Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Перешли границу

Послание Путина Федеральному собранию поделило страну на «до» и «после»

__is_photorep_included5954881: 1
Примерно в четыре часа дня по Москве мы все оказались в другом государстве. Не в смысле границ – хотя границы, с точки зрения России, изменились и приросли новыми территориями. Вместе с Крымом мы очутились в стране совсем другой эпохи.

В той России, что осталась позади, мы проводили Олимпиаду, готовились к председательству в «восьмерке» и проведению Чемпионата мира по футболу. В той России строили международный финансовый центр и «Сколково». В той России словосочетание «привлечение инвестиций» произносилось с положительной коннотацией. Там был «креативный класс», который был почему-то против «Уралвагонзавода». Еще были процессы над оппозиционерами и Pussy Riot, «закон Димы Яковлева». Ту Россию критиковали за гомофобию и нарушения прав человека, но уважали за жесткую позицию по Сирии и умение договариваться по важным делам. Та Россия производила милоновых и мизулиных для внутреннего потребления, и продвинутую державу инноваций — для внешнего.

В сегодняшней России больше территорий, но нет гарантий, правил, международного признания.

Сегодняшней Россией правят не двуликие патриоты, противящиеся полному разрыву отношений с Западом и потере виллы в Майами, а миссионеры с Ильиным в головах. Это во вчерашней России в ответ на «акт Магнитского» производят «закон Димы Яковлева», волнующий, похоже, больше россиян, чем западных усыновителей. В сегодняшней России в ответ на «мы, если что, будем искать ваши счета и активы» отвечают в духе «да пошел ты». «Не без гордости обнаружил себя в списке…», «Это такой политический «Оскар», «Наконец-то получил международное признание» — еще полтора года назад подобных комментариев звучать не могло.

Это вчера во власти, около власти и советниками власти можно было работать с чуть отличной от официальной точкой зрения. Это вчера можно было объяснить нежелание лезть на международные баррикады бизнес-интересами и кредитами. Сегодня, если ты не в государственном тренде, ты иностранный агент, даже если речь идет об учебном заведении.

Если ты опасаешься за домик на берегу Средиземного моря, вон из власти: о «национализации элит» предупреждали уже давно, кто не спрятался, тот вор.

Это вчера были «рассерженные горожане», которые иногда недовольны властью и имеют право выбирать губернаторов. Сегодня это «действия некой пятой колонны разного рода национал-предателей». Что будет спустя еще полтора года, пока никто не знает. Может быть, выездные визы, интернет по паспорту? Подобные рассуждения накануне инаугурации на третий срок Путина казались паникой кучки вольнодумцев — но и эти вольнодумцы тогда жили совсем в другой стране.

Законы о гей-пропаганде, о митингах, об НКО — иностранных агентах, досудебные блокировки сайтов, борьба с оппозицией — еще вчера это было неким поддразниванием и пиар-технологией, сегодня это политический тренд. Теперь только иррациональное, духовное и патриотическое, а не меркантильное, денежное и гибкое. Имперские амбиции, ощущение безнаказанности (судя по слабым санкциям), с одной стороны, и изживаемый на глазах комплекс младшего брата («почему нам нельзя, если США такое можно») — с другой. Вместо институтов, развития, договоренностей, сотрудничества. Китай вместо Германии. Таможенный союз вместо Европейского.

И если судить по длящейся уже два дня экзальтации российских граждан и стремящемуся вверх рейтингу Владимира Путина лично, это именно та Россия, которая понятна большинству населения. Воспользоваться ею власть может двояко: забетонировать это чувство, превратив патриотизм большинства в формальность, или все же обратить экзальтацию в энтузиазм, проснувшуюся гордость — в ресурс для развития страны, не забывая при этом об уважении как своих граждан, так и граждан других стран.