отношения? Да ни при чем. Просто раньше про шоу-бизнес говорили: хочешь стать звездой — стань сперва «голубым». О «голубом лобби» ходили ужасные мифы и легенды: развращают, ломают карьеры и губят жизни. Теперь, когда геев в России почти официально сделали главными виновниками вообще любых проблем, самый простой способ сделать карьеру — стать гомофобом.

Самым легким способом срубить социального капитальца стали пинки сексуальным меньшинствам.

А социальный капитал Охлобыстину ох как нужен. Будучи человеком неглупым, он не может не понимать: сериальные рейтинги — штука ненадежная, сегодня есть — завтра нет. Но это бы ладно. Закроют один сериал, можно пойти в другой. Если только высшее телевизионное начальство не решит, что вот эта конкретная физиономия вообще не должна появляться на экране.

Поэтому надо ладить с телевизионным начальством, которое, в свою очередь, хочет ладить с начальством страны, которое, как известно, не может победить террористов и взяточников, а потому триумфально побеждает геев.

В одном относительно недавнем интервью Иван Охлобыстин употребил выражение «сумел оседлать медийную волну». Он говорил о сериале, ныне страшно популярном, а тогда только-только вышедшем на экран, — говорил с веселым цинизмом человека, который относится к этой работе как к неизбежному злу. Что-то из серии «дура не дура — а свой тридцатник в день имею».

Прошла пара лет, и риторика поменялась: теперь Охлобыстин превозносит сериалы. И телефоны. И можно не сомневаться, что вскоре мы услышим убедительные оды пуховикам и курткам. В этом и заключается магия Охлобыстина — в умении безоглядно, всей душой верить в то, что он делает. История, начавшаяся как чистой воды коммерция, со временем превращается для него в дело жизни. Подписав договор, он начинает страстно продавать сериалы, телефоны и пуховики.

Так что не приходится сомневаться: гомофобия недолго будет для Охлобыстина способом поднятия рейтинга. Однажды он действительно поверит, что людей, которые живут по другим правилам, надо убивать. Физически. Но если любовь к мобильным телефонам и пылесосам заканчивается у него в ту же минуту, когда расторгается контракт, то с призывами убивать все будет несколько иначе. Такой договор, как правило, бессрочен. И тот, с кем его заключают, так легко не отпустит. На кону-то не мобильник и не пуховик. Душа человеческая.