Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

История без политики

Депутат Госдумы Ольга Тимофеева о социально-культурных задачах единого учебника истории

Ольга Тимофеева 18.04.2013, 17:19
Искаженное представление об истории может прямо и негативно отразиться на поведении подростка Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС
Искаженное представление об истории может прямо и негативно отразиться на поведении подростка

Критики предложения создать единый учебник истории находят в этой идее смыслы, которых в ней не содержится. Например, желание переписать историю в угоду действующей власти.

К сожалению, создание единого учебника истории пытаются излишне политизировать. Из идеи сформировать — исходя из единообразного подхода к преподаванию истории — линейку учебников для разных классов делаются далеко идущие и не всегда обоснованные выводы.

В этой инициативе находят смыслы, которые в ней изначально не содержались. Критики такого предложения, например, уверенно заявляют, что в изложении истории теперь обязательно будут обходить острые углы, сглаживать противоречия, замалчивать ошибки и неудачи, легитимировать тоталитарные и репрессивные методы управления.

Оппоненты исходят из ошибочной посылки, будто бы в угоду действующей власти принято решение переиначивать историю страны. И для этого авторы единого учебника примутся восхвалять, вычищать, оправдывать или осуждать. Но это вовсе не следует из слов Владимира Путина, который высказал данную идею. Он говорили как раз об обратном. На конференции Народного фронта в Ростове-на-Дону президент еще раз заявил, что «учитель… обязан в ходе изучения школьного материала доносить до учеников разные точки зрения по трактовкам в отношении конкретных событий нашей истории». Согласитесь, из этих слов никак не следует, что не надо показывать всю версионность истории, что нельзя показывать развилки и противоречия, что эта учебная дисциплина должна стать набором жестких догм.

На самом деле очевидно, что ставится задача вовсе не политическая, а социально-культурная. Задача формирования внутренне непротиворечивой системы знаний для школьников.

В российской исторической науке последние десятилетия шел процесс масштабного переосмысления многих событий, открывались многие доселе неизвестные или тщательно скрываемые страницы отечественной истории. Возникла целая гроздь линий и течений, которые в необработанном виде выплескивали на головы учеников потоки разноречивых фактов.

Обилие противоречивой информации чревато тем, что школьник будет просто терять интерес к этой науке, потому что он перестает ее переваривать и воспринимать. Выбирая из десятков написанных без единой концепции учебников книги по вкусу родителей или преподавателей, неподготовленный учащийся может оказаться в состоянии интеллектуального ступора (если, конечно, он всерьез будет относиться к полученной информации). Может, например, получиться, что школьник, прочтя в третьем классе о Ледовом побоище, в девятом узнает, что никакого побоища не было, потому что на его месте никаких доказательств тому не было не найдено. И что это не факт, а, как считают некоторые ученые, всего лишь миф, изложенный в житии Александра Невского.

Какой-то единый подход в исторической науке должен быть, это очевидно. Ведь он же существует в других науках: математике, физике, биологии. И изучающий в начальных классах арифметику ученик не получит через пару лет какое-то альтернативное знание из алгебры.

Или, начав изучать законы механики с помощью дифференциальных уравнений, молодой человек не увидит что-то совершенно противоречащее тем законам, которые узнал в детстве.

Один из противников идеи единого подхода в преподавании истории школьникам привел слова историка Леонида Баткина из его последней книги, посвященной Жан-Жаку Руссо, о том, что человеческая личность развивается, только постоянно находясь в диалоге с известными ему современными или давно ушедшими людьми, идеями, мировоззрениями… Но если пустить преподавание истории на самотек, диалога может и не получиться. Искаженное представление об истории может самым прямым и негативным образом сказаться на поведении подростка.

Одна из опасностей — нетолерантное отношение к старшему поколению, которое иначе оценивает тот или иной режим.

Другая еще большая опасность связана с региональной компонентой в изложении истории. Если не будет единого подхода в оценке прошлого и настоящего народов нашей страны, у школьника может появиться искаженный взгляд на взаимоотношения этносов, возникнуть представление о превосходстве одних этнических групп перед другими. Со всеми вытекающими печальными последствиями. Если же молодым людям попадают учебники с несбалансированным отношением к той или иной религии — будет труднее предотвращать межэтнические и межконфессиональные конфликты.

Единый учебник истории — это еще и профилактика различных проявлений нетерпимости, нетолерантности, экстремизма. История — умно и объективно изложенная — сама по себе способна давать уроки морали и нравственности.

Без сомнения, забывать об уроках прошлого нельзя. Их необходимо усваивать и делать выводы. И прежде всего — научиться слышать друг друга, не передергивать факты, искать точки соприкосновения, те общие ценности, которые будут приниматься и разделяться всеми гражданами страны, невзирая на то, какая на дворе эпоха или власть в Кремле.

Автор — депутат Госдумы от «Единой России», член комитета по информационным технологиям и связи, участник «Общероссийского народного фронта»