Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Невысокие стандарты

Как поднять профессионализм

«Газета.Ru» 03.12.2014, 20:29
Владимир Любарев, «Турник» Wikimedia Commons
Владимир Любарев, «Турник»

Профессиональные стандарты вполне могут быть основанием для написания должностных инструкций. Но делать их обязательными, заставляя людей работать исключительно по специальности, указанной в дипломе, значит не понимать, как устроен современный рынок труда, и не осознавать, что для экономического развития России гораздо важнее создать культ профессионализма вместо культа лояльности.

Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт. Поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?
Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?
Судья: А вы учились этому?
Бродский: Чему?
Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить ВУЗ, где готовят... где учат...
Бродский: Я не думал, что это дается образованием.
Судья: А чем же?
Бродский: Я думаю, это... (растерянно)... от Бога...

Эта знаменитая запись суда над будущим нобелевским лауреатом Иосифом Бродским была сделана журналисткой Фридой Вигдоровой. Так было в СССР, где главным критерием профессионализма служила запись в трудовой книжке. Нет записи – нет поэта. Советский суд признал Бродского тунеядцем…

В наше время уже трудно представить, как может выглядеть стандарт профессии «поэт», «главный режиссер театра», «композитор», «режиссер-постановщик кинофильма».

А главное — какая комиссия будет определять, имеет ли право человек ставить спектакли, снимать кино, писать стихи или музыку, хотя попытки такие по линии Минкульта иногда делаются. И не обернется ли вновь попытка подвести всех под некие госстандарты запретом на профессии? Хотелось бы надеяться, что нет: проходили уже…

Впрочем, в среду глава комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Ольга Баталина опровергла информацию «Коммерсанта» о том, что с введением стандартов всем россиянам запретят работать не по профессии. Необходимость закона она объясняет тем, что разработанные 20–30 лет назад стандарты безнадежно устарели. Что правда.

При этом замглавы Минкомсвязи Алексей Волин на всякий случай публично выступил против уже разработанных профстандартов для медиаотрасли – и особенно против придания им статуса обязательных: «Мы уверены, что не дело государства определять критерии для приема сотрудников на работу в частные компании. Мы также уверены в том, что главный редактор государственного СМИ лучше Минкомсвязи, Минтруда и всех иных ведомств знает, кто ему нужен и кто не нужен для работы», – подчеркнул он.

Жестко привязывать строчку с графой «профессия» в дипломе к профессиональным качествам работника или руководителя предприятия, даже государственного, – это действительно привет даже не из позапрошлого века, а скорее из сословного Средневековья.

Родился горшечником – им и умрешь. Даже великие композиторы, Гийом Дюфаи или Иоганн Себастьян Бах, не могли покинуть своих сословий. Их процветание вкупе с возможностью творить зависело от расположенности церкви, покровительства герцогов и прочих знатных семейств.

А уж в частных компаниях XXI века насаждать государственные кадровые нормативы тем более странно. Владелец бизнеса отвечает за качество нанятых им работников прибылью и судьбой компании. И уже только потому имеет полное право решать, кого и по каким критериям ему принимать на работу.

Проблема России скорее в торжестве непрофессионализма в целом. Тенденция сознательного принижения роли профессионалов, особенно в госструктурах и бюджетных учреждениях, обсуждается все последние годы.

Появился даже разговорный термин «депрофессионализация», который означает, что служба требует не умений, а лояльности, не эффективности, а сервильности.

Отчасти это можно объяснить и коррупционными схемами: честные профессионалы в таком деле лишь помеха. Не потому ли и в рейтинге восприятия коррупции Россия занимает места ниже 130-го, в самом конце списка.

Вот только моральные качества в требования профессиональных стандартов точно не заложишь.

А попытки создать этические кодексы профессиональных корпораций у нас обычно оборачиваются тем, что их пишут далеко не самые авторитетные люди в своем цехе. В этом смысле рост, а не сокращение независимых от государства – материально, профессионально, интеллектуально и этически – частных компаний безусловное благо для рынка труда и для развития страны.

В России необходимо возрождать культ профессионалов. Осознавая при этом, что способность переучиваться и появление новых профессий (их стандарты не составишь уже потому, что профессии находятся в стадии становления) – главные новые черты на рынках труда цивилизованных стран. Что, кстати, наглядно иллюстрирует реформа здравоохранения в Москве: врачам сегодня выгоднее быть многопрофильными и уметь быстро переучиваться под требования рынка.

Мир все больше и больше отходит от старых практик: вышел по распределению со студенческой скамьи, всю жизнь сидишь на одном деле (хорошо, если не на одном рабочем месте), таким же специалистом и на пенсию выходишь. Наоборот – в 30,40, даже 60 лет становится нормальным переучиваться, получать новые знания и навыки.

Поэтому государству важнее создать не стандарты профессий, а социальные лифты и систему постоянной профессиональной подготовки, переподготовки и перепрофилирования трудовых кадров.

Именно это отличает сегодняшнюю динамичную жизнь от прежних индустриальных ритмов. Любое снижение мобильности на рынке при наличии большого числа вузов, выдающих дипломы о высшем образовании, – тормоз на пути развития страны. Россия же, наоборот, будто хочет вернуться в эпоху, предшествовавшую промышленным революциям, взрыву технологий, расцвету творчества.

…Одной из причин «арабской весны» в Тунисе и Египте стал переизбыток высокообразованных, но нетрудоустроенных молодых людей. В официанты и уборщики на курортах они идти не хотели, а воспользоваться карьерным лифтом и даже просто найти достойную работу не могли, потому что система была замкнута на своих, укоренившихся, имеющих связи.

Особая тема, конечно, профессионализм чиновников. В том числе и тех, кто пишет и будет писать эти стандарты. Сто раз проверено, что хороший главврач не обязательно становится хорошим министром здравоохранения — и наоборот. А хороший юрист – не обязательно хороший премьер или даже начальник юридической фирмы.

Он может прекрасно выступать в суде, но не уметь грамотно подбирать подчиненных. И наоборот – руководитель, что называется, нутром чувствует, куда развиваться и на кого опираться.

И наконец, что в принципе считать профильным дипломом для высших руководителей страны или госкорпораций? Профессия мэра Москвы Сергея Собянина согласно диплому – «Технологии машиностроения, металлорежущие станки и инструменты», а глава «Роснефти» Игорь Сечин – филолог, военный переводчик.

Тут ответ на самом деле простой: госслужащие должны доказывать свой профессионализм через обратную связь с населением. И через выборы. Если, конечно, эти выборы подготовлены и проведены не только теми «профессионалами», для которых лояльность превыше всего.