Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Зачистки на дальних подступах

Александр Кынев о том, как регионы готовятся к сентябрьским выборам

Александр Кынев 19.03.2013, 11:11
Кирилл Лебедев

Власть активно занята подготовкой к сентябрьским выборам, которые в отличие от выборов прошлой осени пройдут в сложных для нее регионах. Это заставляет уже сейчас проводить законодательные правки на местах и давить на тех, кто может помешать добиться плановых результатов, — оппонентов и независимых наблюдателей.

Менее полугода осталось до сентябрьских региональных выборов, и подготовка к предстоящим выборам, хотя федеральная пресса о ней почти не пишет, уже идет вовсю. И многие происходящие события объясняются именно этой кампанией, которая пока в основном в центре внимания СМИ, региональных и местных. Помимо переговоров и элитных разводок по поводу потенциальных кандидатов на различные посты на местах активно правят законодательство в удобном для себя ключе. Так, целый ряд городов вместо двухтуровой системы, когда в первом туре нужно набрать больше половины голосов, вводят систему «простого большинства», где для победы хватает перевеса даже в один голос, именно так уже произошло во Владивостоке и Абакане. Несмотря на все разговоры про возвращение к выборам мэров населением, на деле продолжается обратный процесс. Так, в Магадане назначены общественные слушания по отмене прямых выборов мэров, началась отмена прямых выборов мэров по городам и районам Самарской области. Не лишним будет напомнить, что именно сейчас Госдума завершает принятие закона, позволяющего отдельным регионам вместо даже крайне управляемых прямых выборов губернаторов проводить их «избрание» региональными парламентами из предложенных президентом трех кандидатур. Принятие закона сейчас позволит регионам поправить свои законы до формального старта избирательной кампании, ведь среди тех 8 регионов, где в сентябре должны пройти прямые пока выборы главы территории, в частности, Ингушетия.

Еще одно из направлений этой предварительной подготовки к выборам — превентивная обработка оппонентов и тех, кто занимается независимым наблюдением за выборами.

«Правильные выборы» — деморализованная оппозиция и ослабленный контроль

На этот раз процесс, похоже, идет по принципу «готовь сани летом»: власти пытаются надавить на всех, кто может помешать им добиться «плановых» результатов выборов, заранее. Еще до официального старта кампании, когда на это вроде бы меньше обращают внимание, начинают запугивать общественников, способных заниматься независимым контролем на выборах.

Недавно представители Минюста сообщили, что ведомство завалили анонимными просьбами проверить ассоциацию «Голос» и Левада-центр на предмет иностранного финансирования. Почти одновременно депутатский запрос о том, что «Голос» якобы нарушает закон об НКО, направил депутат от ЛДПР Владимир Овсянников. Спустя несколько дней налоговая инспекция удивительно синхронно и одновременно приступила к очередной внезапной проверке региональных организаций «Голос» («Голос-Сибирь», «Голос-Поволжье», «Голос-Урал»). Затем правозащитная ассоциация «Агора» сообщила, что Генпрокуратура поручила прокуратуре Москвы вместе со специалистами из Федеральной налоговой службы (ФНС) и Минюста проверить десятки некоммерческих организаций «на предмет исполнения действующего законодательства». Только что в Самарской области налоговая разослала повестки на налоговый допрос тем, кто работал на выборах представителем газеты «Гражданский голос» по договорам возмещения за «шикарные» 1265 рублей за время, потраченное на работу в избирательных комиссиях. Люди работали по официальным договорам, с доходов были уплачены налоги — для чего их теперь таскают по налоговым? Наверное, чтобы больше вообще никуда не ходили.

Одновременно продолжается давление на системную оппозицию, которая вроде бы и так не блещет в последнее время смелостью и, занимаясь электоральным самоуничтожением, сдает наиболее раздражающие оппонентов фигуры.

Однако, если внимательно посмотреть, мочат не только тех, кто ходит на оппозиционные митинги. Один из оказавшихся под ударом — депутат Государственной думы РФ Олег Михеев. Ему далеко по публичной известности Геннадия или Дмитрия Гудковых, однако именно Михеев одна из ключевых фигур в организации наиболее удачных избирательных кампаний партии «Справедливая Россия» последних лет.

Видимо в этом и стоит искать смысл неприятностей публично, казалось бы, лояльного Михеева. СМИ Свердловской области активно пишут про уголовное дело в отношении заместителя главы Октябрьского района Екатеринбурга Виктора Буркова, старшего брата депутата Госдумы РФ от «Справедливой России» Александра Буркова. В чем тут дело? В сентябре выборы главы Екатеринбурга и городской думы, а в декабре 2011 года на выборах Госдумы на территории Екатеринбурга «Справедливая Россия» выступила сверхуспешно, обойдя «Единую Россию» и заняв первое место. Это был ее лучший результат по стране среди всех крупных городов. Фактически «мочат» всех, кто способен вести эффективную электоральную борьбу.

«Зона максимального риска»

Откуда такая нервозность? Ответ прост. По иронии судьбы, сам список регионов, в которых проходили ключевые региональные выборы в октябре 2012 года, был для власти очень удобен и фактически заранее предвещал ее уверенную победу. Саратовская, Пензенская области, Краснодарский край — это зоны устойчивого электорального контроля и часто «аномальных» результатов. Ожидать всерьез, что местным административным машинам оппозиция сможет что-то противопоставить, изначально было наивно. Нет сильной оппозиции несколько лет и в Сахалинской области, а фактический провал власти в Северной Осетии, регионе не самом крупном, был федеральной прессой замечен мало. Губернаторские выборы даже в сложных регионах были зачищены заранее. На муниципальных выборах СМИ, не обращая внимания на аналитиков, вместо тех кампаний, где у оппозиции были реальные шансы, тратили почти все время на заранее безнадежную кампанию на выборах в Химках, которые играли роль «дымовой завесы» для иных выборов. Усталость избирателей после федеральных выборов, отсутствие фактического внимания прессы в сочетании с технологиями минимизации явки основной массы избирателей при мобилизации привычными технологиями узкой группы избирателей административно зависимых сделали свое дело: низкая в большинстве регионов явка работала на «партию власти». Подобный результат, отчасти запрограммированный самим списком регионов, где проходили основные выборы, создал среди чиновников ощущение, что в 2012-м они все делали правильно, идут «верной дорогой», и они, закусив удила, продолжили работу в стиле «взбесившегося принтера».

Однако в сентябре 2013 года список регионов будет совсем другим, намного более представительным, и доминировать на этот раз будут регионы, для власти очень сложные.

И если октябрь-2012 заранее можно было прогнозировать как повод федеральным кураторам выборов заявить о своей правоте, то сентябрь-2013 может привести совсем к другим последствиям — поискам виноватых и ответственных, в ходе которого кого-то могут и уволить. Чтобы избежать этого, и затевался перенос выборов с октября на сентябрь (чтобы явка реальных избирателей была пониже). Превентивный прессинг оппозиции и общественников шел тоже ради этого.

Даже если оставить в стороне зарегулированные до невозможности губернаторские выборы, то одних только выборов региональных парламентов в сентябре будет 16.

Если обратиться к электоральной истории, то по итогам декабря 2011 года (да и не только по ним) к группе регионов с выраженными протестными настроениями, среди тех, кто будет в сентябре 2013 избирать региональные парламенты, относятся следующие. Архангельская область (31,9% за «Единую Россию» в декабре 2011-го, по официальным данным, по остальным регионам также указан процент за ЕР на последних выборах Госдумы РФ), Владимирская (38,27%), Иркутская (34,93%), Смоленская (36,23%), Ярославская (29,04%) области. В некоторых из этих регионов имеются устойчивые сильные оппозиционные организации или отдельные лидеры. Хотя, конечно, в ситуации всегда есть динамика. Так, скончался многолетний лидер коммунистов входящего в Архангельскую область Ненецкого АО Леонид Саблин, который на региональных выборах округа и области лично обеспечивал КПРФ в округе немало голосов, новый же глава Архангельской области Игорь Орлов оказался явно неудачным назначенцем. Вероятно, будет пытаться проводить по жесткому сценарию выборы в Иркутской области новый губернатор Сергей Ерощенко, так зачищено в минувшем году было прежнее руководство регионального отделения «Единой России». Однако, видимо, и без содействия «Гражданской платформы» здесь тоже не обойдется, учитывая давние связи Ерощенко и Прохорова. Так, в «Гражданскую платформу» в области уже пошли некоторые бывшие «эсеры», и, видимо, к ним добавятся некоторые бывшие единороссы. Несомненно, изменит расклад во Владимирской области предстоящее назначение нового губернатора.

В Ивановской области у «Единой России» было всего 40,12%, однако в этом регионе все региональные и местные выборы последних лет при Михаиле Мене проходили с большими проблемами, и не будет удивительным появление электоральных странностей и на выборах предстоящих. Есть ресурсы для ужесточения прессинга власти в отношении оппонентов и в Хакасии (40,13% за ЕР) при всем сложном социально-экономическом положении региона. И, наоборот, наверное, тяжелее, чем раньше, будет власти в Забайкальском крае (было 43,28% за ЕР): в этом традиционно депрессивном периферийном регионе не только назначен губернатор-«эсер», но и прежняя региональная элита недовольна назначением «варяга».

Жесткой борьбой различных элитных групп влияния, построенных по персоналистскому, географическому и отраслевому признаку, всегда отличались выборы в Якутии (49,16% за ЕР в декабре 2011-го). Похожая ситуация в Бурятии (49,02% за ЕР в декабре 2011-го), где мало того, что имеются сильные организации КПРФ и «Справедливой России», так еще и бывший до недавнего времени мэром Улан-Удэ Геннадий Айдаев присоединился к «Гражданской платформе».

Зона административного контроля и «калмыцкий прецедент»

Из 16 регионов заведомо нет опасений у власти лишь в трех. Это традиционные зоны электорального контроля Башкирия (70,5% за «Единую Россию»), Кемеровская область (64,24%) и, разумеется, Чечня (абсолютный рекорд — 99,48% за ЕР, по официальным данным).

Особняком стоит Калмыкия (66,1% за «Единую Россию» в декабре 2011-го), которая раньше, несмотря на прежние скандалы и конфликты, традиционно относилась к зоне для власти в целом безопасной. За полтора года ситуация в этом регионе от постепенного привыкания к новому губернатору сменилась жесточайшим элитным кризисом, когда в оппозицию бывшим соратником Илюмжинова Алексеем Орловым оказались вытеснены иные сторонники прежнего главы региона. За минувший год помимо многочисленных скандалов регион пережил хаос в борьбе за контроль над Элистой с двумя параллельными администрациями и попытками захвата мэрии, а теперь еще и конфликт за формирование избиркомов, все это усугубляется сложным социально-экономическим положением. Перед предстоящими выборами народного хурала сначала новый глава Калмыкии добился формирования удобного для себя республиканского избиркома, теперь идет борьба за нижестоящие комиссии: после того как горизбирком Элисты принял решение о формировании участковых избиркомов, на 49 участках председателями комиссий стали представители оппозиционных партий («Справедливой России», «Гражданской платформы», «Правого дела»), республиканский избирком признал работу горизбиркома неудовлетворительной и отменил решения комиссии, а ее председателя отправил в отставку. Также председатель республиканского избиркома Александр Дикалов заявил журналистам, что теперь республиканская комиссия сама сформирует состав УИКов, «подобрав достойных людей».

Даже если этими «достойными людьми» в Калмыкии будут в итоге заполнены участковые комиссии, сложно представить, как в таких условиях власти смогут без скандала выйти на «плановые» результаты. Теоретически федеральный центр может попытаться спасти электоральную ситуацию или внезапной кадровой рокировкой а-ля Дагестан, или, например, параллельным выдвижением Илюмжинова во главе списка «Единой России» в хурал с временным сохранением Орлова главой республики (нечто похожее было в 2011 году в Пермском крае, когда территориальную группу в списке партии власти в Госдуму возглавил бывший губернатор Юрий Трутнев, а Олег Чиркунов шел в ЗС). Впрочем, и «параллельный» сценарий чреват продолжением скандалов. Сомнительно, что в ближайшей перспективе рассыпавшийся на воюющие кусочки калмыцкий элитный политпейзаж центру удастся собрать назад.

Середняки

К «средней» зоне, где власть в целом сохраняет рычаги электорального контроля, несмотря на отдельные проблемы, можно отнести Ростовскую область (50,22% за «Единую Россию» в декабре 2011 года). После замены губернатора из зоны электоральной аномалии в условиях скептического отношения к нему ряда представителей местных элит область стала приближаться к регионам, где выборы больше похоже на выборы, а не на красивый ритуал. При существенных протестных настроениях нет сегодня сильной оппозиции в Ульяновской области (43,56% за «Единую Россию»). При определенном административном напряжении в средней зоне из вышеперечисленных могут оказаться Хакасия и Ивановская область.

Муниципальный фронт

Помимо названных выборов региональных парламентов в сентябре будет и ряд важных муниципальных выборов. Если в Воронеже, скорее всего, на выборах мэра значимой интриги не будет (есть заведомый фаворит), так же как во Владивостоке вероятнее всего победа действующего мэра Игоря Пушкарева, если против него не будет разыграна внутриэлитная интрига, то

одной из самых интересных обещает стать кампания в Екатеринбурге. Здесь не только предстоит избрать главу города, но и городскую думу по смешанной системе.

Есть целая когорта потенциальных кандидатов, и ключевая интрига зависит от того, поддержит ли областная администрация кандидата городской (вероятно, заместителя главы администрации Александра Высокинского) или же начнется межэлитный конфликт и конкуренция админресурсов, что может открыть дорогу победе «третьей силы». Пройдут также выборы мэров Петрозаводска, Вологды, Хабаровска (и пока не ясна судьба Магадана). В Великом Новгороде, Абакане, Майкопе одновременно будут избираться и мэр, и местный совет. В пяти региональных центрах — Белгороде, Рязани, Волгограде, Тюмени, Кызыле — будет избран новый совет, который изберет главу города из своего состава. Ужесточает интригу в Архангельске и Якутске одновременное избрание не только регионального парламента, но и городских депутатов. Учитывая интригу прошлогодних выборов мэра, интересными могут быть выборы горсовета Красноярска.

Предварительно, не менее ста муниципальных кампаний пройдут вместе с выборами губернатора Московской области.

Загадки ближайшего времени

Несомненно, пока в предстоящей кампании остается много неясного. В частности, непонятным остается, насколько серьезно на этот раз будет готова бороться за успех системная оппозиция или же она продолжит игру в поддавки последнего времени. Мало иметь шанс на успех, нужно быть готовым им воспользоваться. Учитывая солидный перечень регионов, политические последствия с точки зрения восприятия серьезности шансов партий на региональных и федеральных выборах следующих лет будут серьезными.

Неясным остается и то, как сама власть будет решать имеющиеся проблемы — «чужепартийных» (Иркутская, Смоленская области, Забайкальский край) и откровенно непопулярных и неудачных губернаторов (Калмыкия, Архангельская область).

Более детальный анализ перспектив развития предвыборной ситуации нужно будет делать тогда, когда станет ясно, кто же возглавит по регионам списки конкретных партий.

Автор — руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики.