Пенсионный советник
Новое правительство: никаких рывков

Валерий Соловей о новом кабинете министров России

Российское правительство, на котором лежит ответственность за реализацию поствыборного указа президента, сформировано: в него вошли девять новых министров и семь вице-премьеров. Стоит ли считать этот состав «командой прорыва», кто из него больше всего раздражает общественность и что свидетельствует о переходе элиты в новое состояние, «Газете.Ru» рассказал политолог, заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей.

— Сформировано новое правительство. Это правительство техническое, технократическое, способное обеспечить рывок?

Реклама

— Нет. Это правительство сохранения статуса-кво во внешней политике и обеспечивающее выживание в экономической политике. Оно не рассчитано на большее: никакие рывки, никакие амбициозные цели, планы оно выполнять не собирается. Более того, негласно ряду министров этого правительства говорят: «Ваши полномочия истекут через два-три года». Можно, конечно, назвать правительство переходным, транзитным, но это, если брать цели, то это сохранение статус-кво. Не более того.

— Два-три года — это не тот ли срок, о котором говорил Алексей Кудрин как о необходимости реформирования госуправления?

— Я думаю, что это, скорее всего, может быть связано с процессом транзита (власти. — «Газета.Ru»).

— Кто из «старых» министров, которые остались, вас удивил?

— Конечно, не только меня удивило, что Виталий Мутко получил пост вице-премьера (курирующего строительство. — «Газета.Ru»), и это вызывает глубокое недоумение, раздражение даже у самых ярых сторонников и симпатизантов Владимира Владимировича Путина. Это просто плевок в лицо общественному мнению. Владимир Мединский — это очень сильный раздражитель для культурной интеллигенции, особенно либерального толка — но не только, и для массово-культурных профессий тоже. Но именно Мутко — наиболее яркое воплощение того, я бы сказал, что правительство не изменилось сущностно.

— Но его же зачем-то оставили, к тому же на такую важную сферу, как строительство…

— Сфера важная, потому что в ней огромные денежно-финансовые потоки, которые должен контролировать абсолютно доверенный человек. Поскольку Мутко контролировал строительство спортивных сооружений, то полагаю, что, видимо, он справится с контролем строительства как отрасли, вообще.

— Кто из новых вас удивил? Зиничев? Патрушев?

— Умеренно. Например, назначение Патрушева — это уже не тенденция, связанная с технократизмом, это, я бы сказал, нечто сословное, когда дети начинают наследовать не просто активы, но и служебное положение.

— Вы не считаете, что работа Владимира Пучкова была провальной, особенно после пожара в ТЦ «Зимняя вишня»?

— Не только я, это все так считают. И одновременно это считается ослаблением влияния Сергея Шойгу — то есть Шойгу сохранял свою позицию, но поскольку Пучков был с ним связан, то считается, что влияние «группы Шойгу» несколько ослабло.

— Может, пора ждать «чисток» с приходом человека из ФСБ?

— Да. Наверное, что-то в таком духе будет осуществлено.

— Приход губернаторов — это поворот на более глубокое развитие, понимание регионов?

— Нисколько. Ничего качественно и сущностно нового нет. В этом смысле назначение Патрушева носит символический характер, это просто переход нашей элиты в новое состояние.

— Говорят, что бывших не бывает. Увидим ли мы еще Шувалова, Рогозина, Дворковича и других на новых постах?

— В госпкорпорациях.

Это советский номенклатурный принцип: если ты поработал на самом верху, то, даже если ты не справился, все равно остаешься в орбите. Может быть, переходишь на более дальнюю орбиту по отношению к светилу (а светило при принятии решений — это Путин), но все равно ты остаешься в этой космической системе.

Госкорпорация, какое-то ведомство, возможно, нацпроект.

— Это правительство последнего срока президента. Транзит власти, по вашему прогнозу, каким образом может произойти?

— Существует несколько вариантов, в том числе и перераспределение власти между институтами, создание новых институтов. И классический вариант с преемничеством тоже. Решение, насколько я представляю, еще не принято. Прорабатывается одновременно и с коллективным руководством, и с индивидуальным, вплоть до увеличения и расширения полномочий президента.