Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Коренная розница

Власти опять хотят изгнать мигрантов из храма торговли

«Газета.Ru» 03.09.2013, 21:54
Власть не хочет иметь в торговле мигрантов Антон Буценко/РИА «Новости»
Власть не хочет иметь в торговле мигрантов

Очередное снижение квоты для мигрантов в сфере торговли до нуля, скорее всего, встретит в стране всеобщее одобрение. Вот только никаких выгод, кроме политических, оно не принесет.

Депутат Госдумы Ирина Яровая требует запретить предприятиям розничной торговли нанимать иностранцев. На Камчатке, с которой и началась ее политическая карьера, глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции заявила: «Мигранты не должны работать в торговле».

Противодействие «засилью» приезжих с постсоветского пространства, отнимающих у граждан России рабочие места за кассовыми аппаратами супермаркетов, на стройках и во дворах, стало фактически обязательной темой для любой публичной фигуры. В диапазоне от радикальных критиков действующей власти до самых горячих ее охранителей. Тема удобна еще и потому, что, судя по опыту последних пяти-шести лет, она неувядающая, а непрерывное обращение к ней ведет ко все более широкому отклику в аудитории. Во всяком случае, последние замеры социологов показывают, что наплыв приезжих представляется опасным уже 27% респондентов — это наиболее динамично развивающаяся фобия национального масштаба (прирост за год составил 11%), и грех, конечно, не пользоваться ею при наращивании политического капитала.

Более того, с рациональной точки зрения, перехват этой темы у политического оппонента является совершенно естественным поведением. И ничего, что практика показывает: административный барьер против трудовой миграции, какими бы решительными словами ни сопровождалось его возведение, ситуации на рынке рабочей силы не меняет.

На сегодняшний день в торговле, про которую говорит Яровая, и так действуют достаточно жесткие квоты: в розничных магазинах, в которых продают алкоголь, доля мигрантов среди работников не может превышать 25% (продуктовый безалкогольный магазин же шансов выжить практически не имеет). В аптеках, на рынках, в палатках использование их труда запрещено вовсе. Более того, с 1 апреля 2007 года, после приказа Путина, и до прошлого года нулевая квота действовала и для магазинов.

Нетрудно вспомнить, что эти строгие меры остались исключительно на бумаге. Работодатели торговых сетей и держатели более мелких точек нашли способы обойти запрет — например, нанимая как бы постороннюю фирму, которая и предоставляет необходимый персонал. Зато на бумаге осталась продекларированная цель — изменение ситуации на рынке рабочей силы в пользу российских граждан. Возросшие издержки торговцев, впрочем, были вполне материальным образом покрыты за счет потребителей (то есть тех же российских граждан).

Что же касается вакансий, которые для них должны были открыть эти меры, то они действительно появились, однако так вакансиями и остались. По оценке Ассоциации компаний розничной торговли, в прошлом году в столичном регионе их насчитывалось почти 60 тыс. при общей численности работников отрасли в городе 350 тыс. человек. Другими словами, опыт администрирования притока рабочей силы из-за рубежа в России имеется. И этот опыт, как легко убедиться чисто эмпирически, желающих заменить гостей из Средней Азии на тружеников из-под Калуги и Твери не обнадеживает.

Очевидно, проблема дешевого труда, завозимого оттуда, где имеются его богатые месторождения, элементарными запретами не решается. Это связано не только со стремлением отечественных коммерсантов к сверхвысоким нормам прибыли, но и с качеством контроля — его соотношение с количеством проверяющих опровергает известный постулат о переходе количества в качество. В общем, имеются вполне фундаментальные причины, относящиеся к состоянию общественных и государственных институтов, производительности труда, уровню монополизма и честности конкуренции, по которым этой проблеме обеспечена долгая жизнь.

Что такого случилось на этом фронте, что заставило тщательно следующую всем изгибам политики партии и правительства Ирину Яровую предложить простое и неверное решение? Да ничего особенного. Вряд ли личное стремление нарастить авторитет в глазах широкой публики. Скорее дух времени, в котором оживает потребность власти в популизме, особенно на фоне признания Владимира Путина в том, что розданные им социальные обещания выполнить будет сложно и обывателю следует затянуть пояс. Тут как раз очень уместно показать решительность и непреклонность в борьбе с главным препятствием для народного процветания — понаехавшими операторами кассовых аппаратов.