Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сто лет умолчания

Тамара Эйдельман о том, почему за Февралем наступил Октябрь

Государственный исторический музей/shm.ru

По данным исследования, проведенного Левада-центром, 45% опрошенных граждан заявили, что не придают Февральской революции никакого значения. Сорок пять — почти половина. И действительно, что там такого произошло-то? Какие-то тетки стали требовать хлеба, какие-то толпы вышли на Невский, а через несколько дней царь уже отрекся. И все. То ли дело в октябре: «Мы видим город Петроград/ В семнадцатом году,/ Бежит матрос, бежит солдат/ Стреляют на ходу…»

На самом деле никаких особых боев в октябре 1917 года в Петрограде не было, но уже нескольким поколениям с детства внушалось, какие великие события тогда произошли. А ведь не было бы Февраля, не было бы и Октября, как к нему ни относиться. И, кстати, как теперь принято относиться к Великой Октябрьской социалистической революции… или к октябрьскому перевороту?

Непонятно… Есть постановление президента о подготовке к столетию революции 1917 года. В нем, кстати, не уточняется, какая революция имеется в виду — Февральская или Октябрьская. Но почему-то все сразу решили, что речь идет об октябре.

И еще в постановлении не сказано о том, как, собственно, надо готовиться: праздновать или отмечать как трагическое событие.

На официальном уровне, наверное, уже составили по указанию президента план мероприятий, а вот как на приближающийся юбилей реагирует общество? Честно говоря, по-моему, никак.

До октября еще далеко, там посмотрим, что будет, а февраль — вот он уже, наступил. И что? Да ничего особенного.

Увидела, что Музей политической истории России, тот, что раньше назывался Музеем революции, подготовил выставку «Революция в России 1917–1922». И что нам там предлагают?

Посмотрим на сайте музея:

«Первый раздел рассказывает о падении российской монархии в результате февральских событий 1917 г. и о попытке создания демократического государственного устройства.

Начавшаяся 23 февраля 1917 г. в Петрограде массовая демонстрация через несколько дней переросла в восстание и закончилась отречением императора Николая II от престола.

Подлинные экспонаты того времени рассказывают о возникновении двух источников власти — Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и Временного правительства, которые принялись конкурировать друг с другом, в конечном итоге умножая безвластие и хаос. Доминантой этого зала стала символическая фигура солдата, напоминающая о мировой войне, в которой участвовала Россия, и о том, что именно солдаты Петроградского гарнизона — «крестьяне в солдатских шинелях» — стали движущей силой восстания.

Погрузиться в атмосферу тех дней помогают письма простого солдата П.И. Слесарева.

Завершает эту часть экспозиции комплекс, посвященный торжественному захоронению жертв Февральской революции на Марсовом поле 23 марта 1917 г.

Продолжением музейного повествования о событиях 1917 г. стали расположенные на втором этаже особняка М.Ф. Кшесинской мемориальные залы «Рабочая комната В.И. Ленина» и «Секретариат ЦК и ПК РСДРП(б)», где воссоздана обстановка периода пребывания здесь В.И. Ленина и штаба большевиков с марта по июль 1917 г.»

Ой-ой-ой… Опять «Бежит матрос, бежит солдат…» Если честно, не особо мне хочется отправлять на эту выставку своих учеников. А вот на конференцию, которую будет проводить 15 марта «Мемориал» и Вольное историческое общество (не путать с Военно-историческим!), посвященную Февралю 1917-го, я постараюсь попасть. Здесь поставлены как раз те вопросы, на которые обществу, мне кажется, очень важно получить ответы:

— Кризис в России на рубеже 1916 и 1917 годов, причины и составляющие.
— Война и революция; армия и тыл.
— Революция и общественное сознание.
— Характер cобытий Февраля 1917-го: заговор и переворот? Смута? Революция?
— Почему демократические силы не смогли удержать страну на путях свободы и парламентаризма.
— Нереализованный потенциал, место и значение «пути Февраля» в истории России.

Эти вопросы, по большому счету, касаются не только Февральской революции, а фактически всей российской истории.

Что произошло в феврале 1917 года?

Каким образом тысячелетняя монархия, казавшаяся такой прочной и устойчивой, рухнула за несколько дней практически без сопротивления?

Сторонники теории заговора упорно намекают на то, что «кто-то специально придерживал хлеб» для того, чтобы вызвать волнения в Петрограде, и тщательно пересчитывают масонов, входивших в состав Временного правительства. Но любой человек, живущий в России, знает, что перебои в поставках обычно являются результатом простого российского бардака, а про то, насколько «серьезную опасность» представляли российские масоны, еще Лев Николаевич Толстой в «Войне и мире» написал.

И мне было бы интереснее понять, была ли российская монархия подкошена участием в Первой мировой войне или же шли какие-то долгие, глубинные процессы, которые в эти февральские дни вырвались наружу?

Еще один вопрос, который тоже самым тесным образом связан с историей Февральской революции и, опять же, далеко не только с ней: почему все пошло так, как пошло? Почему за Февралем наступил Октябрь?

Почему граждане России, ставшей вдруг одной из самых свободных стран мира, не смогли удержать эту свободу, не поняли, как ей распорядиться?

Вот, наверное, важнейший урок, который могли бы вынести из истории Февральской революции следующие поколения.

Как мы изучаем в школе Февральскую революцию? Сильно сомневаюсь, что что-то принципиально изменилось за последние десятилетия. Ну, наверное, появились какие-то безумные учительницы, которые рассказывают ученикам о том, что Николай II был святым и возмущаются фильмом «Матильда», который еще никто не видел. И, наверное, все еще есть те, кто с придыханием вещает о том, какие великие идеи сформулировал Ильич в «Апрельских тезисах».

Думаю, что большинство ограничивается изложением фактов: февраль — то-то, март — то-то, июльский кризис, Корниловский мятеж…

В наше кафкианское время, когда одни на полном серьезе заявляют, что у великих князей никогда не было романов с балеринами, а другие ходят с иконами, на которых изображен Сталин, серьезно изучать историю вообще и ХХ века в частности очень нелегко. Но, может быть, все-таки стоит попробовать? В честь столетнего юбилея?

Автор — заслуженный учитель России, преподаватель истории московской гимназии №1567