Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Выборы статус-кво

Выборы в Раду не изменили соотношение сил между властью и оппозицией

Аркадий Мошес 30.10.2012, 12:37
Аркадий Мошес ИТАР-ТАСС
Аркадий Мошес

Выборы в Верховную раду ничего кардинально не изменили. Власть будет контролировать парламент, который и так контролировала, но превратить его в место не для дискуссий не сможет. Оппозиция выстояла, но научится ли она выдвигать внятные требования к власти, неясно.

Интрига украинских парламентских выборов изначально не сводилась к их математическим результатам. К процентам, полученным партиями, и конкретным личностям, вошедшим или не вошедшим в состав Верховной рады. К исходу борьбы за второе место между традиционной оппозицией, объединившейся под брендом «Батькивщины» и формальным лидерством Арсения Яценюка, и претендовавшим на роль новой силы УДАРом Виталия Кличко. К логичному в бедной стране во время экономического кризиса возрождению коммунистов и к обстоятельно подготовленному прорыву в парламент националистов. И тем более к запрограммированному успеху Партии регионов. Ее победа на выборах по партийным спискам была точно предсказана социологами. В том же, что касается одномандатных округов, то и без всякой социологии, из простого житейского опыта ясно, что с наличным административным и финансовым ресурсом иного исхода было просто не дано.

По большому счету, интрига выборов состояла и все еще состоит в том, смогут ли Виктор Янукович и его ближайшее окружение использовать результаты голосования таким образом, чтобы демонтировать созданную ранее в стране систему избирательной демократии и превратить нынешнего президента в несменяемого властителя Украины.

Иными словами, выиграют ли они выборы за отмену всех будущих выборов.

В принципе, с технической точки зрения такая возможность создана. Разумеется, до окончания подсчета голосов можно только приблизительно представить себе численность фракции Партии регионов, но вряд ли она окажется меньше 200 «штыков» из 450, а функционеры партии заявляют уже и о собственном большинстве. Если добавить к этому союзных «регионалам» коммунистов, станет ясно, что до конституционного большинства – рукой подать. Методы привлечения недостающих голосов на сторону власти в украинском парламенте при Януковиче были отработаны до совершенства, и если на кону будет стоять президентская власть, скаредничать нет смысла – все равно выйдет дешевле, чем полноценная избирательная кампания в 2015 году. Сколоченное большинство должно будет законодательно заменить прямые президентские выборы голосованием в парламенте, а конституционный суд признает второй срок Януковича первым.

И тогда, собственно, до 2025 года можно ни о чем не беспокоиться. Сценарий этот много обсуждался наблюдателями накануне выборов, и нет никаких сомнений в том, что и политики относятся к нему со всей серьезностью.

Но в том-то и дело, что технологическая возможность повести себя так или иначе не равнозначна политической. Партия регионов не получила таких результатов, которые могли бы выдать строительство «Украины Януковича» по модели России Путина за выбор, легитимный в глазах граждан. Трети голосов, отданных за регионы – и это в условиях, когда оппозиция делала только первые, и не всегда удачные, шаги по преодолению раздробленности, а ее признанный и харизматичный лидер Юлия Тимошенко находилась в заключении, явно недостаточно для создания полноценного режима личной власти. Личной власти человека, добавим, который на прошлых президентских выборах даже во втором туре не получил поддержки большинства населения.

В ближайшее время Януковичу придется вести борьбу как минимум на трех фронтах. И не похоже, чтобы хотя бы на одном из них его ожидал легкий триумф, в то время как поражения будут и далее подрывать легитимность его второго, и тем более повторного первого срока.

В экономике положение Украины далеко не блестяще. Европейский банк реконструкции и развития только что снизил прогноз экономического роста страны на 2013 год до 1%, но вполне вероятно, что никакого роста не будет вообще. Золотовалютные резервы Украины снижаются, а перспектива получения новых кредитов неясна. Сваливать все неурядицы на предшественников после нескольких лет пребывания у власти становится все более неудобным, а

объяснить, каким образом преодолению экономических проблем может способствовать дальнейшее выведение президента из-под прямого контроля избирателей, не сможет, наверное, и самый убедительный пропагандист.

Вряд ли перспектива профинансировать «проект» окажется по нраву владельцам крупных украинских бизнес-империй. Спору нет, до сих пор особой публичной фронды в рядах украинских олигархов не наблюдалось. Чаще они либо лично, например Петр Порошенко, чьи медиаструктуры сыграли заметную роль в «оранжевой революции», либо через своих представителей присоединялись к победителю и даже входили в действующий кабинет министров. Но это не значит, что они всем довольны. Одним администрация Януковича не обеспечила дешевого российского газа. Другим разрушила планы нарастить экспорт в результате не подписанного из-за приговора Тимошенко соглашения о свободной торговле с ЕС. Третьим не нравится стремительный взлет нового украинского олигарха – сына президента Александра Януковича. В конце концов, у оппозиции, несмотря ни на что, все-таки хватило средств на избирательную кампанию, и, стало быть, все яйца в президентскую корзину крупный бизнес складывать не спешит.

В этом контексте не стоит забывать, что на Украине олигархи играют роль большую, чем в каком-либо другом государстве постсоветского пространства. Пару лет назад в Киеве любили рассказывать историю о том, что президент Янукович якобы спросил одного крупного бизнесмена, известна ли тому фамилия «Ходорковский». На что собеседник в ответ поинтересовался, знает ли президент фамилию «Кеннеди». История, возможно, и не имела место в действительности, но она, тем не менее, служит хорошей иллюстрацией. Война с властями, несомненно, плоха для бизнеса, но полное подчинение им означало бы для украинских бизнес-магнатов потерю статуса. Так что за «голосами» бизнеса в Раде стоит следить особенно пристально.

Наконец, у Януковича очень невыгодная внешнеполитическая позиция. Давление со стороны России по газу и Таможенному союзу ощутимо нарастает, но использовать этот фактор для мобилизации населения вокруг фигуры лидера невозможно.

Половина избирателей после харьковских соглашений считает президента не препятствием, а проводником чужого влияния – а тут еще похищение в Киеве российского оппозиционера и невнятная официальная реакция по этому поводу. А вторая половина – наоборот, искренне не понимает, что вообще плохого в геополитическом сближении с Россией, потому что в отличие от самого президента и крупного бизнеса воспринимает понятие государственного суверенитета все еще достаточно абстрактно. Какая уж тут атмосфера осажденной крепости. Запад, в свою очередь, отказывается «проявлять понимание». Януковича, конечно, пока еще не поставили на одну доску с Лукашенко, но никто и не дает гарантий, что этого не произойдет никогда.

Поэтому, похоже, эти парламентские выборы ничего кардинально не изменили. Власть будет вроде бы контролировать парламент, который и так контролировала, но превратить его в место не для дискуссий не сможет. Оппозиция выстояла и получила новые перспективы, но научится ли она разговаривать единым голосам и выдвигать внятные и понятные людям требования к власти, неясно. Так что, скорее всего, через два с небольшим года жителям Украины придется еще раз идти на выборы — с намного менее предсказуемым результатом, чем прошедшие.

Автор — директор исследовательских программ по «Восточному соседству» ЕС и России Финского института международных отношений.