column
Слушать новости

Полет Охлобыстина

Специальный корреспондент «Газеты.Ru»

Что может быть высшей наградой для идеолога и/или пропагандиста? Разумеется, статус автора национальной идеи. Но все те, кто сегодня подступается к этому вопросу, попадают в одну и ту же ловушку. При возведении духовных скреп, по устоявшейся в России традиции, архитектор неизбежно забирает себе львиную долю дискурса в качестве символического отката.

В результате почти никто не готов тестировать возведенный ими трамплин, который, в соответствии с рекламным буклетом, должен вознести нелегкую русскую ментальность в верхние слои абсолюта — туда, где только дистилированная, лютая, термоядерная духовность и ничего, кроме нее.

Это нежелание вполне понятно: интеллектуальный бюджет, выделенный на художественную ковку духовной скрепы, уворован на 80% плюс тендер на проект проведен с нарушениями в пользу аффилированных участников, для которых скрепы — совершенно непрофильный актив. И аутсорсинг не спасет, потому что за него никто не возьмется — оставшегося мыслительного капитала хватит максимум на один выпуск «Комеди-клаба».

Короче, то, что получается в итоге, просто страшно испытывать.

Однако смельчаки находятся. Это бесстрашные и прекрасные тролли, которые с демоническим хохотом съезжают по очередному трамплину и предсказуемо обрушиваются в дымные бездны, подсвеченные мрачным огнем негасимых олимпийских факелов и отблесками костров, на которых поджариваются сексапильные кощунницы.

Последний летчик-испытатель, блестяще протестировавший новейшую модель духовной скрепы (собранной по украденным и при этом очень старым чертежам), — Иван Иванович Охлобыстин.

Вот только результаты этого тестирования оказались настолько устрашающими, что наблюдатели предпочли зажмуриться и заорать, предварительно казнив испытателя (что, кстати, тоже очень традиционно — чем воевать c мятежным бароном, лучше ограничиться отрубанием башки гонцу, который принес весть о мятеже). А зря. Потому что они — результаты, а не наблюдатели — не только ужасны, но и крайне познавательны.

Есть определенный круг людей, которых можно условно обозвать сочетанием «мыслящее большинство» или словом «интеллектуалы» (оно неожиданно стало модным после нескольких бесчеловечных экспериментов над читателями ряда интернет-СМИ). Как показал испытательный полет Охлобыстина, это «мыслящее большинство» пребывает в твердой уверенности, что оно является большинством как таковым. И если ориентироваться по масштабам производимого информационного шума, такое впечатление действительно может сложиться. Но к реальности оно отношения не имеет.

Глядя на количество громких заявлений, разоблачительных колонок и уничтожающих комментариев, кажется, что брошенные Охлобыстиным зерна упали в огонь. Но это не так.

Сразу за МКАД, а то и вовсе за третьим транспортным кольцом начинается довольно консервативная Россия, которая гомосексуалов не любит. И не надо торопиться обвинять замкадье в косности и темноте — к однополой любви у женщин оно почему-то относится намного терпимее, если не сказать со сдержанным любопытством.

Но при этом, если предложенный референдум о возвращении в УК пресловутой статьи все-таки провести, причем совершенно честно, без вбросов, каруселей и прочих административных изысков, интеллектуалы серьезно рискуют разбить лоб о проступившую реальность — потому что окажется, что они и не большинство вовсе.

Нет, они обязательно должны быть, они обязательно должны будить спящие разумы и убивать чудовищ. Они вообще-то за этим и нужны — чтобы прицельно плеваться ядом, когда барахло, собранное китайцами из белорусского сырья в подпольном цехе капотненской промзоны, пытаются выдать за уникальный плод многолетних научных разработок.

Просто не надо забывать о том, что победоносный хор носителей знания без административной поддержки имеет КПД чуть больший, чем у парового двигателя. А административной поддержки не будет — насыщение интеллектуального рынка разрушит госмонополию на производство духовных скреп и вся система «тендер-откат-халтура» с грохотом накроется.

И вообще, интеллектуал, оставь надежду найти либеральный триггер в голове, которая много сотен лет безотрывно смотрит в рот статуе вождя.

Следующий протокол испытаний гомофобной скрепы, подписанный кровью Ивана Охлобыстина, наглядно показывает нам еще одну распространенную иллюзию мыслящего большинства. Она тем более парадоксальна, что практически каждый интеллектуал убивает массу времени на то, чтобы развеять ее в глазах всех остальных. Суть этой иллюзии в том, что мы живем в правовом государстве, где все механизмы работают в сугубо автоматическом режиме.

Умный и прекрасный во всех отношениях человек, который еще вчера доказывал собственной жене, что единственный законодательный орган в стране — это Кремль, который просто распределяет свои инициативы по субъектам, обладающим правом их внесения, на следующий день, прочитав письмо Иваниваныча Владимирвладимирычу, на полном серьезе начинает упрекать артиста в юридической некомпетентности, что забавно само по себе: «На референдум можно выносить вопросы только государственной важности». «Президент не может менять УК, может только Госдума», «Один человек не может инициировать референдум» (тезисы изъяты из одного весьма интеллектуального и очень политизированного журнала, кстати).

Как будто и не было накануне разговора с супругой о том, что президент в России может абсолютно все, что угодно. Просто потому что он — президент в суперпрезидентском государстве.

А на следующий день в логике человека почему-то возникает тромб, который мешает ему продолжить собственную мысль — если президенту захочется, а точнее не захочется, этот проект внесет Госдума. Причем совершенно необязательно «Единая Россия». Можно и референдум инициировать, если Кремль посчитает, что изменение УК должно «идти снизу». И если решат так, тут же найдутся инициативная группа, необходимое количество подписей, а также информационная и техническая поддержка. И не будет иметь никакого значения, что этот вопрос негосударственной важности. Если полковник скажет — станет такой важности, какой надо.

Есть и еще один лист отчета испытателя-камикадзе с русской фамилией Охлобыстин. Как и положено последней странице, она самая главная и самая интересная. По зрелому размышлению любому, даже самому замызганному и нерукопожатному представителю мыслящего большинства, уже не говоря о титанах духа и корифеях, в конечном счете совершенно очевидно, что никто не будет возвращать статью «мужеложство» в Уголовный кодекс. Во всяком случае, в обозримом будущем. Испытатель Охлобыстин, публикуя свое письмо, тоже прекрасно это понимал.

И тот факт, что интеллектуалы начали на полном серьезе обсуждать эту возможность, коллективно осуждать автора, собирать подписи под петицией о лишении его работы (сложно представить более идиотскую инициативу) и рассуждать, куда конкретно катится эта страна, говорит о том, что именно они, спецбригада непримиримых, несистемных и контркультурных либералов, уже приколачивают себя этой самой скрепой к брусчатке Красной площади.

А им бы проигнорировать тему и выпустить на арену привычных глазу шутов, которые говорят о том же самом с завидной регулярностью и нулевой эффективностью. Ну, как «нулевой»... Один из них совершил головокружительный карьерный рывок, сменив цвет колпака и значительно увеличив количество бубенчиков.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости