Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Из Сирии в Воронеж

Что придет на смену маленькой победоносной ближневосточной войне

«Газета.Ru» 15.03.2016, 20:27
__is_photorep_included8125247: 1

Владимир Путин выбрал на редкость удачный момент для объявления о выводе основного контингента российских войск из Сирии. Внешнеполитическая ситуация такова, что это воспринимается в России и за рубежом как победа, пусть даже официально заявленные цели не были достигнуты. А главное, Москва вернулась в мировую политику в респектабельной посреднической роли. Вместе с тем новые проблемы могут возникнуть внутри страны.

Официальное окончание сирийской кампании России оказалось столь же неожиданным, как и ее начало полгода назад.

Мир тогда готовился, затаив дыхание, наблюдать за затяжной войной: кто до победного конца, кто до состояния полного Афганистана. А тут разворот на 180 градусов.

Правда, в российском Минобороны еще в конце прошлого года обещали закончить операцию к весне. Но это прозвучало скорее дежурно: одни не стали поднимать из этого победного шума, а другие не спешили уличать. В общем, запомнили, но пропустили мимо ушей. Тем более глава МИДа Сергей Лавров чуть больше месяца назад подтвердил общее ощущение: бомбить будем до последнего игиловца.

Может, потому заявление Путина о сворачивании операции и стало такой сенсацией.

Основные свои задачи в Сирии, заявил президент накануне, Россия выполнила. Это, конечно, кажется некоторым преувеличением, ведь ИГ (запрещенная в России и многих других странах организация) хоть и терпит одно поражение за другим, но далеко не стерто с лица земли российскими бомбами.

Правда, министр обороны Шойгу рассказал про уничтожение 2 тыс. боевиков, в том числе российского происхождения, но такая арифметическая точность заставляет как минимум задать вопрос о возможности и точности подсчетов в обстановке, в которой это происходило.

Впрочем, ведь никто же всерьез не думал, что победить мировой терроризм можно «огнем и мечом» с помощью бомб. Увы, «игиловцы» и «аль-каеды» (запрещено в РФ), видимо, еще долго будут оставаться большой бедой и угрозой для цивилизованного мира.

Чего же добилась тогда Россия в Сирии? Одна из главных целей в данном случае состояла, по-видимому, в том, чтобы восстановить на новой равноправной основе контакты с Западом, сильно испорченные после Крыма и Донбасса. И эта задача, похоже, с успехом выполнена. Обама с Путиным все время на связи, равно как Лавров и Керри. Перемирие в Сирии — пусть и очень шаткое — было заключено в большой степени благодаря усилиям России.

Пора уже голубю с железными крыльями — спичрайтерам Путина не откажешь в некоторой образности — лететь на родину.

Лететь — и с высоты смотреть на проблемы, которые вынуждены «на земле» решать остальные игроки.

Момент для этого выбран прекрасно. Объяви Россия о выходе из операции несколькими неделями раньше — и ее легко было бы представить державой с большими амбициями и маленькими достижениями. Объяви о том же после вполне вероятного краха заключенного перемирия — тоже не большая заслуга. А теперь она и миру поспособствовала, сыграв важную роль в начавшихся женевских переговорах, и свою армию оберегла, которой предрекали большие потери. А если после всего снова начнутся боевые действия — ну что ж, без нас, значит, не справляются.

А еще — и это тоже немаловажно — американские газеты наперебой обсуждают, переиграл ли Путин в очередной раз Обаму или все-таки нет. Ведь в недавнем своем интервью хозяин Белого дома уверял, что Россия застряла в Сирии как в болоте. А вот и нет. Мало того, что не застряла, так еще заодно ослабила позиции тех кандидатов в американские президенты, которые собирались пугать избирателя расширением российского влияния, приводя в пример Сирию.

Новость о выводе войск, пришедшая в США ранним утром по вашингтонскому времени, кажется почти издевательской. Совсем not completely stupid.

Наконец, России удалось, с одной стороны, укрепить положение Башара Асада, но с другой — не дать ему вернуть Сирию на крыльях наших самолетов. И его положение остается в полной зависимости от оставшихся на территории страны российских военных баз.

Заодно это еще и возможное послание Ирану, который уже непонятно, кто больше: то ли союзник в общей борьбе с Америкой, то ли конкурент на нефтяном рынке. Не хотели договариваться по нефти — воюйте сами.

В общем, момент как нельзя более благоприятный. То, что в иное время выглядело бы поражением или по меньшей мере отступлением, нынче предстает чуть ли не как абсолютная победа.

А вот дальше начинаются проблемы. Прежде всего внутриполитического свойства. Полтора десятилетия российская власть «продавала» избирателям подъем России с колен, два года мобилизует их военной тематикой. Сначала мы присоединяли Крым, потом защищали «русский мир», позже доказывали собственную мировую незаменимость в Сирии. А сегодня первая группа российских истребителей-бомбардировщиков Су-34, участвовавших в операции в Сирии, уже приземлилась под Воронежем. И что дальше?

Не «бомбить же Воронеж», как мрачно предрекают оппоненты власти, считая, что внешняя активность обязательно сменится внутренней?

Проблема в том, что любой взгляд внутрь объективно играет не на руку российскому государству. В этот момент оппозиция особенно легко перехватывает у власти содержательную повестку, а ведь до думских выборов меньше полугода. Это было очевидно в 2011 году, но и два следующих года объединение общества вокруг духовных скреп шло с громким скрипом. А ведь теперь и экономическая ситуация стала не в пример хуже. Впрочем, оппозиции почти не осталось. Так что перехватывать особо некому. Разве что недовольные прорастут прямо из среды довольных, если ситуация будет ухудшаться.

Конечно, хочется надеяться, что новой мобилизующей темой может стать реальная, а не декларируемая борьба с кризисом в экономике. Судя по тревожному ночному совещанию министров экономического блока и новостям, что финансовый нож добрался и до оборонных бюджетов (лишний повод поскорее свернуть войну на «дальних рубежах»), дела в ней совсем нехороши.

Телевизор все меньше убеждает людей, что жить становится лучше, — цены и зарплаты все громче кричат об обратном.

Но, к сожалению, в такой борьбе выглядеть победителем еще сложнее, чем в локальных военных конфликтах.

Экшена может добавить, например, показательная борьба с коррупцией, которую народ точно воспримет на ура. Несколько громких процессов точно сохранят электорат у экранов телевизоров, а заодно сигнализируют слишком увлекшимся «друзьям», что в трудные времена можно и умерить аппетиты.

В любом случае не очень обоснованными кажутся мысли, что, прилетев из Средиземноморья, наш «голубь» отправится в сторону Донбасса. Не для того мы налаживали диалог с Западом, чтобы тут же его сворачивать на этой болезненной для всех теме. Тем более ситуация вроде как начала разворачиваться в нашу сторону. Все больше вопросов копится у западных стран к самой Украине: что за бардак у нее в правительстве, где обещанные экономические реформы и, наконец, пресловутая борьба с коррупцией?

Но здесь кроется определенная опасность. Не вполне понятен уровень реального влияния Запада на Киев, а самое главное, Киева — на собственные вооруженные формирования. И это может стать нашей проблемой.

Операции в Крыму и Сирии в очередной раз показали, что наша армия после реформ заточена на быстрые операции.

Что будет, если кому-то все-таки удастся втянуть ее в затяжной конфликт? Непонятно.

Именно поэтому в стратегическом плане для Кремля принципиально важно как можно скорее снять с себя одежды вождя угнетенных по всему миру и надеть респектабельный костюм посредника. Сейчас для этого, пожалуй, как никогда более удачный момент.