Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Поставили на счетчик

Повышение налоговой нагрузки для самозанятых предпринимателей приведет к сокращению их числа

Олег Леонов 04.12.2012, 12:14
С нового года самозанятые предприниматели отдадут Пенсионному фонду вдвое больше iStockPhoto
С нового года самозанятые предприниматели отдадут Пенсионному фонду вдвое больше

Столь суровой фискальной разверстки для представителей микробизнеса не было со времен военного коммунизма или эпохи рэкетиров 90-х годов.

На днях Госдума утвердила двукратное увеличение страховых взносов для самозанятых индивидуальных предпринимателей.

В следующем году предприниматели, не использующие труд наемных работников, вместо 17 208 рублей должны будут уплатить в Пенсионный фонд и фонды медицинского страхования 35 665 рублей взносов.

На представителях малого бизнеса новые ставки скажутся по-разному. Это связано с тем, что взносы взимаются в фиксированной сумме и не зависят от уровня доходов, а доходы могут различаться более чем на два порядка. Примечательно то, что для предпринимателя, получающего 10 миллионов годового дохода, сумма платежей не возрастет или увеличится лишь незначительно и такой человек предстоящих изменений не заметит вовсе.

Иная картина для предпринимателей с небольшими доходами. Если человек имеет доход в среднем по 5—8 тысяч в месяц (после оплаты необходимых расходов, но до налогообложения), то на взносы должно пойти от 35 до 60 процентов дохода. При использовании упрощенной системы налогообложения «доходы минус расходы» суммарная доля изъятий будет еще выше, т. к. с остатка после уплаты взносов нужно еще уплатить и налог.

Чем меньше доход, тем выше доля изъятий в бюджет. В итоге получилась перевернутая прогрессивная система обложения взносами с запредельными ставками.

Столь суровых условий фискальной разверстки не было, наверное, со времен военного коммунизма. Разве что вспомнить рэкетиров 90-х годов. А как еще можно назвать происходящее?

Разумеется, сегодня у предпринимателя есть право бросить занятие бизнесом, обратиться на биржу труда и ждать создания обещанных к 2020 году властями 25 миллионов рабочих мест. Однако обещаниями сыт не будешь.

Чем же мотивирована идея удвоения взносов? Правительственные чиновники утверждают, что действующие сегодня взносы для самозанятых предпринимателей не компенсируют затрат на причитающиеся им в дальнейшем «полноценные пенсии» и для достижения баланса следует увеличить взносы в 5—7 раз. Если бы даже это было так, нужны ли предпринимателям пенсии такой ценой? Тем более что многие из них пенсию заслужили еще до начала своей предпринимательской деятельности. Кроме того, после удвоения платежей условный баланс все равно не достигается, а справедливость явно нарушается, ведь при доходе в 100 тысяч рублей доля изъятий в бюджет на порядок больше, чем при доходе 10 миллионов. Нельзя устанавливать фиксированное бремя платежей, если доходы плательщиков различаются в сотни раз. В мире давно выработали рациональные подходы к подобным ситуациям: введение необлагаемого минимума доходов, умеренные ставки в зависимости от дохода.

В 1998 году Конституционный суд рассматривал весьма близкое по сути дело. В то время также были в несколько раз увеличены страховые взносы для индивидуальных предпринимателей, и такое увеличение было признано не соответствующим Конституции. В решении суда было сказано, что при установлении взносов требуется учитывать способность гражданина к уплате страхового взноса в зависимости от его дохода.

Чрезмерное повышение взносов и создание худших условий по сравнению с другими плательщиками (например, наемными работниками) является дискриминацией.

В принятом на днях законе содержится очевидная дискриминация. Например, в 2013 году за наемного работника, получающего заработную плату в размере одного МРОТ (с 1 января 2013 года — 5205 рублей) должно уплачиваться вдвое меньше взносов, чем обязан платить индивидуальный предприниматель с такими же доходами. Про более обеспеченных коллег-предпринимателей уже было сказано чуть выше.

К сожалению, при принятии решения никто не озаботился оценить его последствия. Сложившаяся сегодня практика принятия законов вообще не предполагает подготовку финансово-экономических обоснований, изучение статистики, и подавляющее число решений принимается «на глазок». К проектам законов обычно не прилагается детальных расчетов, а депутаты в массе своей ни о чем таком особо и не спрашивают. Большинству, видимо, довольно одного расчета — угодить начальству, которое также не слишком усердствует в размышлениях.

Правительство считает, что повышенные взносы помогут залатать дыру в бюджете Пенсионного фонда (ПФР), но вот с размером предлагаемой «заплатки» что-то не задалось.

Взносы от 2,9 млн работающих сегодня самозанятых индивидуальных предпринимателей могут теоретически дать максимальную прибавку около 50 млрд рублей, что составляет менее 1 процента доходов Пенсионного фонда. Причем система налогов и взносов устроена так, что значительная часть предпринимателей зачтут взносы в счет налогов или затрат, поэтому основная прибавка доходов Пенсионного фонда образуется за счет уменьшения доходов региональных бюджетов. Практически все увеличение страховых взносов в нынешнем виде — это межбюджетный трансферт, когда средства перераспределяются из региональных бюджетов в бюджет ПФР. Т. е. за тех, кто получает 10 миллионов дохода, страховые взносы почти целиком заплатят региональные бюджеты.

Единственные, для кого фискальная нагрузка резко возрастает и кто должен будет, по правительственному замыслу, затыкать дыру в бюджете непосредственно из своего кармана, — это представители микробизнеса. По самым скромным оценкам, число таких предпринимателей превышает 100 тысяч. Если даже предположить, что эти люди не бросят свою деятельность и будут самоотверженно отдавать по 60 процентов своих доходов, то все вместе они внесут дополнительно лишь 1,8 млрд рублей, или 0,03 процента доходов ПФР.

Но даже эти дополнительные доходы носят гипотетический характер и получаются примитивным умножением собираемых сегодня взносов на два. На практике может оказаться несколько иначе. Предприниматели – люди рациональные, поэтому часть из них обязательно откажутся вести деятельность в столь кабальных условиях. Если это сделает только половина из упомянутых 100 тысяч предпринимателей, то бюджет вообще не получит от этих людей дополнительных доходов и никакую «дыру» ими не залатать. Например, в Ульяновской области размер среднегодового оборота самозанятых граждан составляет 62 тысячи рублей, т. е. доля взносов для большей половины предпринимателей превысит 60 процентов дохода. Посмотрим, сколько из них останется к концу следующего года.

Чего ради тогда все затеяно? Если не хватает именно 1,8 млрд, то можно было бы провести ревизию бюджетных расходов и сократить неэффективные. Для начала следовало отменить рассылку бессмысленных «писем счастья», на которые ежегодно затрачиваются сопоставимые средства. Не мешало бы попутно разобраться с воровством.

Хотелось бы еще попутно спросить: как так получилось, что специальные налоговые режимы и фиксированные взносы, которые вводились в первую очередь для самых «маленьких», оказались совершенно непригодны как раз для микробизнеса?

Когда рассматривался законопроект, увеличивающий страховые взносы, сотни предпринимателей обращали внимание властей на очевидную несправедливость внесенных предложений, на несоразмерность увеличения взносов для людей с небольшими доходами, делающую их деятельность экономически нецелесообразной. Однако государственные деятели, произносящие проникновенные речи по телевизору и люди, принимающие практические решения, как оказалось, совершенно разные люди.

Когда к главе государства обратились с этой проблемой, он заявил, что вопрос нужно решать, а власти должны стремиться к повышению доли малого бизнеса в ВВП, и (…) одобрил повышение взносов. Вероятно, в его глазах это как раз та мера, которая увеличит долю малого бизнеса. Президент решил: пусть платят, а пока дал поручение министрам подумать над возможностью сокращения платежей. В этом году, как сказал президент, ситуацию исправить не получится, потому что бюджет уже рассчитан и там этого не учтено.

Здесь возникает два вопроса. Во-первых, если решение плохое, а министры плохо подумали, не учли интересы граждан и не справляются со своей работой, то почему по сложившейся недавно практике им не только не объявлен выговор, но их деятельность даже получила одобрение первого лица государства? Во-вторых, если они не умеют грамотно настроить пенсионную систему и правильно посчитать бюджет, то почему за это должны расплачиваться граждане, а не сами счетоводы?

Как бы то ни было, но поход к президенту привел к печальным последствиям. Визит не только не помог решить проблему, но и закрыл всякую возможность ее решения. Кто бы после вынесения высочайшей резолюции осмелился поступить иначе?

Вся эта история иллюстрирует деформацию государственного устройства. С вершины вертикали сигналы распространяются в режиме свободного падения, поэтому любая брошенная оттуда глупость долетает до голов граждан безо всякой задержки.